Доступность ссылки

«Кремль видит в активистах угрозу своему существованию в Крыму» ‒ правозащитница


Обыск в квартире у крымского адвоката Эмиля Курбединова, 26 января 2017 года

В Праге завершается фестиваль документального кино «Один мир». В этом году награда имени Вацлава Гавела досталась ленте «В погоне за убежищем» (Chasing asylum) режиссера Евы Орнер, которая демонстрирует нечеловеческие условия лагерей на островах в Тихом океане, где удерживает беженцев Австралия. Среди членов жюри была украинская правозащитница Татьяна Печончик, которая курирует мониторинг текущей ситуации со свободой слова и политическими заключенными в Крыму. Она рассказала о том, почему фильм актуален для украинского зрителя.

‒ Это фильм о том, как Австралия относится к политике беженцев и те огромные вызовы, которые это ставит, так как Австралия перестала принимать беженцев на свою территорию. Вместо этого она на островах, расположенных вблизи, устроила лагеря, куда отправляет всех беженцев, которые пытаются добраться до Австралии. И это вызывает целый ряд проблем, так как эти лагеря очень напоминают тюрьмы. Условия там очень плохие. Там нет медицинского обеспечения. Люди попадают туда, не совершив никакого преступления, а просто потому, что они бежали, потому что в их странах было опасно. За это были заключены, а теперь еще и не знают конечного срока (заключения ‒ ред.). То, что происходит внутри, было раскрыто через свидетельство так называемых обличителей ‒ тех людей, которые были наняты для того, чтобы работать в этих лагерях. И которые, согласно новому закону, который приняла Австралия, могли получить до двух лет тюрьмы за то, что рассказали. Это показывает цинизм стран, которые мы считаем развитыми и цивилизованными.

Этот фильм ставит глобальные вопросы, с которыми сейчас столкнулся весь мир. Это вопрос конфликтов, который очень близок для Украины, ведь в Украине сейчас около двух миллионов внутренне перемещенных лиц с Донбасса и Крыма ‒ людей, которые так же вынуждены были покинуть свои дома. Сейчас, по оценкам ООН, это один из крупнейших уровней по количеству беженцев за длительный период времени. И мне кажется, что этот вопрос является лакмусовой бумажкой, которая показывает человечность правительств стран во времена глобальных кризисов и конфликтов. Украина тоже на рубеже таких событий.

‒ По данным вашей организации, сейчас в Крыму насчитывается 39 «узников Кремля» ‒ то есть людей, содержащихся в неволе за политически сфабрикованными делами. Кто из них сейчас в наиболее критическом состоянии?

Иногда «узники Кремля» ‒ это случайные люди, которые попадают в жернова системы

‒ Последняя цифра, которую мы сейчас имеем, ‒ это 44 человека, которые находятся в местах несвободы в Крыму и в России. Очень серьезная ситуация со Станиславом Клыхом, который перенес пытки. Вызывает опасения его психическое здоровье. Также большие сроки заключения получили, например, Олег Сенцов, которому дали 20 лет и которого отправили в Сибирь за шесть тысяч километров от Крыма. Это, конечно, показывает тот уровень репрессий, который существует в России относительно несогласных. Иногда эти «узники Кремля», как мы их называем, ‒ это даже не активисты, не журналисты, не правозащитники, это просто какие-то случайные люди, которые попадают в жернова этой системы.

‒ Семьи «узников Кремля» обратились в Европарламент с просьбой ввести новые санкции в отношении России. Как может дальше развиваться ситуация?

‒ Мы считаем, что это очень важный шаг для того, чтобы приостановить тот каток политических репрессий и расправ, которые продолжаются в Крыму и России. И наша организация уже выступила с инициативой о том, чтобы ввести персональные санкции против лиц, причастных к ущемлению свободы слова и преследованию журналистов в Крыму.

Наши коллеги подготовили список судей ‒ там около 40 человек ‒ представителей так называемой судебной системы в Крыму

Мы задокументировали 461 случай нарушения прав журналистов и ограничения свободы слова в Крыму за три года и установили около 60 человек, причастных к значительной части этих нарушений, из них выделили десять организаторов, которые на политическом уровне отвечают за это, и около 50 исполнителей. Эти списки готовы. И мы будем призывать другие страны вводить персональные санкции для этих лиц, а органы власти в Украине – к тому, чтобы они проводили расследования, возбуждали новые уголовные дела, чтобы дать четкий сигнал этим людям, что сделанное ими не останется безнаказанным.

Татьяна Печончик
Татьяна Печончик

Наши коллеги, в частности, из Крымской правозащитной группы уже подготовили список судей ‒ там около 40 человек ‒ представителей так называемой судебной системы в Крыму, которые причастны к этим уголовным делам в отношении политических заключенных. Я надеюсь, что в ближайшее время коллеги опубликуют эти списки.

‒ Кто, по Вашему мнению, в Крыму является самой большой угрозой и потенциальной мишенью для Кремля?

‒ Как мы видим из массива политически мотивированных процессов, это крымские татары ‒ они очень последовательно сопротивлялись событиям, которые происходили с 26 февраля 2014 года, когда они организованно вышли к крымскому парламенту, чтобы выразить свое несогласие с оккупацией Крыма.

Активисты, правозащитники, журналисты ‒ это группы, которые подвергнуты самому большому прессингу

Также мишенью являются проукраинские активисты – те, кто с самого начала поддерживал Украину, помогал украинским военным в Крыму. Даже такие вещи, как возложение цветов к памятнику Тараса Шевченко или ношение вышиванки в Крыму могут привести к административным задержаниям. И, конечно, общественные активисты, правозащитники, журналисты ‒ это группы, которые подвергнуты самому большому прессингу – Кремль видит в них угрозу своему стабильному существованию в Крыму.

‒ Вы говорите, что «крымская» резолюция ООН направлена не столько на защиту жертв нарушения прав человека, как на то, чтобы нанести как можно более сильный удар России. Объясните, пожалуйста.

‒ Да, резолюция ставит очень много вопросов, касающихся нарушений прав человека в Крыму, однако ее характер является больше политическим. Для нас также важно говорить и о вещах, которые мы считаем ошибочными со стороны Украины.

То, что Украина не дает крымчанам вывозить с собой личные вещи, мне кажется очень циничным на фоне того, что людей там, она никак не защищает

Например, когда за разрешением для въезда в Крым с территории материковой Украины обращаются иностранцы, которые чтят и уважают украинское законодательство, государство или пропускает их через семь кругов бюрократического ада, или вообще отказывает в таком въезде. Но в то же время Украина даже не знает, кто залетает в Крым из России, если эти люди специально не сообщают открыто, потому что в паспорта им там не ставят (штамп) о прилете.

И то, что Украина не дает крымчанам вывозить с собой личные вещи, мне кажется очень циничным на фоне того, что людей, которые находятся там, она никак не защищает. Она не может их защищать. Но в то же время она не способствует работе российских адвокатов, приезжающих туда защищать местных украинских граждан в так называемых судах. И нет государственной программы по поддержке жертв политических репрессий. То есть вся работа ложится на плечи правозащитных организаций.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG