Доступность ссылки

Крымчанин-воин АТО: Не возвращаться в Крым – мой осознанный выбор


Михаил Новосельцев

Небольшой городок Геническ, расположенный вблизи админграницы с Крымом, напоминает ему родные края. В здешних ландшафтах он видит схожесть с северными регионами полуострова. В 2014 году крымский журналист Михаил Новосельцев отправился защищать свою родину в зону проведения АТО, а после участия в боевых действиях на востоке Украины счел небезопасным возвращаться на полуостров и остановился в городе Геническ Херсонской области. Здесь Михаил нашел единомышленников и занимается теперь общественной деятельностью: создал организацию ветеранов АТО и возглавил филиал ГО «Стоп коррупции».

Однако жизнь участника АТО и вынужденного переселенца обходится не без трудностей: в частности, ему отказали в получении земельного участка, положенного ветерану по украинскому законодательству. Незаконность такого решения он хочет установить через суд.

– Михаил, откуда Вы родом, где жили и чем занимались до того, как пошли воевать?

– Если вкратце, я родился и вырос в Крыму в семье кадрового военного. Долгое время занимался предпринимательской деятельностью, некоторое время – журналистикой.

– Что для Вас лично значат события на востоке Украины?

Юридически проходит АТО, а фактически там идет война

– Не имеет никакого значения мое личное мнение относительно событий на востоке Украины. Юридически проходит АТО, а фактически там идет война. И пока граница между РФ и Украиной нам не подконтрольна, то и военный ресурс нашего противника практически неограничен.

– Как Вы попали в зону АТО?

– Я, как законопослушный гражданин Украины, после указа президента Украины о мобилизации, как в нем было указано, приехал в военкомат Херсона, получил повестку, и, пройдя медкомиссию, был мобилизован в ряды ВСУ.

– Почему Вы пошли воевать?

– У каждого, конечно, свой ответ на этот вопрос. В принципе, у меня такого вопроса не возникало. Я знаю, что был тогда нужен Украине именно в том качестве. Многие мужчины в Украине поступили так же. Я считаю, что именно третья волна мобилизации сделала ВСУ настоящей армией, способной противостоять любому противнику. И мы выиграли время, так необходимое Украине, чтобы укрепить государственность.

– Как это – увидеть войну изнутри, неужели не страшно?

Самое тяжелое на войне – это тяжелые бытовые условия, тяжелый труд

– Человек очень быстро привыкает к разным условиям. Всем кажется, что война – это непрерывная череда боев. Но это не так. Самое тяжелое на войне – это тяжелые бытовые условия, питание, тяжелый труд. Но еще раз повторю, человек очень быстро привыкает ко всему. А страх возникает только тогда, когда ожидаешь того, что не можешь предотвратить. Залп «Града» долетает до цели максимум за 60 секунд. И когда раздается крик «сходы» (видимый пуск ракет, их видно очень далеко), все прячутся в выкопанные окопчики и считают: раз, два, три…, шестьдесят один, шестьдесят два. Значит, прошли мимо. Вот за эти 60 секунд много мыслей пролетает в голове…

– Где именно Вы воевали, что можете сказать о тех днях и сражениях?

– В зоне АТО я находился с середины октября 2014 по конец августа 2015 года. Все время наше подразделение дислоцировалось под Донецком и принимало участие во всех значимых событиях того периода. До Минска-2 интенсивность боев была очень высокая.

Крымчанин, воевавший в АТО, судится с властью Геническа за землю (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:32 0:00

– При слове «АТО» какие эмоции Вы испытываете?

– Это больше года моей жизни. И, наверное, в конце жизни я смогу сказать, что именно мое участие в АТО – то немногое, за что мне не стыдно. А эмоции, которые испытываю в первую очередь, – это та гордость за слова нашего гимна, которые приобрели совершенно особое значение: «Душу й тіло ми положим за нашу свободу».

– А как к Вашему решению пойти воевать отнеслись Ваши близкие и друзья, крымчане?

– Я уехал, не поставив никого в известность. Чтобы не создавать своим родным проблем, я к минимуму свел с ними общение. Я не вернулся в Крым, так как считаю это небезопасным для себя.

– По возвращении из АТО, почувствовали ли Вы помощь от государства, от соотечественников? Что способствовало интеграции ветерана АТО в местное сообщество?

Государство многое делает для переселенцев, как в юридическом плане, так и экономическом. Но нельзя забывать, что мы – бедная страна, и нельзя требовать того, чего просто нет

Интеграция прошла более быстро благодаря общественной организации «Волонтер», там я встретил единомышленников. Государство делает для участников боевых действий очень много. Проблема не в государстве, а в чиновнике и депутате, который писал в феврале 2014 года письма Януковичу, «призывая навести порядок в Киеве», а сейчас должен ходить на государственные мероприятия и фотографироваться с «майдановцами» и АТОшниками, чтобы его не заподозрили в сепаратистских настроениях. Но это не сепаратизм – это приспособленчество, и «Оппозиционный блок» в местных советах весь такой. Риторику они поменяли, но суть не поменяешь. Государство многое делает для переселенцев, как в юридическом плане, так и экономическом. Но нельзя забывать, что мы – бедная страна, и нельзя требовать того, чего просто нет.

– Смогли ли Вы воспользоваться правом получения земельного участка как участник АТО?

Мы с геничанином, с которым вместе служили, обратились в местный совет для получения земельного участка. Местный совет отказал. Незаконность отказа установил контролирующий государственный орган, но местный совет не отреагировал и на требования контролирующего органа.

Государство свои обязательства перед АТОшниками выполняет в полном объеме, чего не скажешь о местных советах

Государство свои обязательства перед АТОшниками выполняет: предоставили нам бесплатного адвоката, обратились с исками в суд, по закону освободили нас от уплаты госпошлины. Уже в марте будет рассматриваться исковое требование по выделению земельных участков для участников АТО. Государство свои обязательства перед АТОшниками выполняет в полном объеме, чего не скажешь о местных советах.

– На какое решение надеетесь?

Что суд зафиксирует незаконность отказа.

– Теперь Вы являетесь также переселенцем из Крыма. Рассматривали ли Вы возможность вернуться на полуостров?

– Я являюсь вынужденным переселенцем, поэтому я не рассматриваю возвращение в Крым возможным до тех пор, пока там находится Россия.

– Что для Вас лично означают события февраля-марта 2014 года в Крыму?

Не возвращаться в Крым – это был мой выбор, осознанный и добровольный

– Мое мнение не отличается от резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по Крыму. В ней все сказано предельно точно и поддержано большинством наций. А не возвращаться в Крым – это был мой выбор, осознанный и добровольный. Мне там жить было некомфортно из-за моих взглядов, а после демобилизации – еще и небезопасно.

– Должен ли Крым, по Вашему мнению, вернуться в украинское правовое поле?

Решение «вопроса» Крыма не зависит от Украины, но уже и от России не зависит также. Все очень сложно, и на ход истории может повлиять любое событие, которому никто не придаст значения. Есть такое понятие «эффект бабочки». Падение МН-17 было из этой категории. Возможная экстрадиция Фирташа в США может также принести непредсказуемый эффект. Да все, что угодно. Примеры смены правового поля уже есть в истории. Вспомните, как СССР уходил из ГДР и Прибалтики. А здесь небольшой Крым и законодательное поле в Украине готово для возвращения. Технические вопросы – не проблема.

Этот материал создан при финансовой поддержке Правительства Канады через Министерство иностранных дел Канады. Содержание материала не обязательно отражает точку зрения Правительства Канады.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG