Доступность ссылки

Два года Минским соглашениям: спасенные жизни или потерянные возможности?


Политическая карикатура Евгении Олейник

Военные эксперты и политики утверждают, что подписание Минских соглашений дало Украине время на модернизацию армии и возможность спасти тысячи жизней, однако соглашаются: Минск-2 не выполняют, поэтому формат переговоров следует менять.

12 февраля исполнилось два года с момента подписания вторых Минских соглашений. Этот документ должен был заставить стороны конфликта на Донбассе выполнять так называемый Минск-1 ‒ договоренности, заключенные еще в сентябре 2014 года. Предполагалось, что вторые мирные договоренности смогут полностью урегулировать ситуацию до конца 2015 года, однако ни один из 13 пунктов полностью так и не выполнили, а прекращение огня и отвод оружия произошли лишь частично, отмечают как стороны конфликта, так и независимые наблюдатели.

Дебальцево, Широкино, Марьинка, Авдеевка, Светлодарская дуга ‒ в этих точках ожесточенные бои продолжались уже после «Минска-2». Трехсторонняя контактная группа по урегулированию ситуации на Донбассе неоднократно объявляла режим тишины, однако обстрелы продолжаются, а стороны конфликта обвиняют друг друга в нарушении перемирия.

Воронка после обстрелов Авдеевки, февраль 2017 года
Воронка после обстрелов Авдеевки, февраль 2017 года

«Благодаря Минску-2 вооруженные силы могут дать отпор России» ‒ Тетерук

За два года после подписания эксперты оценивают Минск-2 как способ получить «тактическую передышку». Тогда как Украина страдала от «острой фазы» вторжения российских войск, именно этот документ позволил выиграть время для модернизации армии, перевооружения и сохранения тысяч жизней, а зафиксированная в документе линия разграничения примерно совпадает с состоянием дел на сегодня.

Член комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны, депутат «Народного фронта» Андрей Тетерук считает, что Украина за этот период существенно укрепила свое войско.

Россия уже не может использовать свои вооруженные силы как единственный аргумент
Андрей Тетерук

«Наши Вооруженные силы, которые получили боевой опыт, способны остановить любую российскую агрессию сегодня, ‒ сказал он в комментарии Радіо Свобода. ‒ То, что происходило за последний месяц ‒ и Светлодарская дуга, и попытка обострить ситуацию под Авдеевкой, показали, что Россия уже не может использовать свои вооруженные силы как единственный аргумент».

По мнению депутата, решение конфликта все же лежит в дипломатической плоскости, однако более сильная армия теперь служит «качественным основанием» для переговоров.

Эксперт по вопросам безопасности Юрий Костюченко в письменном комментарии для Радіо Свобода подчеркнул, что Минские соглашения являются «гибридным инструментом» в гибридном конфликте, поэтому нужно применять другие критерии эффективности.

«Сохраненные жизни, освобожденные заложники, накопленные ресурсы, полученный опыт, истощенный агрессор ‒ это не совсем «тупик». Это, несмотря на продолжение обстрелов, обострения, даже наличие раненых и убитых, ‒ является залогом развития и победы», ‒ написал он.

К тому же, благодаря Минскому процессу украинские государственные институты создают адекватную модель реагирования на комплексные вызовы безопасности, которую одобряют внутри и за пределами страны, а общество и гражданские институты производят соответствующую модель в условиях войны, утверждает Костюченко. По его словам, Минский процесс способствует системным преобразованиям в Украине, тогда как на международном уровне он показал: для западных стран кремлевская интерпретация понятия суверенитета постсоветских стран непонятна и неприемлема.

«Никакого перевооружения не произошло» ‒ Жданов

«Минск не работает» ‒ об этом неоднократно заявляли Киев, Москва, Брюссель и Берлин; такое мнение озвучивают и собеседники Радіо Свобода сегодня. Стороны конфликта обвиняют друг друга, а эксперты отмечают, что время от времени «Минск» нарушают все игроки.

Военный эксперт Олег Жданов не видит преимуществ в этих мирных соглашениях. Он утверждает, что количество жертв обстрелов увеличивается с каждым днем, а среди военных есть тревожная тенденция к росту числа небоевых потерь. В армии, по его словам, навыки реального боя улучшили на уровне ведения батальона, тогда как в бригадах до сих пор остается советский боевой устав.

Все, что есть на сегодня ‒ это старое советское вооружение
Олег Жданов

«На самом деле, никакого перевооружения не произошло. Все, что есть на сегодня ‒ это старое советское вооружение, которое сняли с хранения и привели в более-менее технически исправный вид», ‒ сказал Жданов.

Военный инструктор Цви Ариэли отметил, что за два года можно было сделать гораздо больше для реформирования армии.

Система управления войсками и связь ‒ это главное, чего нам не хватает
Цви Ариэли

«Закрыли какие-то дыры, отремонтировали какую-то технику, призвали людей. Но система управления войсками и связь ‒ это главное, чего нам не хватает ‒ в значительной степени остались такими, как и были. Новое руководство не пришло, те же генералы, разваливавшие армию, те же некомпетентные военачальники остались», ‒ сказал он.

Директор департамента международных многосторонних отношений фонда «Майдан иностранных дел» Александр Хара подчеркивает, что с юридической точки зрения Минские соглашения «в принципе не могут работать». Он отметил, что соглашения не требуют от России никаких компромиссов, а Украину обязывают изменить Конституцию и территориальное устройство, а также вернуть временно оккупированные территории на условиях Москвы.

Более того, стороны трактуют документ диаметрально противоположным способом, утверждает эксперт.

«Россияне говорят, что следует выполнять этот пакет в целом: пока мы будем вас убивать, меняйте Конституцию, давайте амнистию, узаконивайте оккупационные администрации», ‒ говорит Хара. В тексте же договоренностей комплекс мероприятий имеет нумерацию и указания к имплементации, подчеркнул он.

«В переговорах могут появиться новые стороны» ‒ Костюченко

Президент Украины Петр Порошенко неоднократно подчеркивал: «минский подход» к восстановлению территориальной целостности является «абсолютно безальтернативным».

В частности, 12 февраля во время встречи с президентом Словении Борутом Пахором Порошенко в очередной раз подчеркнул, что для достижения прогресса в переговорном процессе по политическому урегулированию на Донбассе должны быть выполнены первоочередные элементы безопасности Минских договоренностей, прежде всего, полное и окончательное прекращение огня и отвод тяжелых вооружений.

Тем не менее, формы и форматы будущих переговоров могут претерпеть изменения, утверждают собеседники Радіо Свобода.

В частности, Юрий Костюченко пояснил, что такая позиция руководства государства не исключает увеличения количества сторон в переговорах, а Андрей Тетерук предложил в будущем привлекать подписантов Будапештского меморандума. Существует вероятность поиска решения конфликта на Донбассе и на обновленных переговорах в «нормандском формате».

Об этом договорились во время телефонного разговора 7 февраля канцлер Германии Ангела Меркель и российский президент Владимир Путин, а министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил 9 февраля, что такая встреча может состояться на полях «Большой двадцатки» 17 февраля.

Украина должна дать политическое определение боевым действиям на Донбассе: речь идет о «гражданской войне» или о «вооруженном конфликте с Российской Федерацией»

Однако для успеха в дипломатии нужно изменить сам формат переговоров, сказал Олег Жданов. Он отметил, что прежде всего Украина должна дать политическое определение боевым действиям на Донбассе: речь идет о «гражданской войне» или о «вооруженном конфликте с Российской Федерацией». В первом случае западные партнеры должны были бы держаться в стороне и воспринимать Россию как миротворца, а во втором ‒ относиться к ней как к стране-агрессору.

«Наша неопределенность в политическом плане послужила тому, что не было достигнуто никакого результата Минских договоренностей. Весь мир ‒ и Запад, и Вашингтон, и Москва в том числе, ждут от нашего президента конкретики», ‒ сказал Жданов.

Александр Хара утверждает, что украинская власть должна официально признать территории Донбасса оккупированными и принять закон «о коллаборационистах».

«Только возвращение в правовое поле дает основания требовать от украинского общества консолидации и мобилизации, а от мирового сообщества ‒ четкой оценки», ‒ убежден эксперт. По его словам, вооруженную агрессию России против Украины может остановить или отпор, или мирное соглашение после проигрыша Украины, или неспособность России продолжать войну».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG