Доступность ссылки

Украина должна иметь непубличный план на случай падения режима Путина ‒ нардеп


16 марта прошла уже третья годовщина так называемого «референдума» в Крыму, условия которого обеспечили «наши военнослужащие». В этом признался, наконец, президент Путин. «Наши» ‒ для России, благодаря этим воинам состоялся «Крымнаш». Именно «вежливые люди» захватили ключевые объекты Крыма и согнали крымских депутатов принять решение о «референдуме». Как вспоминал потом российский диверсант, полковник Игорь Гиркин (Стрелков), «депутатов собирали и загоняли в зал, чтоб они приняли».

За три года на полуострове пропали без вести 17 человек, 12 погибли, сообщила вице-премьер Украины Климпуш-Цинцадзе. И, по данным правозащитников, в Крыму и России удерживают 44 «узника Кремля». В частности, кинорежиссера Олега Сенцова. Об аннексии Крыма и ее последствиях говорим с Севгиль Мусаевой-Боровик, главным редактором издания «Украинская правда» и Алексеем Гончаренко, народным депутатом Украины (БПП).

‒ Господин Гончаренко, что удается сделать Украине для возвращения полуострова? Или, пока Путин не уйдет с поста президента России, ждать возвращения Крыма не придется?

Парламент Украины принял важный законопроект о заочном осуждении. Аксенов, Константинов, Березовский, другие коллаборационисты и предатели смогут наконец-то попасть под суд

Гончаренко: Уход Путина ‒ тоже не гарантия. Никто сегодня не может сказать, когда мы вернем контроль над Крымом. Но вернем контроль, и должны делать все, что в наших силах. 16 марта 2014 года я был в Крыму на участке так называемого «референдума», где голосовал Аксенов. Я ему тогда сказал, что он сепаратист и негодяй. С тех пор Аксенов стал еще и убийцей. Парламент Украины принял важный законопроект о заочном осуждении. Аксенов, Константинов, Березовский, другие коллаборационисты и предатели смогут наконец-то попасть под суд.

‒ Госпожа Мусаева, а вы видите приближение Крыма к Украине?

Так называемая «крымская власть» делает все, чтобы даже адвокаты не чувствовали себя спокойно в Крыму

Мусаева-Боровик: Когда погибают люди на Донбассе, теряется информационный повод. И Крым исчез на некоторое время с информационных радаров. Это было логично. Однако государство могло бы делать больше. За три года ситуация ухудшается с каждым днем. Показателен случай Эмиля Курбединова, адвоката крымских политзаключенных, которого арестовали в конце января, и он 10 дней просидел в тюрьме. Так называемая «крымская власть» делает все, чтобы даже адвокаты не чувствовали себя спокойно в Крыму. Барометр свободы ‒ настолько упали показатели, преследуют уже заключенных. То же можно сказать о Николае Семене, журналисте. Человека преследуют и осуждают просто за то, что он публиковал колонку.

‒ Госпожа Мусаева, а какова реакция европейских парламентариев, с которыми вы общаетесь?

Война России против Украины началась с захвата Крыма. Это была стратегия Путина ‒ сделать все, чтобы о Крыме не вспоминали

Мусаева-Боровик: В общем впечатление, что от всех этих событий в Украине Европа устала. Они говорят: извините, но ваши проблемы вы никоим образом не решаете, не можете представить никакой стратегии по Донбассу, альтернативу Минским соглашениям, например. Именно по Крыму говорят: покажите, какова ваша стратегия возвращения? И здесь начинаются вопросы. Нарушен временной промежуток: говорим в целом об агрессии ‒ должны начинать с вопроса Крыма. Война России против Украины началась с захвата Крыма. Это была стратегия Путина ‒ сделать все, чтобы о Крыме не вспоминали.

‒ Господин Гончаренко, когда будет украинский флаг над Крымом?

Гончаренко: Крым оккупирован ядерной державой с самой большой армией в континентальной Европе. Военного пути возвращения Крыма на сегодняшний день для Украины нет. Ни одна другая страна мира военным путем также не хочет в этом участвовать.

Алексей Гончаренко
Алексей Гончаренко

В наших силах сделать наше государство успешным. Когда Крым вернется под контроль Украины, сможем обеспечить условия для крымчан, дать рывок в развитии. Несмотря на все эти мосты, генераторы, Крым уже потерял и туристический потенциал, теряет инфраструктуру, человеческий потенциал.

Мы должны иметь план непубличный в СНБО, например, что делать, в том числе и военным путем, когда путинская система в России упадет

Другая часть ‒ мы должны иметь план непубличный в СНБО, например, что делать, в том числе и военным путем, когда путинская система в России упадет. В данный момент Украина должна будет действовать (у нас будет небольшое окно возможностей) ‒ вернуть Крым под свой контроль. Здесь возможны уже и военные действия, и элементы военной стратегии. Публично удалось добиться от Минобразования, чтобы ребята, которые заканчивают школы в Крыму, могли в Украине учиться. Другие гуманитарные, информационные аспекты. Вы делаете свой проект (Крым.Реалии ‒ КР). Очень много делает КрымSOS.

‒ «Вода камень точит» ‒ только такая тактика возможна при Путине, госпожа Мусаева?

Мусаева-Боровик: Пока да. Нужно создать государственный орган, который мог бы анализировать экономические последствия аннексии в Крыму. Для Запада нужно делать анализ, как санкции влияют на Россию. С каждым годом сложнее и сложнее будет проводить адвокационную кампанию санкций. От Министерства информационной политики и МИДа именно это зависит сейчас. Санкции действуют. И Россия мечтает о том, чтобы освободиться от них.

Севгиль Мусаева-Боровик
Севгиль Мусаева-Боровик

‒ Господин Гончаренко, а по Крыму Украина за три года много исков в международные инстанции подала?

Гончаренко: Есть отдельные иски в отношении имущества «Нафтогаза», украинских банков. В Гааге сейчас рассматривается нарушение Россией двух конвенций. По финансированию терроризма ‒ это касается Донбасса, по недопущению расовой и другой дискриминации ‒ Крыма. К сожалению, на Россию очень трудно повлиять через эти механизмы. Россия увидела, что проигрывает в Евросуде по правам человека, появилось решение Конституционного суда России ‒ игнорировать. Если суд в Гааге будет результативным для Украины, то Россия пойдет тем же путем.

‒ Госпожа Мусаева, в Крыму украинские олигархи до сих пор владеют собственностью?

Когда началась даже крымская блокада, Фирташ, сидя в Вене, нашел путь обеспечения своих предприятий на оккупированной территории

Мусаева-Боровик: Владеют, и также некоторые предприятия работают, в частности Фирташа. Когда началась даже крымская блокада, Фирташ, сидя в Вене, нашел путь обеспечения своих предприятий на оккупированной территории ‒ через Керченский пролив провозится сырье. До блокады объем торговли оккупированной части с Украиной был значительно большим. Украинскую продукцию в супермаркетах Крыма так же можно найти.

Гончаренко: Блокада, организованная Меджлисом крымскотатарского народа ‒ правильное решение. Сейчас с Крымом Украина не торгует. Есть контрабанда, но это небольшие объемы. До блокады это была полномасштабная торговля, очень интенсивная. Еще один пункт в стратегии ‒ чтобы Крым был как можно более тяжелой ношей для России, «чемоданом без ручки».

‒ Как можно ускорить возвращение Крыма Украине?

Роль Украины ‒ не давать забыть тему, не давать заговорить ее чем угодно и всегда на повестке дня держать вопрос Крыма

Мусаева-Боровик: Роль Украины ‒ не давать забыть тему, не давать заговорить ее чем угодно и всегда на повестке дня держать вопрос Крыма. Я думаю, что это (возврат Крыма ‒ КР) будет при нашей жизни. Очень показательна ситуация в отношении Юлии Самойловой, представительницы от России на «Евровидении». Она выступала в Крыму. Это тоже стратегия Кремля. СБУ должна запретить ей въезд, поскольку человек нарушил.

Гончаренко: И не допускать появления таких планов, как у Артеменко, Пинчука, которые предлагают или в аренду сдать, или обменять. Никоим образом!

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG