Доступность ссылки

Советские уловки крымских «властей»


Специально для Крым.Реалии

«Власти» полуострова в отношении крымских татар продолжают порочную советскую практику лжи и отрицания реальности. С первых дней аннексии московские ставленники пытаются убедить крымскую и мировую общественность в соблюдении прав человека на полуострове и «законности» преследований политических активистов.

Так называемый «уполномоченный по правам человека» в Крыму Людмила Лубина заявила российским журналистам, что проблемы притеснения коренного народа «не существует». По ее мнению, информация о преследовании крымских татар не соответствует действительности. Якобы руководство Меджлиса, находящееся в Киеве, распространяет дезинформацию, пытаясь очернить российские «власти» полуострова.

«Все обращения, которые поступают ко мне, тщательно исследуются. И нарушений законодательства по этим обращениям я не вижу. Существуют нормы закона Российской Федерации, в этих рамках мы должны существовать, и у Меджлиса или отдельных категорий населений в России нет права не исполнять этот закон. И если члены Меджлиса позволяли себе нарушать закон при Украине, то такое положение вещей, когда со всех народностей, национальностей, с каждого гражданина Крыма требуется исполнение закона, для них неприемлемо», – сказала Лубина.

Факты исчезновения активистов, преследования по национальным и религиозным мотивам она назвала надуманными. «Я все время международным представителям, которые бывают у нас в Крыму, и по линии международных организаций, и по линии общественной дипломатии, говорю, что я делала анализ по количеству пропадавших без вести и исчезнувших людей. И крымские татары там примерно занимают тот же процент по количеству населения (что и представители других национальностей – КР). То есть этого вопроса не существует», – заявила крымский «омбудсмен».

Крымские татары оказались между «молотом» ФСБ и «наковальней» так называемой «судебной» системы

Людмила Лубина, отвечая на вопросы российских журналистов, сознательно исказила факты. Судя по ее комментарию, о преследовании коренного народа заявляют лишь руководство Меджлиса и украинские политики. На самом деле, проблема соблюдения прав человека на полуострове приобрела международное значение еще в начале аннексии. В Крыму нет свободы слова, информационное пространство жестко контролируется, публичная оппозиционная деятельность де-факто под запретом, право на свободу собраний существенно ограничено. Крымские татары как наиболее консолидированная и активная часть населения полуострова оказались между «молотом» ФСБ и «наковальней» так называемой «судебной» системы.

В декабре прошлого года авторитетная организация Amnesty International опубликовала доклад «Крым во тьме: подавление несогласия». В докладе упомянут глава Меджлиса Рефат Чубаров, которому «власти» запретили въезд на полуостров, его заместители Ильми Умеров и Ахтем Чийгоз, пропавший активист Эрвин Ибрагимов, крымские мусульмане, заподозренные в связях с «Хизб ут-Тахрир». По данным Amnesty International, преследования крымских татар носят системный характер. Далее, 19 декабря 2016 года Генеральная ассамблея ООН приняла украинский проект резолюции по правам человека в Крыму. Документ налагает на Россию как страну-оккупанта обязательства по соблюдению интересов жителей полуострова. Крым и Севастополь официально названы временно оккупированными территориями. Кремль не смог предотвратить принятие столь громкого документа, и теперь российские чиновники предпочитают делать вид, что ничего не произошло.

«Власти» Крыма используют политические методики притеснения коренного народа, апробированные еще коммунистической верхушкой СССР

Ничего оригинального в действиях республиканских «властей» нет. Они используют политические методики притеснения коренного народа, апробированные еще коммунистической верхушкой СССР. Кратко напомним, о чем именно идет речь. После смерти Иосифа Сталина крымских татар, находящихся в местах депортации, сняли с режима спецпоселения. Участниками национального движения первой волны были фронтовики и бывшие партийные активисты. Они неоднократно обращались в Москву с просьбами позволить вернуться на родную землю. В ответ кремлевская верхушка отрицала сам факт существования крымских татар как отдельного этноса. Их де-факто объявили частью татарского народа, проживающего в России. И даже когда проблема массовых репрессий вышла на международный уровень, Москва продолжила отрицать факт притеснений крымцев. В те годы для Кремля проблема крымских татар «не существовала», как сейчас «не существует» вопрос аннексии украинского полуострова.

В советских паспортах была графа национальность. Депортированные получали документы с отметкой «татарин» или «татарка». Документально крымских татар не было. Впервые в советской прессе словосочетание «крымские татары» появилось на волне «перестройки» в 1987 году. До этого использовали иезуитскую формулировку «татары, ранее проживавшие в Крыму».

Москва уже не скрывает, что рассчитывает на снятие персональных санкций против элиты и технологических ограничений. При этом не демонстрирует даже намерения прекратить преследования крымчан

Теперь крымские «руководители» и стоящий на ними Кремль вынуждены лгать, пытаясь изобразить хорошую мину при плохой игре. С одной стороны, российские спецслужбы пытаются запугать или выдавить с полуострова всех несогласных с аннексий. С другой стороны, руководство Российской Федерации и ее крымские ставленники зависят от Запада гораздо больше, нежели их советские предшественники. Москва уже не скрывает, что весьма рассчитывает на снятие персональных санкций против элиты и технологических ограничений, которые не позволяют осваивать аннексированный Крым. Выводы Генеральной ассамблеи ООН, политических структур НАТО, ПАСЕ и других международных структур являются основанием для сохранения и ужесточения режима санкций. При этом Москва не демонстрирует даже намерения прекратить преследования крымчан. Велика вероятность того, что репрессии будут ужесточаться.

Заявление Лубиной – попытка убедить хотя бы европейцев в «законности» расправ над несогласными из числа украинцев и крымских татар. С момента назначения на должность она неоднократно заявляла об отсутствии жалоб со стороны коренного народа и призывала не «спекулировать» на теме исчезновения активистов. Если крымчане еще могут поверить таким заявлением, то международную общественность они не убедят. Цивилизованное общество хорошо усвоило уроки советской дезинформации, сокрытия репрессий и ущемлений прав человека.

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG