Доступность ссылки

Выборы губернатора Севастополя: результат предопределен?


Иллюстрационное фото

Во вторник, 14 марта, состоялось очередное пленарное заседание подконтрольного России Законодательного собрания Севастополя, в рамках которого депутаты приняли в окончательной редакции региональный закон «О выборах губернатора». Данный нормативный акт, успевший стать краеугольным камнем местной политической жизни, как оказалось, сохранил за собой весьма неоднозначную репутацию.

Группа депутатов – сторонников бывшего «народного мэра» Севастополя Алексея Чалого – не прекращала попыток принять закон о выборах главы региона с середины 2015 года. Тогда норматив различными способами блокировался экс-губернатором Сергеем Меняйло и его сателлитами в российском парламенте Севастополя.

Через несколько недель после отставки Меняйло депутаты «запели в унисон» и единогласно 24-мя голосами приняли проект закона в первом чтении. Тем не менее, оставался ряд вопросов, требовавших обсуждения и консенсуса. Это и пресловутый муниципальный фильтр для потенциальных кандидатов, и наличие института самовыдвижения, и право голоса для солдат, проходящих в городе срочную службу.

Первое чтение законопроекта, автором которого выступило правительство во главе с врио губернатора Дмитрием Овсянниковым, пролоббировало принятие, вероятно, наиболее «жесткого», во всех смыслах, документа. Был установлен максимальный, согласно российскому федеральному законодательству, муниципальный фильтр в 10% от общего числа «низовых» депутатов, запрещено самовыдвижение, а солдат, которых воинская повинность волею судьбы занесла в Севастополь, наделили правом принимать участие в выборах главы региона.

Дмитрий Овсянников
Дмитрий Овсянников

Протесты против правил игры

Подобные «правила игры» не нашли понимания, в первую очередь, у внепарламентских партий. Что не удивительно, ведь «безболезненно» преодолеть вышеупомянутый фильтр могут лишь две партии: «Единая Россия» и КПРФ (у остальных отсутствует нужное количество депутатов – КР). Общественные обсуждения законопроекта, организованные общественной палатой Севастополя, традиционно, прошли в скандальном русле, а поступившие предложения исчислялись десятками.

Однако к решающему коллоквиуму, на котором парламентарии должны были определиться с окончательным содержанием некоторых принципиально важных статей, законопроект подошел в первоначальном виде, за исключением нескольких технических корректур, сделанных самим Овсянниковым. Существенные поправки были предложены лишь фракцией ЛДПР (в составе которой 2 депутата из 24 – КР), но не рекомендованы к принятию парламентской комиссией по законодательству.

Само заседание, которое не предполагало наличие сколь-нибудь яркой дискуссии, неожиданно началось с протестного митинга. В районе 9:30 утра по местному времени вход в здание подконтрольного России Законодательного собрания пикетировали представители нескольких политических сил: КПРФ, Партии ветеранов России, партии «Справедливая Россия» и их сторонники. Всего мероприятие собрало около полусотни человек.

Пикет против закона о выборах губернатора в Севастополе, 14 марта 2017 года
Пикет против закона о выборах губернатора в Севастополе, 14 марта 2017 года

Через несколько минут пикет перерос в полноценный митинг (хоть и малочисленный) со звукоусиливающей аппаратурой. Участники держали в руках плакаты с надписью «Позор команде Чалого!» и скандировали: «Заксобрание в отставку».

Последнее предложение поддержал лидер местной ячейки КПРФ Василий Пархоменко, сказавший следующее: «Я знаю настроение большинства севастопольцев – требовать отставки этого Законодательного собрания как полностью скомпрометировавшего себя (органа – КР)», – заявил он.

По словам главы севастопольского отделения «Справедливой России» Евгения Дубовика, в действиях депутатов, которые намерены принять закон о выборах губернатора в оговоренном содержании, имеются все признаки коррупционного преступления, о чем организаторы протеста намерены сообщить в прокуратуру.

Формальные процедуры

Впрочем, несмотря на скопление людей возле входа в здание российского парламента Севастополя, заседание проходило, согласно намеченному графику. Представлять итоговый проект закона вышел глава подконтрольной Кремлю комиссии по законодательству, депутат от «Единой России» Виктор Посметный. Он кратко обозначил все поступившие поправки, остановившись лишь на вопросе о снижении муниципального фильтра.

Человек, претендующий на то, чтобы стать губернатором Севастополя, должен заручиться поддержкой максимально возможного числа депутатов
Виктор Посметный

«Поправка о снижении муниципального фильтра с 10 до 7 процентов вызвала жаркую дискуссию при рассмотрении на комиссии, однако с минимальным преимуществом было принято решение не рекомендовать ее к принятию. Лично я считаю, что человек, претендующий на то, чтобы стать губернатором Севастополя, желающий участвовать в выборах, должен заручиться поддержкой максимально возможного числа депутатов», – сказал депутат.

В таких условиях во власть ринутся всякого рода проходимцы и аферисты с большими деньгами, для которых Севастополь – очередная кормушка
Татьяна Сандулова

«Единоросс»​ Татьяна Сандулова подняла вопрос самовыдвижения, однако интерпретировала его в несколько отрицательной коннотации: «На мой взгляд, в нынешних условиях дать возможность баллотироваться самовыдвиженцам преждевременно, поскольку у нас нет лидера, за которого безоговорочно проголосовали все севастопольцы… Не исключаю вариант, что в таких условиях во власть ринутся всякого рода проходимцы и аферисты с большими деньгами, для которых Севастополь – очередная кормушка. Такие личности уже забрезжили на горизонте», – заявила Сандулова.

В результате законопроект был принят во втором чтении без снижения процента муниципального фильтра и без предоставления права на самовыдвижение – данные поправки поддержали лишь 3 депутата из 20 голосовавших.

Последний шанс на демократию

В комментарии Крым.Реалии российский политик и общественный активист Владимир Гарначук раскритиковал принятый закон, назвав его таким, который узаконит имитацию выборов: «В России выборы всех уровней превратились в фарс. В Севастополе была возможность принять качественный закон, который бы гарантировал всем без исключения право на реализацию своего пассивного избирательного права. Разумеется, все эти ограничительные нормы принимаются с подачи Овсянникова, который намерен отрезать от избирательного процесса всех потенциальных конкурентов».

Владимир Гарначук
Владимир Гарначук

​–​ А какие, по вашему мнению, у него есть конкуренты на сегодняшний день?

– Пока никаких, но эта модель страха типична для российского чиновника. Этот страх не персонифицирован, а обусловлен принципом: лучше перестраховаться. Для этого и был изобретен этот так называемый муниципальный фильтр, для этого запрещают или максимально усложняют процедуру самовыдвижения и так далее. Они выстроили монополию во власти, чтобы свободно себя чувствовать.

–​ Почему, на ваш взгляд, получилось так, что условная «команда Чалого», которая инициировала, так скажем, более либеральные инициативы, сегодня оказалась в опале у других политических сил, которые считают этот закон чрезмерно жестким?

Эта редакция закона, очевидно – провал «команды Чалого»
Владимир Гарначук

– Я не готов рассуждать на тему, почему именно так получилось, поскольку уверен, что каждая из сторон преследует исключительно свои интересы. Но эта редакция закона, очевидно – провал «команды Чалого». Всеми этими ограничительными мерами, вкупе с правом голоса для срочников, они пошли вразрез всем демократическим принципам, которые должны гарантироваться законодательством.

Спекуляции и необходимость договариваться

Несколько иной точки зрения придерживается севастопольский муниципальный депутат Максим Мишин. По его мнению, многие заявления относительно сложности прохождения муниципального фильтра являются неоправданным преувеличением: «Большинство людей, которые публично высказываются о якобы чрезмерных ограничениях для кандидатов, спекулируют на фразе «максимальный муниципальный фильтр». Послушайте, у нас 120 муниципальных депутатов. При этом потенциальному кандидату нужно собрать подписи 10%. Это 12 человек. Скажите, неужели сложно из 120 собрать 12 подписей?»

Я не знаю. Некоторые, вероятно, считают, что сложно, раз этот вопрос столь активно обсуждается.

– Я так скажу: избранный губернатор – это субъект некоего пропорционального общественного согласия. И если кандидат на эту должность не смог найти согласия с какими-то 12-ю депутатами не зависимо от партийной принадлежности, то он априори не годится на пост губернатора.

–​ Кроме этого также отрицательно отзываются о запрете самовыдвижения. Как вы к этому относитесь?

– Отрицательно отношусь. Но опять же, не настолько, чтобы спекулировать на этом вопросе. Да, институт самовыдвижения есть, и его стоило бы реализовать в Севастополе. Но, позвольте, любой кандидат может договориться с какой-либо партией. Тут же не требуется членство в партии, партбилет и так далее. Просто договоренность. Я думаю, что это по силам любому человеку, желающему стать кандидатом.

–​ А что касается остальных проблемных вопросов?

Я уверен, что человек должен наделяться активным избирательным правом лишь после года постоянного проживания в Севастополе
Максим Мишин

– Право голосования срочников – вот это, на мой взгляд, самая существенная проблема. Солдат-срочник – это не житель Севастополя. Это человек, который может пробыть в городе и месяц, и две недели. Сегодня его отправили сюда, а завтра перевели в другую часть страны. Я, кстати, на общественных обсуждениях, как депутат, вносил свои предложения по введению ценза оседлости для избирателя. Я уверен, что человек должен наделяться активным избирательным правом лишь после года постоянного проживания в Севастополе. А для солдат-срочников губернатор – это начальник части. Он сказал – они проголосовали, и ни о каком свободном волеизъявлении здесь не может быть речи.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG