Доступность ссылки

Аннексия Крыма как точка невозврата


Президент России Владимир Путин

В дискуссиях о том, почему респектабельные политические аналитики, имена которых стали в свое время синонимами здравого смысла, сегодня раз за разом ошибаются, не учитывается один важный момент. Эти люди, как правило, прекрасно подготовлены к тому, чтобы выносить оценки и делать прогнозы в рамках исторической логики, характерной для второй половины XX и начала XXI века. Однако не все заметили, что точка бифуркации пройдена уже давно.

Пытаться анализировать политическую реальность 2017-го, исходя из правил игры времен Холодной войны и «однополярного мира», – это все равно, что плясать с бубном вокруг сложного сломанного механизма, надеясь таким образом вернуть его к жизни. Весело, эффектно, но смысла никакого. Более того, чем дольше мы будем делать вид, что продолжаем спать в уютной каморке на задворках остановившейся истории, тем страшнее окажется пробуждение, которого все равно не миновать.

70-летний мир на европейском континенте справедливо считается, по крайней мере отчасти, заслугой мудрых архитекторов Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений. Эти исторические персонажи, как ни относись сейчас к тем или иным их политическим решениям, не только сумели вывести свои страны из огня Второй мировой в качестве лидеров антигитлеровской коалиции. У них также получилось заложить фундамент глобальной политической системы, призванной предохранить мир от новой вспышки кровавого безумия с десятками миллионов жертв. Краеугольным камнем этой системы стал принцип недопустимости прямых территориальных аннексий в пределах традиционно самого проблемного континента – старушки Европы.

Российский президент в один момент сорвал клапан, который на протяжении 70 лет предохранял мир от новой большой войны

Рождение ООН, преемницы обанкротившейся Лиги наций, раздел сфер влияния в условиях Холодной войны между двумя сверхдержавами, а позже – появление независимых государств на руинах одной из них – время шло, а новой мировой войны не случилось, хотя поводов, казалось, было хоть отбавляй. Принцип действовал. Да, границы менялись, создавались новые государственные образования, не все из которых, правда, получали официальное признание от мирового сообщества. Но нагло присоединить часть территории чужой страны к своей собственной не хватало духу ни у кого. Пока вдруг не появился человек, который это просто взял и сделал. Его имя вы, наверное, знаете.

Понимал ли он до конца, что творит? Едва ли. Если верить словам Ильи Пономарева, решение о российской аннексии Крыма принималось импульсивно, сразу после символически важной для российского руководства Олимпиады в Сочи, на фоне победы киевского Майдана и исходя из сугубо внутриполитических соображений. Говорят, Ангела Меркель, узнав о начале оккупации украинского полуострова, была в ярости. Еще бы: российский президент в угоду собственным амбициям в один момент сорвал клапан, который – шутка ли! – на протяжении 70 лет предохранял мир от новой большой войны. Теперь ничего уже не может быть по-старому, какие бы сладкие песни ни пели наследники Чемберлена и Даладье в европейских кабинетах.

Самые дальновидные и циничные это давно поняли. Патриарх мировой дипломатии Генри Киссинджер в самом известном своем теоретическом труде, который принято изучать на всех уважающих себя кафедрах политологии, новейшей истории и международных отношений, пишет следующее:

«Россия сыграла решающую роль в развязывании обеих (мировых) войн. В 1914 году Россия обусловила начало военных действий, неуклонно придерживаясь союзнических обязательств по отношению к Сербии и следуя жесткому мобилизационному графику; в 1939 году, когда Сталин избавил Гитлера от страха войны на два фронта, он, должно быть, знал, что делает всеобщую войну неизбежной. В 1914 году Россия пошла на конфликт, чтобы сохранить честь; в 1939 году она подстрекала к войне, чтобы урвать свою долю из завоеваний Гитлера» (Цит. по Генри Киссинджер, «Дипломатия». М. 1997).

Непредсказуемые процессы, охватившие страны Первого мира, в ближайшей перспективе приведут к его внутреннему дроблению

А вот что он говорит сейчас. Огласку пресловутому «плану Киссинджера» придали в конце декабря 2016-го. Его смысл в том, чтобы смириться с российской оккупацией Крыма в обмен на прекращение боевых действий на Донбассе. Видимо, это нужно воспринимать не иначе как новогодний подарок жителям нашей страны.

Украине, независимо от ее желания, придется адаптироваться к новым реалиям. Меньше всего сегодня имеет смысл надеяться на «Запад нам поможет». Есть основания предполагать, что непредсказуемые процессы, охватившие сейчас многие страны Первого мира, в ближайшей перспективе приведут к его внутреннему дроблению, а возможно – и к острому политическому конфликту между государствами бывшей единой Европы. Будущее европейского экономического пространства и Шенгенской зоны, безвизовый режим с которой нам так давно обещают, более чем туманно. Но одно можно сказать наверняка: мы знаем, с чего все это началось.

Максим Осадчук, крымчанин, политолог

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG