Доступность ссылки

Из Крыма во Вьетнам: новый «эпизод» фестиваля KaZантип


Роман Зеленый

Во Вьетнаме приближается к кульминации фестиваль Epizode – преемник крымского KaZантип-а. Самый известный на постсоветском пространстве оупен-эйр был вынужден окончательно покинуть полуостров после того, как его запретили подконтрольные России местные власти. Корреспондент Крым.Реалии побывал на вьетнамском острове Фукуок и больше недели наблюдал за тем, как организаторы и сотни фанатов фестиваля пытались воссоздать там атмосферу родины KaZантип-а – села Поповка.

На часах 16:00, и на западном побережье вьетнамского острова Фукуок начинает постепенно спадать жара. Летом тут бушуют проливные дожди, а начало января – это пик высокого сезона. Термометр в эту пору даже ночью не опускается ниже 24 градусов.

Молодые люди, переговариваясь на русском, заходят в тоннель, сконструированный из бамбуковых прутьев. Так выглядит вход на фестиваль электронной музыки Epizode – переименованный KaZантип. Среди посетителей, заходящих в бамбуковую арку, много парочек в ярких костюмах. По тоннелю вышагивает высокий бородатый парень в костюме розовой феи и держит за руку свою спутницу. На ней полупрозрачное платье, через которое просвечивается черный купальник-бикини и розовые рваные чулки.

Брак на одну ночь

Среди посетителей не случайно так много пар в ярких нарядах. Сегодня на KaZантип-е день свадеб. Любым желающим предлагается узаконить отношения, и их союз будет считаться официальным на фестивальной территории.

– Брачующимся выдадут пластиковые карточки и свидетельства, поставят печать, которая позволяет делать со своим партнером все что угодно, – рассказывает нам девушка, стоящая за стойкой регистрации браков. На ней черный топ и вуаль, волосы заплетены в дреды.

– Этот брак действует на всю жизнь? – уточняю я.

– Можно на одну ночь, можно на всю жизнь, можно на несколько часов. Главное, чтобы было честно и от души.

На танцполе под названием «Фрисби» в самом разгаре дискотека. Танцплощадка названа так не случайно: ее купол выполнен в форме одноименной «тарелки» для пляжной игры. Ночью она переливается разноцветными огнями и пронизывается лучами лазерного шоу.

В море напротив «Фрисби» – архитектурная композиция, изображающая рыб, которые идут по воде на пятиметровых ходулях. Чуть правее – аналогичная конструкция, только вместо рыб на ходулях слоны. Выполнена она по мотивам знаменитой картины Сальвадора Дали «Сон, вызванный полетом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения». Слоны и рыбы ходят по прозрачным водам Сиамского залива, а между танцполами и другими архитектурными объектами растут пальмы и другие тропические деревья.

За Фрисби – двухэтажный лабиринт, построенный из бамбуковых стволов. На втором этаже уже в самом разгаре брачная церемония.

– Не стесняйся, проходи, проходи. А где супруга-то? Где потерпевшая? – интересуется у жениха ведущий церемонии в костюме белого офицера.

Через несколько секунд к молодому присоединяется «потерпевшая». На ней черный купальник, поверх которого надето прозрачное белое платье. Голова жениха гладко выбрита, на глазах – очки, линзы на которых выполнены в виде глаз ящерицы.

– Дорогие Серж и Чифалу, давно ли вы терпите друг друга? – обращается к брачующимся ведущий. – Всю жизнь, – отвечает Серж.

– Как давно вы знакомы? – Полжизни, – говорит жених, хохоча.

– Любите ли вы друг друга?

– Ненавидим! – заявляет молодой, обнимая невесту и не прекращая смеяться.

– Клянусь! – соглашается жених. – Убила бы тебя! – кричит невеста и заливается смехом

– Я хочу, чтобы перед лицом объективов фотокамер и этого айфона, перед лицом пляжа, солнца, неба и воды вы поклялись друг другу в большой и чистой любви! – громким басом вопит ведущий.

– Клянусь! – соглашается жених

– Убила бы тебя! – кричит невеста и заливается смехом.

– Дорогие Серж и Чифалу! Властью, данной мне Никитой Первым, который об этом не подозревает, объявляю вас мужем и женой! – говорит ведущий, и брачующиеся скрепляют союз жарким поцелуем.

Мастер церемоний требует от новобрачных вытянуть запястья и ставит на них печати.

– У нас секс разрешен только после свадьбы. Печать – это талон на бесплатный секс. Делайте это со всеми, у кого такие же. У меня если что тоже есть такая же печать, – поясняет ведущий смысл ритуала и вызывает следующую пару. С ней и всеми остальными он проводит аналогичный обряд.

Фестиваль-беженец

Вьетнамский KaZантип стартовал в новогоднюю ночь, и, по планам организаторов, продлится до 14 января. Это первая успешная попытка провести фестиваль, начиная с 2014 года. В мае упомянутого года российский ОМОН разогнал традиционный слет фанатов фестиваля в месте его проведения – селе Поповка. После этого инцидента организаторы решили перевезти KaZантип в Грузию, но там он вызвал массовые протесты прихожан Грузинской православной церкви. Затем оупен-эйр попытались устроить в Камбодже, но местные власти запретили его проведение за несколько дней до открытия.

В итоге в день открытия территорию Befooz оцепил ОМОН, и толпам посетителей пришлось танцевать под аккомпанемент оркестра за ограждением

После неудачных попыток переезда – в 2015 году организаторы объявили о возвращении KaZантип-а под новым брендом Befooz в крымскую Поповку. Поначалу местные власти не возражали. Но в последний момент тогдашний российский прокурор Крыма Наталья Поклонская объявила о запрете фестиваля, чтобы, как она выразилась, «оградить молодежь от пагубных пристрастий». В итоге в день открытия территорию Befooz оцепил ОМОН, и толпам посетителей пришлось танцевать под аккомпанемент оркестра за ограждением.

В конце 2016 года идеолог KaZантип-а Никита Маршунок объявил об очередной смене локации – проведении фестиваля во Вьетнаме в начале января. И сотни поклонников оупен-эйра покорно отправились в новую точку планеты, и, пожалуй, главным сюрпризом для них стало то, что на этот раз KaZантип не запретили.

Львиная доля посетителей Epizode – россияне. Среди фестивальной тусовки попадаются также украинцы, в том числе крымчане. Вьетнамцев тут практически нет: плата за «виZу» для них неподъемная. Разовый вход сейчас здесь стоит 80 долларов. Напитки на фестивальной территории также не из дешевых и продаются, как минимум, с двойной накруткой. Полулитровая бутылка воды или банка пива стоит 2 доллара, коктейли – от 7-ми.

– Я сам из Крыма, но уже четыре года живу в Нячанге, работаю там гидом на экскурсиях, – рассказывает мне Руслан – улыбчивый парень с густой бородой и татуировкой с чеширским котом на плече.

Его слегка разочаровало, что людей на фестивальной территории куда меньше, чем в прежние казантипские времена, но атмосфера и музыка крымчанина удовлетворяет.

– В Крыму сейчас такой фестиваль невозможен. У меня там много друзей, знакомых, родители там живут. И ситуация в Крыму сейчас в целом мне примерно ясна, поэтому хорошо, что Казантип здесь, – делится мыслями Руслан, глядя на танцпол, где продолжается дискотека.

Травмы и шары надежды

Всего на фестивале три танцплощадки: ди-джеи из России, стран Азии и Европы не прекращают играть музыку ни на минуту. Среди присутствующих на Epizode у многих на теле следы травм: ссадины, забинтованные ноги и даже гипс. Эти люди не могут танцевать и довольствуются тем, что смотрят, как двигаются люди на танцполе.

– Что случилось? – спрашиваю у девушки, нога которой покрыта ссадинами, пластырями и обмотана эластичным бинтом.

– Вчера упала с байка. Здесь много таких случаев, по острову ведь невозможно иначе передвигаться, а опыта вождения у меня не было, – поясняет собеседница по имени Алиса.

Мотобайк на Фукуоке, действительно, самый доступный способ передвижения. Его аренда стоит в день от 7 долларов, а такси обходится дороже. Расстояние до фестивальной территории от большинства отелей значительное, пешком идти далеко, да и тротуаров на Фукуоке нет. Как и общественного транспорта: все местные передвигаются на байках.

День превратился в ночь, ночь – в день, и стало непонятно, когда спать, а в какое время бодрствовать

Еще одна особенность Вьетнама – разница в часовых поясах с Украиной и европейской частью России. С Киевом она составляет 5 часов, с Москвой – 4. Из-за этого, а также из-за того, что самое интересное на KaZантип-е происходит по ночам, у посетителей фестиваля сбились биоритмы. День превратился в ночь, ночь – в день, и стало непонятно, когда спать, а в какое время бодрствовать. Организатору фестиваля – президенту Республики KaZантип Никите Маршунку пришлось давать наставления, по поводу того, как выжить на марафоне вечеринок.

– Первое правило танцевального марафона – при первой возможности ложись спать! Посмотрел лайнап, завел будильник и спать. Не получается спать нормально, спи кусочками. Иначе тебе не выдержать дистанцию в две недели, – гласит обращение президента Маршунка к своим адептам в Facebook.

Тем временем ритмичная музыка на танцполе «Фрисби» сменилась мягкими психоделическими мотивами. Солнце постепенно приближается к горизонту, и начинается хэппининг SunSet. Организаторы выносят к публике десятки оранжевых шаров, наполненных гелием.

– Так мы провожаем уходящий день. Когда отпускаешь шар, нужно загадать желание. Чтобы оно наверняка исполнилось, лучше написать его маркером на самом шарике, – инструктирует меня один из организаторов с пучком воздушных шаров.

Президент KaZантип-а Никита Маршунок утверждает, что когда ленточка выскальзывает из его рук, он всегда загадывает одно и то же желание:

– Чтобы ЭТО не кончалось. Иногда это кончалось не очень, порой не начиналось вовсе. Но я и дальше буду делать все невозможное, чтобы снова запускать шары на Сансэте и загадывать одно и то же желание, – признается Маршунок.

На своей странице в Facebook он уже написал, что новый «эпизод» KaZантип-а может пройти уже в мае или в августе на этом же месте.

– Боюсь, что даже если к шарикам привязать георгиевские ленточки, а сами шарики делать трех цветов, это пока маловероятно на исторической родине... Нужно подождать, – написал он.

Солнце над Сиамским заливом садится за горизонт. Десятки оранжевых шаров надежды вздымают в багровое небо Вьетнама.

Новый Epizode. Как проходит КаZантип во Вьетнаме (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:54 0:00

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG