Доступность ссылки

Ворота аннексии: как в Крыму захватывали аэропорты и переправу


Симферопольский аэропорт, 28 февраля 2014 года

Крым.Реалии продолжают серию материалов о событиях, связанных с российской аннексией полуострова. Отдельного внимания, на наш взгляд, заслуживает история захвата российскими военными основных пунктов транспортного сообщения с Крымом. Ровно три года назад, в один день – 28 февраля были захвачены международный аэропорт «Симферополь», военный аэродром «Бельбек» и паромная переправа в Керчи.

Пункты транспортного сообщения с Крымом были взяты под контроль российскими военными и отрядами «самообороны» спустя сутки после захвата административных зданий в Симферополе.

В ночь на 28 февраля вооруженные люди в камуфляже появились одновременно в аэропорту «Симферополь», на военном аэродроме «Бельбек» под Севастополем и на паромной переправе в Керчи. С этого дня морские и воздушные транспортные ворота полуострова стали выполнять функции пунктов по переброске на полуостров российских военных и техники.

Аэропорт: красные повязки и «помятые» лица

В международном аэропорту «Симферополь» вооруженные люди, тогда еще без опознавательных знаков, оцепили терминал внутренних рейсов аэропорта, а затем и остальные объекты, включая места общепита.

«Самообороновцы» отгоняли журналистов, если те подходили очень близко, и артикулировали общую позицию, потому что военные тогда молчали
Станислав Юрченко

​С журналистами, прибывшими на место, военные не общались. Корреспондент Крым.Реалии Станислав Юрченко, который стал очевидцем событий, освещая тогда захват аэропорта для других изданий, вспоминает тот день так: «Когда я приехал в аэропорт, увидел там так называемых «зеленых человечков». Они не имели опознавательных знаков, но были вооружены до зубов. Военные патрулировали территорию аэропорта, расставив у каждого входа по пулеметчику. А вместе с ними там стояли «самообороновцы». Они имели отличительные знаки – красные повязки на руках и довольно «помятые» лица. Эти люди отгоняли журналистов, если те подходили очень близко, и артикулировали общую позицию, потому что военные тогда молчали».

Российские телеканалы в это же время сообщали о работе аэропорта «в обычном режиме». О вооруженных людях в этих сообщениях не было ни слова, упоминались только «русскоязычные отряды самообороны», которые, по версии российского телевидения, получили информацию о том, что в Крыму высадился десант из Киева. «Убедившись, что никого нет, люди в камуфляжной форме извинились и удалились», – сообщалось в новостных выпусках.

Станислав Юрченко эту информацию опровергает: «На самом деле никто никуда не уходил. И военные, и «самооборона» уже на следующий день оказались и у Совмина, и у Верховной Рады Крыма, и у украинских воинских частей», – говорит он.

Захват «Бельбека»

По аналогичной схеме под контролем российских военных оказался и украинский военный аэродром «Бельбек» под Севастополем. Утром, 28 февраля, подъезды к нему оказались заблокированными военной техникой без опознавательных знаков.

Вооруженные солдаты, которые тогда еще не афишировали свою причастность к российской армии, организовали на подъезде к «Бельбеку» блок-пост и так же, как в случае с аэропортом «Симферополь», не контактировали ни с местными жителями, ни с журналистами.

Тем временем очевидцы фиксировали передвижение в сторону «Бельбека» российской военной авиации.

Впоследствии здесь развернутся резонансные события, связанные со штурмом российскими военными украинской воинской части 204 бригады тактической авиации ВСУ во главе с Юлием Мамчуром (на данный момент народный депутат Украины).

Переправа: оружие, военные и казаки

Одновременно с воздушными пунктами сообщения с Крымом российские военные захватили и Керченскую паромную переправу, которая сыграла роль основного «узла» переброски на полуостров тяжелой военной техники и личного состава Вооруженных сил России.

Керченские журналисты, которые стали первыми свидетелями происходящего, рассказывают, что накануне захвата, в ночь на 28 февраля, пассажирское сообщение на переправе «Керчь-Кавказ» неожиданно остановили. Движение было возобновлено под утро, и тогда из России в Керчь стали массово переправлять автобусы с казаками, а также людьми в камуфляже и штатском. Их пытались скрывать за задернутыми шторками. По оценкам наших собеседников, количество автобусов, которые в те дни прибывали на паромах, исчислялось несколькими десятками ежедневно.

В то же время в Госпогранслужбе Украины, с 28 февраля по 11 марта 2014 года (до проведения «референдума»), зафиксировали всего 10 случаев нарушения порядка пересечения государственной границы Украины через паромную переправу.

«За это время через пункт пропуска «Крым – паромная переправа» на территорию Украины без соответствующего разрешения украинской стороны перемещены 139 единиц автомобильной, специальной и бронетехники Вооруженных сил России, в частности, четыре ракетные системы залпового огня «Град», шесть бронетранспортеров, 111 грузовых, шесть специальных и семь легковых автомобилей, пять микроавтобусов», – заявляли в ведомстве.

Часть переброшенных из России военных и людей в гражданском затем взяли под контроль паромную переправу. На ее территории уже 28 февраля появились автомобили «Урал» с российскими номерами и вооруженными людьми, которые расположились по периметру объекта, сообщал городской сайт Kerch.FM.

Журналистам, которые пытались фиксировать происходящее, препятствовали агрессивные представители «самообороны». Однажды столкнулась с ними керченская журналистка Елена Лысенко. На одной из съемок рядом с паромной переправой ее вместе с оператором заметил российский военный.

Я от нервного срыва плакала и что-то им все время говорила. А они мне говорили, что мы здесь никто, угрожали и унижали нас
Елена Лысенко

​«Он дал команду, и на нас набежала толпа казаков. Их было около десятка. Они достаточно жестко толкали нас и гнали с места съемки. Я от нервного срыва плакала и что-то им все время говорила. А они мне говорили, что мы здесь никто, угрожали и унижали нас. Психологически эти 300 метров, которые мы бежали до машины, мне показались километрами. Это было очень ужасно и обидно», – рассказала журналистка Крым.Реалии.

Журналистка уверена, что под видом казаков в Крыму действовали переодетые российские военные. «Я уверена, что никакой «самообороны» и казаков на переправе не было. На самом деле это были ряженые российские ГРУшники. По их поведению было видно, что они специально подготовленные, также они говорили с ярко выраженным российским акцентом. Крымчане так точно не разговаривают. На тот момент в Керчь из России активно завозили военных и оружие. Этот процесс тщательно охранялся от посторонних глаз. Поэтому журналистов к паромной переправе и близко не подпускали», – говорит Елена Лысенко.

Переброшенные из России люди также были замечены во дворе храма Андрея Первозванного, расположенного в Комсомольском парке Керчи. Там для них разбивали палатки.

Их удалось зафиксировать местной журналистке Виктории Ермолаевой. «Мы снимали их из машины, потому что подходить к ним было опасно. Там были казаки и мужчины в военной форме без опознавательных знаков, в том числе, и так называемые «ополченцы». Люди в военной форме раздавали им указания и они массово грузились в тяжелую военную технику. Я предполагаю, что все они были российскими военными, которые под разным внешним видом для маскировки там собрались, чтобы получить дальнейшие указания, получить вещи, пайки, деньги, еще что-то. А храм Андрея Первозванного был для них одним из плацдармов оккупации Крыма», – рассказывает она.

У храма Андрея Первозванного (УПЦ Московского патриархата – КР) замеченные журналисткой люди пробыли несколько часов. Затем часть из них рассеялась по городу, а остальные погрузились в автобусы и выехали из Керчи в другие регионы полуострова. Так они взяли под контроль весь Крым.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG