Доступность ссылки

«Идеальный политзаключенный». О крымской судьбе «майдановца» Николая Шиптура


Николай Шиптур с сыном, архивное фото

Четыре года назад, 9 марта 2014 года, представители «самообороны» в Севастополе задержали «майдановца» Николая Шиптура – якобы за покушение на убийство. Через год севастопольский суд приговорил его к девяти годам заключения в колонии строгого режима. Фактически Шиптур стал первым после Революции Достоинства украинским политзаключенным в аннексированном Крыму.

По версии обвинения, Николай Шиптур начал нарушать закон еще до того, как приехал в Крым. В приговоре суда сказано, что 26 февраля 2014 года он нашел на Майдане в Киеве пистолет марки «Макарова» и оставил его у себя. А затем с этой находкой отправился на полуостров – препятствовать «волеизъявлению» крымчан на «референдуме».

«Около 16:00 часов 09.03.2014, находясь на площади Шевченко в городе Севастополе, являясь радикально настроенным гражданином Украины и возражая против референдума о статусе Крыма и города Севастополя, преследуя цель осуществления провокационной деятельности, направленной на срыв проведения указанного референдума, он принял участие в несанкционированном митинге против проведения данного референдума», – говорится в решении российского суда.

В тот день на митинге в Севастополе был еще один «майдановец» – Андрей (имя изменено по просьбе собеседника – КР). С Николаем он познакомился еще в Киеве – в здании Киевской городской администрации, занятом активистами Майдана. Андрей вспоминает, что 6 марта ему предложили поехать в Севастополь – на акцию к 200-летию со дня рождения украинского поэта Тараса Шевченко. Выйдя из поезда, он увидел Николая. Вместе с еще двумя активистами, Сергеем и Ольгой, они поселились на съемной квартире.

На акции возле памятника Шевченко поначалу все было спокойно, отмечает Андрей. По его словам, они с Николаем просто стояли среди активистов, не предпринимая каких-либо действий.

А через полчаса туда начали съезжаться пророссийские активисты.

«Они начали орать и возмущаться. С их стороны было много провокаций. Кто-то оббежал нашу толпу, забежал к нам и бросал в ту сторону различные предметы. Наши на это никак не реагировали», – рассказывает Андрей.

Затем пророссийские активисты начали окружать проукраинских участников акции. Андрей говорит, что они вместе с Николаем и Сергеем сбежали с митинга и отправились на съемную квартиру, где к ним присоединилась Ольга. Она практически сразу ушла оттуда, но через пятнадцать минут позвонила Николаю, предупредив, что за ней следит «самооборона». По словам Андрея, Николай сразу достал пистолет и выбежал на улицу. А через десять минут он услышал выстрелы в парке.

«Мы жили на втором этаже, окна выходили на парк. Там было много людей. Через некоторое время мы увидели, что Ольга повела милицию и «самооборону» к нам. Я решил, что уже некуда деваться, и открыл им дверь, а Сергей решил прыгнуть через балкон, но его все равно поймали», – рассказывает Андрей.

Я решил, что уже некуда деваться, и открыл им дверь, а Сергей решил прыгнуть через балкон, но его все равно поймали
Андрей

По его словам, на следующий день они вместе с Ольгой и Сергеем предстали перед судом в Севастополе. Судья их оправдал и посоветовал быстрее покинуть полуостров. Но после заседания, говорит Андрей, их отвезли в участок, а затем им надели мешки на головы и перевезли в какое-то помещение, где держали до 26 марта.

Согласно материалам дела, Николай Шиптур рассказал, что вышел на улицу с пистолетом, потому что узнал о задержании девушки (Ольги – КР), которая была с ним на акции. Николай увидел ее в сопровождении «самообороновцев», которые попросили его показать квартиру. Опасаясь, что его побьют, Николай решил убежать.

По версии российского следствия, во время погони он якобы трижды выстрелил в одного из преследователей – представителя «Русского блока» Кулиша А.В. (точное имя узнать не удалось – КР). Сторона обвинения посчитала, что активист использовал оружие «для убийства».

Уже после того как Николая задержали представители «народной самообороны», на место событий прибыла сотрудница МВД Украины Петренко Л. (имя узнать не удалось КР). В своих показаниях они подтверждают, что у Николая был пистолет, что он «кричал и вел себя агрессивно». По словам Петренко, от «самообороны» ей стало известно, что Шиптур, находясь в сквере, где «гуляли мирные граждане с детьми», стал стрелять в одного из добровольцев «самообороны».

После ряда экспертиз и допросов свидетелей подконтрольный Кремлю суд признал Николая Шиптура виновным по ч.1 ст. 222 Уголовного кодекса России и по ч.3 ст. 30, пп. «б» и «е» ч.2 ст. 105 Уголовного кодекса России и приговорил к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. После апелляции срок заключения снизили до 9 лет.

Сторона защиты

С выдвинутыми Николаю Шиптуру обвинениями защита соглашается частично. По словам адвоката Владимира Дзебко, «майдановец» не отрицал, что применял оружие, найденное в Киеве. Но, по его словам, стрелял он вовсе не для того, чтобы кого-то убить.

«Пистолет он применил с целью припугнуть-остановить. А Следственный комитет и прокуратура определили это как покушение на жизнь с помощью оружия. Николая особо никто не слушал», – поясняет адвокат.

Эксперт Украинского Хельсинкского союза по правам человека Дарья Свиридова считает, что судебный процесс над Николаем Шиптуром проходил с нарушениями.

Вместо того, чтобы разобраться, полиция нашла легенду о страшных «бандеровцах»
Дарья Свиридова

«Он был вынужден фактически сам себя защищать. Вместо того, чтобы разобраться, полиция нашла легенду о страшных «бандеровцах», которые заезжали с оружием (в Крым – КР). Он идеально попал под легенду российской пропаганды», – говорит Свиридова.

Правозащитница также указывает, что всеми свидетелями в суде были представители «народной самообороны».

«Все свидетели и потерпевшие – это представители «самообороны», которые избили его (Николая Шиптура – КР), угрожали и, в конце концов, спровоцировали. После печально известных событий марта 2014-го эти люди фактически стали героями», – говорит правозащитник.

Дарья Свиридова
Дарья Свиридова

Куда дальше

Обжаловать срок в севастопольском суде нельзя – уже использовали все возможные инструменты. По словам Дарьи Свиридовой, семья Николая Шиптура подала заявление в Европейский суд по правам человека. Однако в нем указаны не все нарушения, говорит правозащитница.

Николая осудили по законодательству России – фактически, это запрещено международным правом
Дарья Свиридова

«Например, тот факт, что Николая осудили по законодательству России. Фактически, это запрещено международным правом. Безусловно, нужно было жаловаться на незаконное лишение свободы. Но об этом должен сказать суд», – указывает Свиридова.

Украинский Хельсинкский союз по правам человека, узнав о положении Николая Шиптура, обратился с заявлением в прокуратуру Автономной Республики Крым (она работает на материковой Украине). Заместитель прокурора АРК Олег Хорсуненко утверждает, что 19 декабря 2016 года прокуратура начала расследование по факту незаконного задержания Шиптура.

Сейчас уже составлен план расследования и начато расследование
Олег Хорсуненко

«Сложность подобных дел заключается в том, что преступления совершаются на временно оккупированных территориях – поэтому тяжело собирать доказательства. Сейчас уже составлен план расследования и начато расследование», – говорит Хорсуненко.

По поводу «майдановского» оружия, которое якобы присвоил Шиптур, прокуратура АРК ему ничего не инкриминирует. Эту информацию сначала нужно проверить, а уже потом действовать, говорит зампрокурора Олег Хорсуненко: «Мы нашли решения судов. Мы имеем номер оружия. Мы обязательно проверим, откуда и за кем оно значится».

МИД Украины включил Николая Шиптура в список украинских граждан, которых российская власть незаконно удерживает в Крыму. Его имя также значится в недавнем обращении Верховной Рады к парламентам иностранных государств с требованием осудить репрессии России в отношении украинских политических заключенных.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG