Доступность ссылки

Дело блогера и депутата из Алушты: новое обвинение и вести из СИЗО


Иллюстрационное фото

В Крыму завершилось следствие по уголовному делу в отношении блогера из Алушты Алексея Назимова и депутата местного горсовета Павла Степанченко. Они были задержаны в октябре прошлого года по подозрению в коммерческом подкупе и посредничестве в нем. Суд постановил оставить их под арестом и в течение пяти месяцев продлевает срок содержания под стражей. Тем временем выяснилось, что следствие ужесточило статью обвинения и теперь инкриминирует им вымогательство группой лиц в крупном размере.

О том, при каких обстоятельствах задерживали Алексея Назимова и Павла Степанченко, Крым.Реалии писали ранее. Вкратце напомним, что потерпевшим по делу является алуштинец Александр Рыжков – командир местной роты «крымской самообороны» и член партии «Единая Россия». Он утверждает, что Назимов при посредничестве Степанченко требовал от него 150 тысяч рублей за то, чтобы не критиковать представителей «Единой России» в своих публикациях на алуштинском сайте «Твоя газета». Основным обвиняемым в деле является Назимов. Роль Степанченко следствие определило как посредническую.

Обвиняемые свою вину отрицают. Пока продолжалось следствие, блогеру и депутату постоянно продлевали сроки содержания под стражей. На пятом месяце расследования им вдруг сообщили о переквалификации дела по более тяжкой статье.

Партия близких людей

Пять месяцев мой брат находится в СИЗО не по той статье, по которой его туда посадили
Татьяна Капралова

​Как сообщила Крым.Реалии сестра арестованного депутата Татьяна Капралова, о переквалификации дела Павел Степанченко узнал 1 марта от следователя, который пришел к нему в СИЗО. «Ранее Паша содержался в СИЗО по статье 204 части 2 Уголовного кодекса России (посредничество в коммерческом подкупе, совершенное группой лиц по предварительному сговору – КР). А 1 марта к нему в СИЗО пришел следователь и сказал, что дело по этой статье закрыто, и предъявил ему новое обвинение – о соучастии в вымогательстве. То есть пять месяцев мой брат находится в СИЗО не по той статье, по которой его туда посадили», – говорит она.

Эту информацию подтверждает и Алексей Ладин – адвокат Алексея Назимова, которому тоже изменили статью обвинения и теперь обвиняют по части 2 статьи 163 Уголовного кодекса России (вымогательство, совершенное группой лиц в крупном размере – КР).

Алексей Назимов
Алексей Назимов

Алексей Ладин утверждает, что оснований для переквалификации дела у следствия не было. Он обращает внимание, что статья 163 Уголовного кодекса России, которую теперь применяют в отношении Назимова, определяет вымогательство как «требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего и его близких». В материалах Следкома России же идет речь об информации, которая порочит Рыжкова и представляемую им партию.

Следствие, как это ни смешно, полагает, что члены «Единой России» в Алуште – это одна большая семья
Алексей Ладин

​«Таким образом, по логике следствия, Рыжков и члены партии «Единая Россия» являются между собой «близкими». Пленум Верховного суда Российской Федерации раскрывает понятие, кто такие «близкие». К ним относятся и сожители, и свояки, и тому подобное. В данном же случае следствие, как это ни смешно, полагает, что члены «Единой России» в Алуште – это одна большая семья», – поясняет Ладин.

В самой алуштинской организации «Единой России» эту тему обсуждать с Крым.Реалии отказываются.

«Они два месяца с Назимова тянули жилы»

Поскольку они два месяца с него тянули жилы, Назимов в итоге сказал, что максимум, что он может сделать – это не упоминать, что чиновники, ответственные за проблемы в городе, состоят в «Единой России»
Алексей Ладин

​Адвокат утверждает, что в материалах оперативно-розыскных мероприятий Следкома России нет доказательств того, что деньги Назимов действительно вымогал. «Факта вымогательства не было. Никто деньги не требовал, а их наоборот на протяжении двух месяцев пытались всячески навязать Назимову. Сначала один из провокаторов записывал их разговоры самостоятельно, а затем к процессу подключились органы ФСБ. На аудиозаписях Назимову говорят: мы будем тебе платить деньги за то, чтобы ты пиарил «Единую Россию». Он в ответ неоднократно говорит, что не будет этого делать. Поскольку они два месяца с него тянули жилы, Назимов в итоге сказал, что максимум, что он может сделать – это не упоминать, что чиновники, ответственные за проблемы в городе, состоят в «Единой России», – рассказывает адвокат.

Переквалификация дела Назимова также коснулась и Павла Степанченко. Если ранее его обвиняли в пособничестве в вымогательстве коммерческого подкупа, то теперь квалифицируют как соучастника вымогательства. Санкция этой статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы до семи лет со штрафом в 500 тысяч рублей. В то время как статья о коммерческом подкупе, по которой блогера и депутата обвиняли ранее, предусматривала крупный штраф либо лишение свободы на пять лет.

На данный момент Назимов и Степанченко продолжают оставаться в СИЗО. В пятницу, 3 марта, судья Алуштинского городского суда Валентина Хотянова продлила блогеру срок содержания под стражей до 4 апреля. Ранее такой же срок был определен и для депутата.

«Павел спал просто на полу, на своей куртке»

Крым.Реалии удалось узнать некоторые подробности о жизни алуштинских арестантов в Симферопольском СИЗО. По словам их родных, физического насилия ни к депутату, ни к блогеру в заключении не применяют. Однако имеются проблемы с оказанием медицинской помощи. «Мой брат всю зиму болел бронхитом. Мы пытались передать ему лекарства, но их в СИЗО не приняли. Он написал заявление, чтобы ему выдали лекарства. Только через десять дней туда пришел доктор и дал ему таблетку, но не от бронхита, а от давления», – рассказывает сестра Павла Степанченко.

СИЗО переполнено в два раза. Есть камеры, где из-за нехватки коек Павел спал просто на полу, на своей куртке
Татьяна Капралова

​Родственники депутата утверждают, что Симферопольское СИЗО переполнено, заключенным не хватает кроватей, поэтому они спят по очереди. «СИЗО переполнено в два раза. Есть камеры, где из-за нехватки коек Павел (Степанченко – КР) спал просто на полу, на своей куртке. Чаще всего они все там спят по очереди. Делят время по 12 часов: одни спят днем, другие – ночью и наоборот, чередуются», – говорит Татьяна Капралова.

Алуштинские активисты считают преследование Назимова и Степанченко политическим и стараются проявляться солидарность с ними, посещая судебные заседания. «На прошлое заседание суда, когда определяли меру пресечения Павлу Степанченко, пришли около 15 активистов. Увидев их, следователь и прокурор потребовали удалить людей из зала и провести заседание в закрытом режиме, поскольку в деле якобы имеется какая-то секретная информация федерального значения. Полтора часа проходило совещание судьи по этому вопросу и в итоге заседание осталось открытым», – рассказала близкая знакомая Степанченко Алла Литвинчук.

Активисты также создали листовку, в которой призывают всех неравнодушных проявить солидарность с арестованными депутатом и блогером. Одну из них передали и в редакцию Крым.Реалии.

Родные арестованных говорят, что на полуострове широкой медиа-поддержки они не наблюдают. В крымских СМИ, контролируемых российскими властями полуострова, эта тема замалчивается.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG