Доступность ссылки

«Восток в миниатюре»: польские путешественники по Крыму. Судак, Феодосия, Керчь


Судакская крепость

Специально для Крым.Реалии

В 19 веке Крым стал местом настоящего паломничества вояжеров, путешественников и туристов самых разных национальностей. «Востоком в миниатюре» назвал Крым Адам Мицкевич. Мы продолжаем цикл материалов о польских путешественниках по Крыму и приглашаем взглянуть на полуостров их глазами. В этот раз мы вместе с нашими героями посетим Восточный Крым.

Первым и единственным польским вояжером в Судаке был Эдмунд Хоецкий, однако и он видел город издалека.

«Долина, в которой лежит город Судак, тянется на три версты вдоль и две – вширь. Кое-где среди той розово-белой массы цветов выстреливают зеленью стройные тополя и краснеют крыши городских застроек. На отвесной скале, нависающей над морем, виднеются руины древней крепости и кусок стены с несколькими башнями; поломанные барельефы и подземелья – вот все, что осталось после славной некогда Солдайи».

Судак
Судак

Однако история города не осталась без внимания вояжера. Эдмунд Хоецкий пересказал события, связанные с Судаком, привел сведения о городе, встречавшиеся в трудах древних путешественников, и создал список судакских епископов из одиннадцати греческих и одного латинского. Кстати, Судак был одним из первых городов в Крыму, где стало появляться новое население, привлеченное живописной местностью и руинами генуэзской крепости.

Судак
Судак

Подобно Белогорску и Судаку, Эски-Крым (современный Старый Крым) удостоился посещения лишь одного польского путешественника – Эдмунда Хоецкого.

«Направо от Судака, продвигаясь вглубь края, наталкиваемся на город Эски-Крым, или Старый Крым. Это несчастное сегодня поселение, заваленное руинами былого величия, когда благодаря своим богатствам и могуществу называлось Крым-Стамбул, т.е. крымский Константинополь. Среди руин еще можно видеть остатки древних мечетей, которые турки обычно ставили перед взятием Константинополя. Когда промыслы цвели, торговля шла бойко, и Эски-Крым сиял роскошью, жители, гордые своим богатством, строили прекрасные мечети и бани, сегодня сооружения рассыпались в руины и лишь несколько десятков нуждающихся евреев и татар снуют по развалинам древней столицы».

Население первой столицы Крымского ханства на момент посещения ее вояжером составляло менее тысячи человек. Приводит путешественник и исторический очерк, причем в виде хронологического списка насчитывает 17 дат от XIII до XIX веков. Впрочем, называя Старый Крым «крымским Константинополем», Хоецкий, скорее всего, ошибался, так как более распространенным было сравнение Стамбула с Каффой.

Феодосии «повезло» больше – ее посетили двое путешественников: все тот же Эдмунд Хоецкий и Адам Сераковский. Согласно Хоецкому,

«над самым берегом моря вдоль пристани тянется Феодосия, или древняя Кафа. Улицы города прямые и довольно чисто застроены, среди утлой и неуклюжей современной архитектуры пробивается кое-где столб с капителью в дорийском стиле, светит полуразрушенной аркадой, еще легкой и прекрасной в своей руине, остатками показывает вырождение вкуса следующих поколений. Когда-то весь город со стороны суши был отгорожен стеной, двадцать лет назад еще были видны ее следы, сегодня она все больше уходит в землю, а грозная башня, на которую когда-то со страхом смотрел окружающий люд, сегодня покрывает буйная трава, и на ней свободно пасутся козы».

Константин Богаевский. Каффа
Константин Богаевский. Каффа

Эти слова интересно сравнить с высказыванием Александра Грибоедова о Феодосии: «чудная смесь вековых стен прежней Кафы и наших однодневных мазанок». Путеводитель Карла Монтандона сообщает о том же: «широкие и прочные крепостные стены, построенные из тесаного камня генуэзцами, а так же башни и батареи, защищавшие город, очень повреждены; во многих местах они вовсе исчезли, и из всех древних памятников… осталась одна только башня».

Также Эдмунд Хоецкий дал краткий очерк истории города и самолично осмотрел остатки Генуэзской крепости Феодосии:

«При въезде в город – руины оборонительного замка. Полуразвалившаяся башня служит сегодня пороховой лавкой, подземелья – погребом для картофеля и капусты, внутри сооружения склад скирд соломы и сена. Вторая башня над морским берегом стоит почти невредимой, в ней видны ниши и отверстия над дверью, тщательно переплетенные в гранит. С противоположной стороны – нечто вроде цитадели или крепости, что защищает город с суши, лежат руины древней крепости, из которых лишь одна башня стоит облупленная, возле нее несколько остатков стены, рассеянных тут и там».

Адам Сераковский посетил город лишб один раз – возвращаясь на пароходе из Керчи:

«Задержался по дороге на четыре часа в Феодосии, где кроме двух очень старых и интересных костелов армянских, обряда григорианского, и одного новейшего, обряда католического, посетил очень интересную художественную галерею, которую Айвазовский, армянин тамошний, посмертно своему родному городу подарил. Там 42 полотна Айвазовского разной стоимости, и есть не один шедевр».

Последним пунктом назначения для польских вояжеров была Керчь. Эдмунд Хоецкий пишет:

«Город состоит только из новых домов, является одним из крупнейших на всем полуострове и составляет главный перевозочный пункт между Кавказом и Россией».

В историческом очерке подлинные события, вроде борьбы Боспорского царства с Херсонесом, перемешаны с обзором мифической истории аргонавтов и амазонок, а также размышлениями об эмансипации и феминизации современных путешественнику женщин, в частности писательницы Жорж Санд.

Адам Сераковский в Керчи был однажды – попал в город с моря – и был крайне немногословен:

«Налево крупный залив, а в ее глубине город без деревьев и зелени, город рудников и славного прошлого, Керчь. Одни только Сиракузы производят впечатление более, скажу «загробное», чем Керчь. Также посетил еще в городе старинную церковь Яна Крестителя с XIII века».

В общем, несмотря на обилие памятников и достопримечательностей, по числу которых Керчь могла обойти любой город Крыма (кроме Севастополя), она так и не превратилась в более или менее известный туристический центр, и осталась, по сути, всего лишь транспортной развязкой, к тому же – с не очень хорошо развитой инфраструктурой.

Пантикапей
Пантикапей

Таким образом, как мы увидели, следуя за нашими героями, на территории Крымского полуострова не осталось ни одного более-менее значительного города или даже поселения, которое бы не посетили – хотя бы и по одному разу – польские путешественники. Распределение интереса к Крыму с географической точки зрения выглядит следующим образом. На первом месте находится Центральный Крым (Бахчисарай, Симферополь, Карасу-Базар), который посетили практически все вояжеры. Второе место с незначительным отставанием занимает Южный Крым (Алушта, Гурзуф, Ялта). Третьим оказался Западный Крым (Евпатория, Севастополь). На четвертом месте – Восточный Крым (Судак, Феодосия Керчь). Северный Крым был польским путешественникам наименее интересен.

На этом мы завершаем географический обзор Крыма, а в следующей статье нас ждет наиболее интересный для польских путешественников памятник полуострова – Ханский дворец.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG