Доступность ссылки

«Российские «псы войны» были самыми жестокими»


Светлана Броз, внучка Иосипа Броз Тито

Сараево ‒ Варшава ‒ Соседи разных национальностей, которые десятилетиями жили рядом, никогда не подняли бы друг на друга руку, если бы их не натравливали извне. В этом убеждена Светлана Броз, врач-кардиолог и общественный деятель из Сараево, внучка многолетнего руководителя Югославии Иосипа Броз Тито. Свою жизнь она посвятила неправительственной деятельности ‒ лечению моральных и психических травм, нанесенных войной 1990-х гражданам Боснии и Герцеговины.

После кровавого конфликта на Западных Балканах Светлана Броз написала и издала книгу «Добрые люди во времена зла». Истории о балканских праведниках, которые спасали от верной смерти своих соседей, а то и незнакомых людей, Светлана собирала по горячим следам кровавых событий.

Она вспоминает, что не могла усидеть в Белграде, когда в Боснии и Герцеговине началась война. Решение о выезде из столицы Сербии было ее личным протестом против шовинистической политики Слободана Милошевича. Внучка Тито решила работать врачом в боснийской столице Сараево, чтобы как-то помочь жертвам кровавого межнационального конфликта. В сараевской больнице ей неоднократно приходилось слышать невероятные истории пациентов – о том, как им удалось избежать смерти. В трудную минуту боснийцев-мусульман спасали православные сербы или хорваты-католики, или же наоборот. Врач решила собрать и издать эти рассказы, ведь они учат, как не потерять человечность в водовороте войны. Поэтому она оставила госпиталь и с магнитофоном в сумке отправилась в многолетнее путешествие по городам и весям Боснии и Герцеговины, чтобы спасти от забвения поучительные истории спасенных.

Следы войны на жилых домах в Сараево
Следы войны на жилых домах в Сараево

Издав в 1999 году книгу, Светлана Броз решила поселиться в Сараево. По словам деятеля, ее родной Белград в 1990-х «потерял душу», а Сараево, несмотря на страшные раны войны, сохранило свою неповторимую атмосферу доброжелательного и открытого города. В столице Боснии и Герцеговины Броз возглавила общественную организацию GARIWO (которая учит местную молодежь гражданскому мужеству. «Молодые люди должны и могут выступить против политиков-популистов, забирающих у них будущее», ‒ объясняет деятель.

Кровопролитие спровоцировали «боги войны»

Светлана Броз отрицает распространенное за пределами Боснии и Герцеговины мнение о том, что в начале 1990-х боснийцы, сербы и хорваты вдруг начали убивать своих знакомых, соседей, которые принадлежали к другим национальностям или вероисповеданиям. Она утверждает, что во всех местах, где ей пришлось собирать воспоминания спасенных, конфликты никогда не загорались сами собой.

Война началась, потому что так решили «боги войны» из Сербии и Хорватии

«Половину войны я провела в Боснии и Герцеговине, а после войны прошла все села и города, через которые она прокатилась. Я никогда не слышала, что в каком-то селе сосед напал на соседа. Зато не раз слышала о том, как кто-то из другого региона, или из-за пределов страны пришел в это село и бросил первую гранату, зажег первый дом, убил первую жертву. И это была и первая капля, после которой жители разных этнических групп, которые раньше жили мирно, начали поляризоваться, начали идентифицироваться с группой, которую обидел пришелец извне», ‒ рассказывает Броз.

Она настаивает на том, что войну в Боснию и Герцеговину принесли из соседних стран. «Война началась, потому что так решили «боги войны» из Сербии и Хорватии. Сначала Сербия напала на Боснию – это была классическая агрессия, она напала милитарно, но также изнутри, потому что она посылала людей, которые совершали преступления и вызывали поляризацию населения. Такое, поверьте мне, может случиться в каждой стране, в отношении которой кто-то извне применит аналогичный план. И если люди не имеют достаточно гражданского мужества, чтобы выступить против «богов войны», то позже они платят за это кровавую цену», – размышляет Броз.

«Милошевич пригласил «псов войны» ‒ россиян, которые в свое время воевали в Афганистане»

По словам Светланы Броз, «боги войны» поставили себе целью разделить Боснию и Герцеговину и создать «большую Сербию» и «большую Хорватию». «То есть речь шла о многих «великих» государствах на малой территории ‒ ценой растерзания Боснии и Герцеговины. Тогда дошло до неслыханных преступлений и эти неслыханные преступления чаще всего – я не говорю, что всегда, но чаще всего – совершали люди, которые пришли извне», ‒ объясняет деятель.

Российские «псы войны» были самыми жестокими преступникам

Светлана Броз говорит о позорной роли в кровопролитии на Балканах наемников из других стран, в частности из России. Она говорит: «Милошевич пригласил «псов войны» – русских, которые в свое время воевали в Афганистане. Они совершили величайшие преступления в крае над рекой Дрина. Российские «псы войны», которые ранее воевали в Афганистане, были самыми жестокими преступниками. Интересно, что ни один из них не попал на скамью подсудимых в Гаагском трибунале».

Жертвы войны стремятся к справедливости, а не мести

По наблюдениям Светланы Броз, нет основания утверждать, что граждане Боснии и Герцеговины передают ненависть к своим обидчикам следующим поколениям. «Думаю, что люди, которые прошли войну передают своим детям не так ненависть, как страх. Они боятся, что ужасы войны могут повториться. На территории Боснии и Герцеговины, где население больше всего пострадало и где было больше всего жертв, люди не хотят мести. Я в этом убеждалась сотни раз, общаясь с жертвами войны, в том числе с теми, кто прошел через геноцид в Сребренице», ‒ рассуждает Броз. Деятель говорит, что такое отсутствие жажды мести вдохновляет. Мол, ее сограждане стремятся к справедливости в суде, а не к сведению личных счетов.

Выставка про геноцид в Сребренице, Сараево
Выставка про геноцид в Сребренице, Сараево

Светлана Броз делится соображениями: «В Боснии и Герцеговине с каждым годом увеличивается количество самоубийств. Люди не могут жить с грузом трагедии, в тотальной нищете. Наша страна ‒ одна из беднейших в Европе, у нас много безработных, часто людям не хватает элементарного. В этой послевоенной беде многие поднимает руку на свою жизнь. И никогда не случилось, чтобы кто-то, кто решил свести счеты с жизнью, обвязался гранатами и поехал в Белград или Загреб и убил других людей во время своего самоубийства. Такого никогда не было, хотя они это каждый день видят по телевизору». По мнению Светланы Броз, страдания облагораживают, поэтому те, кто по-настоящему страдали во время войны, стали более уязвимыми и великодушными, а не преступниками.

Что общего между праведниками, которые спасали чужую жизнь в любое время зла?

Автор книги не собирала воспоминаний спасателей. Она сосредоточилась на том, что рассказывают спасенные, потому что их показания более вероятны. Впрочем, утверждает Светлана Броз, она поняла, что общего между спасателями, которые протягивали руку помощи беззащитным людям. Все они когда-то слышали или читали о подобных историях со времен Второй мировой. Показательный пример ‒ история Лазаря Манойловича, директора школы в городе Биелина.

Люди, которые прошли войну передают своим детям не так ненависть, как страх. Они боятся, что ужасы войны могут повториться

Броз рассказывает: «Когда началась война, в его кабинет вошли двое вооруженных бандитов с парамилитарных формирований, нацелили на него пистолет и потребовали, чтобы он дал им список несербских детей. Он посмотрел на них, на их пистолеты и сказал: «В этой школе только две национальности ‒ нация учеников и нация учителей. Уходите!». Решительность старого учителя смутила нападавших и они оставили школу. Между тем, говорит Светлана Броз, в других школах случалось, что боевики забирали детей «неправильных национальностей» из классов и бросали в реку Дрина.

После войны общественная организация GARIWO пригласила старого учителя на встречу со студентами-педагогами. Кто-то из молодых людей спросил Лазаря Манойловича о мотивах его героического поступка. Тогда он вспомнил историю времен Второй мировой войны, которая случилась в оккупированном немцами Белграде. Директор одной из белградских гимназий переписал все школьные журналы, чтобы изменить имена и фамилии еврейских детей на «арийские» и тем самым спасти их от смертной казни. «Эту историю Манойлович прочитал в учительском журнале в 1948 году, а подвиг белградского директора он повторил в 1992-м», ‒ говорит Светлана Броз.

Возможна ли на Балканах новая война?

Автор «Добрых людей во времена зла» надеется, что новой войны на Западных Балканах не будет. Несмотря на то, что в выступлениях влиятельных балканских политиков слышен звон оружия, Светлана Броз полагается на здравый смысл граждан, изрядно натерпевшихся в 1990-е. Она говорит: «Надеюсь, что граждане не позволят, чтобы повторился 1992 год. Они многому научились во время войны и осознают, чем может закончиться манипулирование общественным мнением со стороны политиков и религиозных деятелей, которые имеют огромное влияние на этой территории».

Надеюсь, что граждане не позволят, чтобы повторился 1992 год. Они многому научились во время войны

Светлана Броз говорит об ответственности европейских политиков за развитие событий в балканских странах. «Если Европа и международные организации позволят, чтобы на Западных Балканах раздался хотя бы один выстрел, то тем самым они полностью дискредитируют смысл своей деятельности. После 100 тысяч жертв в Боснии и Герцеговине такой выстрел стал бы поражением европейских и мировых политиков», ‒ отмечает деятель из Сараево. По словам Броз, если в Македонии или в Косово, где кипят политические и межнациональные страсти, повторится то, что произошло в 1992 году в Боснии, то главные европейские политики «должны уйти в отставку и заняться выпасом овец».

Об уроках войн на территории бывшей Югославии

Светлана Броз не скрывает своего разочарования неповоротливостью международного правосудия, которое занимается военными преступлениями, совершенными на Западных Балканах. По ее словам, 150 военных преступников, которыми занялся Международный трибунал по бывшей Югославии в Гааге, ‒ это слишком малое количество, если учесть, что в целом во время югославских войн погибло 150 тысяч человек.

Почему не осудили никого из югославских журналистов, которые были главным оружием политиков – мощнее, чем любая пушка?

Броз опасается, что подавляющее большинство виновных в кровопролитии 1990-х годов никогда не будут наказан. В то же время она отмечает: «Больше всего меня огорчает то, что на скамью подсудимых в Гааге не попал ни один журналист из бывшей Югославии. Не осудили ни одного из них, а об их роли в разжигании конфликта можно написать не одну докторскую диссертацию. Почему не осудили никого из югославских журналистов, которые до войны и во время войны были главным оружием политиков, главным инструментом раздувания ненависти, мощнее, чем любая пушка?».

По мнению Броз, на скамье подсудимых в Гааге должны оказаться и некоторые представители духовенства, также приложившиеся к разжиганию межнациональной розни в западнобалканских странах.

Сербы, воюющие на стороне группировки «ДНР» ‒ это «псы войны»

Светлана Броз не верит в объяснения некоторых боевиков сербской национальности, которые сейчас воюют в Донбассе на стороне группировок «ДНР» и «ЛНР», что они делают это по «идейным соображениям». Об этих людях она говорит: «Я не верю, что они делают это во имя какой-то идеи, я уверена, что это «псы войны», которым платят за то, чтобы они воевали, их влечет запах крови. Случается, что боснийцы воюют на стороне «Исламского государства», и они также делают это не по идейным соображениям, а за деньги. Думаю, что общий феномен, мы это пережили в Боснии и Герцеговине. Это представители криминального мира, люди с обочины общества, аморальная шелуха.

Я не верю, что они делают это во имя какой-то идеи. Это «псы войны» – им платят за то, чтобы они воевали

Светлана Броз говорит, что ей хотелось бы, чтобы «Добрые люди во времена зла» перевели на украинский. Ведь в книге по крохам собрана мудрость праведников нашего времени. Впрочем, отмечает она, украинцы должны бы собрать собственные рассказы о добрых людях во время войны, которая именно сейчас идет на территории Украины и рассказать эти истории миру.

«Кто-то должен собрать ваш опыт. Хорошие люди есть везде. Конечно, медиа убеждают в том, что злых людей больше. Когда я начинала писать свою книгу, моя приятельница-психиатр сказала, что добро скучное и мой замысел не удастся. Но теперь, когда книга переведена на разные языки и выдержала шесть изданий я вижу, что она не права. Неправда, что добро скучное», ‒ заключает Светлана Броз.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG