Доступность ссылки

Иван Ампилогов: Другие русские


Иллюстрационное фото

Сосуществование в Крыму местных и вновь прибывших – интереснейшая культурологическая картина. То есть она, наверное, должна быть очень интересна культурологу –если тот может ее наблюдать. Тем более тому, который видел население полуострова в исходном, дооккупационном состоянии. Мне кажется, много ценных наблюдений делают сейчас некоторые мои друзья, там оставшиеся.

В Крыму сталкиваются русские, даже так: русские и «русские-русские». Последние – это те, кто сейчас осваивает Крым, приехавшие из соседней России. Они, посланцы метрополии, чувствуют себя, наверное, совсем русскими – на фоне недостаточно русских крымчан.

В Крыму сталкиваются русские, даже так: русские и «русские-русские». Последние – это те, кто сейчас осваивает Крым. Говорят, их выдает акцент, и что-то еще, менее уловимое

Говорят, их выдает акцент, и что-то еще, менее уловимое. Я сталкивался с россиянами и отмечал их более или менее назойливое желание узнать: «А как же вам здесь без России?». Можно представить чувства новых российских колонизаторов: и неуверенность («никогда же правды не скажут»), и недоверие, даже, наверное, тогда, когда их от души благодарят. Потому что они – не вы, приехавшие россияне, они другие.

В пророческом «Острове Крым» крымчане и были другими, не «советскими гражданами», которые были иногда трогательны, но, скорее, убоги и отвратительны. Украинские крымчане и были такими – вроде бы русскими, но полилингвальными, желающими европейских норм, раздраженными на государство в лице налоговой и «ментов», настороженными к любой власти, рассчитывающими только на себя. Даже если сдуру они что-то и ждали от России, то с той же степенью нерационального идеализма, в который впали крымчане Аксенова, писателя.

Обожающий государство и государя русский приезжает на вечное жительство на завоеванный им полуостров, где вроде такие же русские ежеминутно демонстрируют ему, насколько он им чужд

Удивительны качества этого пророчества, предугадавшие, что возможно существование независимого анклава русских, не разделивших пороков основной части, заживших параллельной жизнью, и что Россия этого не может потерпеть и поглощает этот анклав, отчасти при поддержке некоторых его представителей.

В этом и состоит та интереснейшая для культуролога ситуация – как обожающий государство и государя русский приезжает на вечное жительство на завоеванный им полуостров, где вроде такие же русские ежеминутно демонстрируют ему, насколько он им чужд.

Иван Ампилогов, русский писатель, крымчанин, участник АТО

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG