Доступность ссылки

«Головокружение от успехов»: что ждет крымский бюджет


В конце декабря 2016 в аннексированном Крыму приняли бюджет на 2017, отчитавшись о рекордном будущем росте доходов. Чем аннексированный Крым отличается от российских регионов по структуре финансирования, на что тратят деньги подконтрольные Кремлю власти полуострова и есть ли перспективы развития у региона? Об этом говорим с профессором МГУ, директором региональной программы Независимого института социальных исследований Натальей Зубаревич.

В конце прошлого года в аннексированном Крыму приняли бюджет. Согласно документу, доходная часть казны полуострова в 2017 составит почти 132 миллиарда рублей, а расходная – 135 миллиардов. Наибольший объем расходов планируют направить на национальную экономику – 50 миллиардов рублей, на образование – 31 миллиард, социальную экономику – 22 миллиарда, сферу ЖКХ, отрасли культуры и кинематографа – по 5,5 миллиардов рублей.

Уровень доходов полуострова – 67,5 миллиардов рублей, из которых 43,5 миллиарда – безвозмездные поступления, то есть дотации

В 2016 подконтрольный Кремлю парламент Крыма утвердил уровень доходов полуострова на уровне 67,5 миллиардов рублей, из которых 43,5 миллиарда – безвозмездные поступления, то есть дотации. В то же время расходы бюджета на 2016 составляли без малого 87 миллиардов рублей, при этом дефицит крымской казны в 19 миллиардов покрывался российским бюджетным кредитом. В итоге после последней корректировки бюджета-2016 в декабре доходы Крыма достигли уже более чем 108 миллиардов рублей.

Основные статьи расхода крымского бюджета затрагивали социальные сферы: четверть денег направлялась на образование, чуть меньше – на здравоохранение. На национальную экономику выделялось 20% от суммы, на социальную политику – 17%. Еще 6,5% потратили на решение проблем ЖКХ. Однако российские власти Крыма не могли вовремя освоить суммы, из-за чего бюджеты неоднократно пересматривались. Например, в Севастополе 16 ноября заявили, что освоение средств составило лишь 50% расходной части бюджета. Более того, из общего объема городской казны в 32 миллиарда рублей по состоянию на 1 июля было освоено порядка 40%. За четыре месяца местное руководство увеличило этот показатель лишь на 10%.

– Наталья, в 2016 доходная часть бюджета Крыма – 67,5 миллиардов рублей. А в 2017 – уже 132 миллиарда рублей. Что происходит?

– Во-первых, о каком бюджете речь? Похоже, это консолидированный бюджет, включающий муниципалитет. Во-вторых, учтены ли в нем субвенции, то есть перечисления, которые идут на федеральные полномочия? Я считаю все консолидированные бюджеты, где учтены все виды трансфертов, и у меня получаются другие цифры. Озвучивать их не буду, скажу несколько простых вещей. В 2015 Крыму денег убавили. В 2016 – прилично прибавили. В первой половине года денег давали мало и медленно. В декабре насыпали столько, что бюджет Крыма получил очень большую дополнительную сумму.

– Отличается ли в этом плане Крым от российских регионов?

В Крыму все по-прежнему: денег прибавили, и как был он на две трети дотационным, так и остался

– По 2016 году – да. Собственно, по декабрю 2016, ведь дополнительные трансферты пошли в самом конце года. Доходы всех субъектов Российской Федерации выросли на 7%. Севастополя – только на 3%, а Крыма – на 22% за счет динамики трансферта, то есть федеральной помощи. В целом по субъектам России объем трансфертов в рублях, без учета инфляции, снизился на 3%. Если мы смотрим на Севастополь, ему тоже понизили объем трансфертов, примерно на 12%. А у Крыма – плюс 18%. Крым получил много, и на что ушли дополнительные деньги? Это деньги на капитальные расходы. Это федеральная целевая программа, финансирование капитальных расходов регионов и муниципалитетов, дорожное хозяйство и, самое главное, замечательный раздел «Другие расходы». Я заглянула, а там – опять капитальные расходы. В 2016 стали больше вливать денег в капитальное строительство, но не только. В Крыму больше всего вкладываются в развитие зданий, капитальных сооружений, дорог. Что же при этом произошло с расходами? Севастополю денег не подвалили, он живет на уменьшившемся объеме трансфертов. Там более приличная доля налога на доходы физических лиц, зарплату. Это 28% всех доходов, платят и военные, и гражданские. Поэтому город более-менее живет на свои деньги. И все равно уровень дотационности Севастополя – 53%, в прошлом году было 62%. Ну а в Крыму все по-прежнему: денег прибавили, и как был он на две трети дотационным, так и остался.

Наталья Зубаревич
Наталья Зубаревич

Расходы Севастополя выросли на 38%, Крыма – на 31%. И от этого кружится голова

– Это по доходам. А по расходам все интереснее. Эти регионы демонстрируют фантастические темпы роста расходов. Деньги давались в основном на капитальные расходы, и расходы росли быстрее, чем доходы. Расходы всех регионов России выросли на 5%, Севастополя на 38%, Крыма – на 31%. И от этого кружится голова. Все регионы нарастили на национальную экономику 7%, Севастополь – 55%, а Крым – 56%. Рост в полтора раза. На ЖКХ вся Россия, без Москвы, демонстрирует рост в 4%, Севастополь – в 2,5 раза, Крым – в 2 раза. То есть идут расходы на обновление инфраструктуры – и не только. Пошла программа строительства детских садов. Расходы выросли и на культуру – что уж там делали, не знаю. Мы все знаем, на чем нельзя экономить – на соцзащите населения, потому что это электорат. И тут Крым ничем не отличается. Все российские регионы добавили 10%, ведь были выборы. Севастополь добавил 18%, Крым – 6%. А результат очень показательный. У Севастополя денег больше, в общем, не стало, а у Крыма – еще как. При этом власти обоих субъектов полагают, что денег все равно мало. Следствие – дефицит бюджета Севастополя в 16%. То есть именно на столько его расходы больше, чем доходы. У Крыма – 13%. Это один из самых сильных дефицитов. У меня ощущение, что власти решили: денег теперь будет все больше. И не соразмеряют объемы полученного с объемами истраченного. Может, это головокружение от успехов, или неумение планировать бюджет. Мне трудно судить. Но результат обескураживающий, особенно для Крыма, которому денег очень даже добавили.

– То есть светлое будущее для крымчан уже наступило в 2016 году?

Головокружение от успехов, вот только «успехи» – это могучий дефицит бюджета

– Я бы сказала, после некоторого голодного пайка в 2015 добавили в 2016, особенно Крыму. Но, видимо, когда начали добавлять, возникло ощущение «гуляй, рванина». Тратить начали больше, чем добавили. Головокружение от успехов, вот только «успехи» – это могучий дефицит бюджета. И что потом делать – залезать в долги, просить больше? Меня удивляет, мягко говоря, сильная несбалансированность бюджетной политики. Российские регионы, которые уже четвертый год держат на голодном пайке, все лучше учатся балансировать расходы с доходами. А в Крыму – обратная картина.

– То есть либо у Крыма в экономическом блоке появился сильный лоббист, либо Сергей Аксенов имеет влияние в бюджетном секторе?

В 2014 денег навалом, в 2015 – обрезка, в 2016 – добавка. И я не понимаю, что будет в 2017. Не вижу тренда

– Вы ищете заговор, я его не вижу. Часть дополнительных расходов связана с обустройством околомостового пространства. Крыму, кстати, как и Севастополю, дается субсидия на покупку нефтепродуктов и топлива. И вся эта совокупность – не лоббизм отдельных лиц, но, возможно, чуть изменили правила игры и стали давать больше денег. Но я предполагаю, что дополнительные расходы связаны с инфраструктурой, они привязаны к мостовому строительству, к обновлению ЖКХ, ремонту дошкольных учреждений. Это включение в программы, которые есть в других местах. Но поймите, нельзя судить по одному году. В 2014 денег навалом, в 2015 – обрезка, в 2016 – добавка. И я не понимаю, что будет в 2017. Не вижу тренда.

– Вы сказали, что «голодные» регионы учатся эффективнее жить. Что значит «эффективнее» с точки зрения бюджетного распределения?

– «По одежке протягивай ножки», «своди доходы с расходами». Искать приоритеты, где-то – рубить расходы. Увы, последние два года рубилась в значительной мере социалка. Образование, здравоохранение. В то же время надо выполнять решения вышестоящих властей по переселению из ветхого аварийного жилья, по строительству дорог. Это сложнейшая математическая задача, управленческая задача. Но регионам все же повезло: плюс почти 7% доходов чуть выше уровня инфляции помогло свести концы с концами. Не всем. Справляется примерно 40% регионов, остальные в дефиците. Но в таком дефиците, как Крым и Севастополь, лишь 3-4 региона.

– Чем чреват такой дефицит для обывателя?

– Я бы не стала сильно пугать. В федеральном бюджете есть такой инструмент – бюджетные кредиты. Тут уже идет настоящий лоббизм региональных властей. И настоящая битва за бюджетные кредиты, ставка по которым – 0,1% годовых. На рынок заимствования власти выйти не могут, банки им денег не дадут. Думаю, мы увидим еще одну часть лоббистской истории – как покрыть дефицит за счет денег все того же федерального бюджета.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG