Доступность ссылки

С плакатом против репрессий: как российские активисты защищают крымчан


Одиночный пикет в поддержку крымских татар группы «Стратегия-18». Санкт-Петербург, 18 января 2017 года

Выход на каждую из акций начинается в социальной сети – среди равных по духу и мировоззрению активисты демократического движения Санкт-Петербурга говорят: «Мы продолжили бессрочную акцию «Стратегия-18», которая будет проводиться в нашем городе по 18-м числам ежемесячно. Выбор даты связан с началом депортации крымских татар в 1944 году. Этим мы хотим указать на то, что политика, проводимая в Крыму оккупационной российской властью с 2014 года, продолжает преступления сталинской диктатуры в отношении крымских татар».

Активных и идейных здесь знают в лицо – всего несколько человек организаторов и еще с десяток тех, кто просто не боится и готов за справедливость выходить на улицы морозного Питера, рискуя и осознавая возможные последствия.

10-15 человек на пикете – это нормально, примерно такое же количество активистов поддерживают и другие демократические инициативы. Столько же людей выходят на пикеты, посвященные любым «острополитическим, практически запретным темам», говорят постоянные участники акции.

«Любая тема, в которой мы вынуждены называть вещи своими именами, иначе в этом не будет смысла, то есть: называть аннексию аннексией, оккупационный режим оккупационным режимом – так, как это соответствует международному праву. Мы заранее готовы к тому, что выходить будет мало (людей – КР)», – рассказывает представитель пресс-службы Санкт-Петербургского демократического движения «Солидарность» (акция «Стратегия-18» проходит при поддержке «Солидарности» – КР) Ольга Смирнова.

Среди активистов-россиян крымчан или тех, кто связан с полуостровом, не много – один крымский татарин. Другие выходят по убеждению.

Причины – желание поддержать тех, кто оказался в «десяточке» у нашей репрессивной системы
Ольга Смирнова

«Причины – желание поддержать справедливость, поддержать тех, кто оказался в прицеле, в «десяточке» у нашей репрессивной системы. Это обычная человеческая солидарность, и больше ничего здесь нет», – говорит Ольга Смирнова.

За такую солидарность в российских реалиях отвечать приходится по-своему.

В Питере бить

Серию пикетов «Стратегия-18», цель которых – рассказать о давлении на крымчан, активисты начали в ноябре, а уже во время второго выхода – 18 декабря – получили первую «отдачу». На одного из пикетчиков напали, порвали плакаты, били. Питерская полиция заявление приняла и фото нападавших попросила, мол, «с этого начнем», но сами пикетчики считают: «поиск будет весьма формальным».

«Здесь очевидный момент, что это были не случайные люди. Во-первых, мы видели их на предыдущих акциях, конкретно этих двух. Во-вторых, они пользовались каким-то удостоверением, якобы силовых структур. Действовали очень нагло и открыто. Обычные люди редко проявляют агрессию, а даже если так, то агрессия проявляется словесно, или могут кинуть что-то неопасное, типа бумажки, в крайнем случае плюнут, но не более», – говорит Ольга.

Одиночный пикет в поддержку крымских татар группы «Стратегия-18». Санкт-Петербург, 18 января 2017 года
Одиночный пикет в поддержку крымских татар группы «Стратегия-18». Санкт-Петербург, 18 января 2017 года

Активистка отмечает, что питерская полиция «формально следует букве закона», правоохранители наблюдают за одиночными акциями, следят за расстоянием между пикетчиками – согласно российскому законодательству оно должно составлять не менее 50 метров. Активистов не трогают, но и защищать от провокаторов не стремятся, рассказывают о своих наблюдениях за российской полицией постоянные участники пикетов.

Учитывая собственный опыт, а также опыт серверных единомышленников, московские активисты предпочитают массовые акции, говорят: в одиночку опасней.

Москва: на пикет группой

Выходя на одиночный пикет, активист вызывает на себя огонь агрессии со стороны прохожих, в то же время к группе пикетчиков напрасно не пристают. Об этом не по наслышке знает участница инициативной группы «Стратегия-18» в Москве Вера Лаврешина, она рассказывает, что часто к пикетчикам подходят незнакомцы, удивляются, фотографируют, но не нападают. На одиночных пикетах и задерживают чаще, рассказывает активистка.

На одиночных пикетах создают такую ситуацию, когда подходят провокаторы, и человека делают нарушителем
Вера Лаврешина

«На одиночных пикетах создают такую ситуацию, когда подходят провокаторы, и человека делают нарушителем. Полицейские совершенно необоснованно хватают людей и составляют фальшивые протоколы задержания. На мой взгляд, групповые пикеты безопаснее», – говорит Вера Лаврешина.

В Москве готовятся к митингам, не оповещая правоохранителей, заранее мест не афишируют. При этом с полицией стараются не сталкиваться – 10-15 минут проводят пикет на одном месте, потом дислокацию могут сменить.

«Массовый пикет выглядит гораздо более ярко, мы и флаги разворачиваем, и плакаты большие делам. Мы выходим с нашими друзьями-буддистами, они идут со священными барабанами, мы идем под музыку, совершаем наши пикеты, призываем к миру», – вспоминает активистка и добавляет о методах московской полиции.

«Нам заявляли наши полицейские про крымскотатарский флаг: «Уберите, это флаг экстремистский». Вот такая наглость. Знаете, говорю я им, Меджлис запретили, но про флаг ничего не сказано. Так, по умолчанию преследуют и флаг. Дают понимать, что это тема запретная, и таким образом гражданских активистов хотят запугать. Но тем не менее в Москве есть активные люди, может, нас не очень много, но, сменяя друг друга, мы выходим».

Московская группа узнала о «Стратегии-18», как говорится, случайно: днем ранее перед заявлением питерцев – 17 ноября 2016 года – вышли с аналогичной идеей, позднее решили объединить усилия для главной цели – информирования россиян.

Информация как метод борьбы

«Это тема, которую нужно освещать как можно шире, потому что большинство граждан Российской Федерации живет в какой-то прострации, и большинство не знает, что есть политприследуемые. Мы стараемся эту информацию продвигать. Пока сажают людей десятками, а если не обращать внимания, печальный опыт есть у России, когда она была СССР, то будут сажать сотнями и тысячами, а, может, и расстреливать. И то, что происходит в Крыму, – это чудовищно именно потому, что это плохо освещается. Люди ничего не знают и не спешат узнать, поэтому нужно им эту информацию немножко и навязывать», – считает московская активистка.

«Источники информации есть, и мы стараемся сделать так, чтобы как можно большему количеству людей их захотелось поискать. Найти можно, мы даже не пытаемся навязать эту информацию насильно, мы пытаемся обратить внимание на существование острейшей проблемы», – поддерживают единомышленников из Питера.

При этом российские активисты осознают, что тема репрессий крымских татар, активных граждан, а теперь и адвокатов в Крыму – крайне неудобная на просторах современной России, говорить о ней открыто не принято. А блок российских законов позволяет правоохранительной системе «пришить» неугодным разжигание межнациональной розни или призыв к нарушению целостности страны. Но говорить об этом надо, считают активисты, и «ворованное надо возвращать, нужно налаживать нормальную жизнь в Крыму», говорят они и не собираются останавливать акции. 18 февраля улицы российских городов вновь увидят «Стратегию-18».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG