Доступность ссылки

Международный опыт показывает, что эффективной протестной практикой могут быть политические флешмобы – гражданские акции, которые объединяют черты классических протестных выступлений, художественных перфомансов и вирусных игр в социальных сетях. Флэшмобы последнего типа – когда пользователи вовлекаются в участие с помощью хэштегов – широко распространяются в рунете, но до воскресных антикоррупционных митингов казалось, что люди все реже готовы покидать безопасную онлайн-среду.

Вечером 20 марта на Красной площади появился «зеленый человек». В зеленых вельветовых штанах, с разукрашенными зеленкой лицом и руками он благополучно добрался до центра города на метро. Здесь на него наконец обратили внимание сотрудники полиции: люди с необычным цветом лица не могут просто так разгуливать у стен Кремля. Мужчиной, которого полицейские доставили в ОВД “Китай-город”, был блогер Николай Данилов, больше известный как Норвежский Лесной. Его прогулка была протестом против обливания публичных персон зеленкой – вне зависимости от их политических взглядов.

Испачканный зеленкой Алексей Навальный
Испачканный зеленкой Алексей Навальный

Примерно в это же время фотографии людей с зелеными лицами стали появляться в социальных сетях. Кто-то закрашивал себя гуашью, кто-то использовал фотошоп. Записи с хэштегом #зеленыйнавальный пользователи публиковали в поддержку Алексея Навального, которого облили зеленкой во время открытия его предвыборного штаба в Барнауле накануне. Навальный стал далеко не первой жертвой “раствора зелени бриллиантовой”. В апреле 2016 года на образовательном конкурсе, организованном фондом “Мемориал”, зеленкой облили писателя Людмилу Улицкую (подозревают, что напавшим был член НОД), а в феврале 2017 во время марша Немцова испачкали Михаила Касьянова (установлено, что это сделал член движения НОД). В отличие от участников он-лайн флэшмоба, акция Норвежского Лесного была не в поддержку конкретного политика Навального, а против методов его оппонентов. “Мы с Навальным лично знакомы не первый и не второй год. Если бы была цель поддержать именно Алексея, я бы отправил ему селфи напрямую”, – объясняет Данилов. “Зеленочный” флеш-моб в соцсетях быстро превратился в конкурс веселых селфи, снимков котов и детей, а затем и вовсе угас. Пример Норвежского Лесного тоже не оказался заразительным.

В изначальном смысле флеш-моб (буквально с анг. flash-mob – вспышка толпы) – своего рода игра, внезапное появление в одном месте людей, выполняющие общие действия, обычно бессмысленные. Участники традиционного флэш-моба не ставят перед собой задачи попасть в СМИ, у них есть вдохновители, но нет организаторов.

Политический флеш-моб работает по тем же правилам, но у коллективного действия появляется определенное гражданское послание. Американский социолог Говард Рейнгольд в своей книге “Умная толпа: новая социальная революция” рассуждает, что такие стихийные выступления могут быть движущими силами политической жизни государства. Флеш-моб – яркий пример выстраивания горизонтальных связей, важнейшего условия организации демократического общества. При этом флэш-моб обычно не выдвигает радикальных требований к власти, это скорее способ заявить об общей проблеме.

Участники флэшмоба "Большой белый круг"
Участники флэшмоба "Большой белый круг"

В России у политических флеш-мобов своя история. К их числу можно причислить шутливые “Монстрации”, придуманные жителем Новосибирска Артемом Лоскутовым в 2004 году. Участники присоединяются к первомайским демонстрации с шутливыми лозунгами, вроде “Хороший президент – плохой танцор”, “Россия без Агутина”, “Уходи, Бабайка! Я послушная”, их общий смысл – критика отсутствия публичной политики в России.

Были и другие яркие акции, так, в июне 2006 года во время проведения Международного газетного конгресса люди вышли на Манежную площадь в Москве, прикрыв рты повязками и долларовыми купюрами, выступив против ограничения свободы слова. Тремя неделями позже в Томске участники акции кидали в здание городской думы мелочь – это был протест против повышения платы за проезд в маршрутках. Разгар политических флеш-мобов в России пришелся на канун президентских выборов 2012 года. В феврале на Садовом кольце в Москве прошла акция "Большой белый круг": люди с белыми предметами (ленточками, воздушными шариками, листами бумаги) выстроились вдоль улицы, держась за руки.

Людям проще принять участие во флеш-мобе в интернете, чем в митинге или демонстрации, потому что рядом не стоит полицейский

У этих акций были свои вдохновители, как Лоскутов у Монстрации или движения "За честные выборы" и "Лига избирателей" у “Большого белого круга”, но люди объединялись не вокруг политических лидеров, а вокруг общих идей.

Политические флеш-мобы в России, как и уличные протестные акции вообще, после выборов 2012 года стали проводится заметно реже и менее массово. “Болотное дело”, задержания во время мирных демонстраций и пикетов, проведение обысков в домах активистов, – все это повысило реальные риски для участников протестов и сдвинуло протестную активность в интернет. На этом фоне особенно заметным стал политический акционизм, в частности, яркие выступления Петра Павленского. И прогулка обмазанного зеленкой Норвежского Лесного – скорее продолжение этой традиции. А вот флэшмобы с политической или социальной повесткой в последнее время ассоциировались скорее с хэштегами, чем с реальными действиями. “Людям проще принять участие во флеш-мобе в интернете, чем в митинге или демонстрации, потому что рядом не стоит полицейский", – объясняет президент Центра политических технологий Игорь Бунин.

Акция Петра Павленского - сожжение дверей ФСБ
Акция Петра Павленского - сожжение дверей ФСБ

Хэштег сам по себе может запустить онлайн флэшмоб, причем не обязательно с тем смыслом, которой предполагал автор. Одним из самых популярных хештегов последних лет стал #спасибопутинузаэто. Его придумал еще в 2011 году член партии “Единая Россия” Владимир Бурматов, который решил поздравить тогдашнего премьер-министра словами “Прошла весна, настало лето, #спасибопутинузаэто”. В день рождения Путина хештег вышел в мировые тренды Twitter, правда, благодарили политика отнюдь не только за хорошую погоду или хорошую жизнь: “Есть выборы и как бы нету, #спасибопутинузаэто”(@biakoff), “Бабло воруют из бюджета, #спасибопутинузаэто” (@nblxa), “Медведев оказался beta, #спасибопутинузаэто” (@tutubar). Из акции поддержки сторонников действующей власти получился флеш-моб тех, кто ее критикует. Из заметных онлайн флэшмобов последнего времени можно вспомнить многочисленные рассказы жертв сексуального насилие, которые распространялись под хештегом #янебоюсьсказать.

Чем меньше затрат несет человек, совершая действие, тем меньшее значение он в него вкладывает

Социальные сети стали главным инструментом взаимодействия оппозиции со своей аудиторией, соответствующий контент, как, например, антикоррупционные расследования Фонда борьбы с коррупцией, попадают сюда минуя не только телевизор, но даже онлайн-СМИ. Но у интернета есть не только преимущества, но и недостатки.“Оппозиция слишком часто пользуется именно виртуальными механизмами привлечения аудитории, – считает преподаватель факультета социальных наук Департамента политической науки НИУ ВШЭ Вера Абелинскайте. – Это влияет на мнение электората. Когда активность происходит только онлайн и не значит ничего в реальности, в электоральном цикле она практически бесполезна и просто сводится к развлечению”. Значимость акции многократно возрастает, если ей удается выйти в оффлайн: “Чем меньше затрат несет каждый человек, совершая какое-либо политическое действие, тем меньшее значение он в него вкладывает. Поэтому эффективность флешмоба в интернете, где требуется сделать всего пару кликов, не так велика, как при непосредственном живом участии”, – добавляет Абелинскайте.

“В России возможности и ресурсы политически флешмобов недооценены, они используются не в том объеме и не так эффективно, как это происходит, например, в США или во Франции”, – считает Абелинскайте. Один из примеров эффективного выхода из интернета в офф-лайн – американский флеш-моб, связанный с хэштегом #neverthelessshepersisted (“тем не менее, она настаивала на своем”). Этот тег распространялся в американском сегменте интернета в поддержку сенатора Элизабет Уоррен, выступившей с критикойгенерального прокурора Джеффа Сешнса, которого подозреваеют в расистским взглядах. И здесь все не ограничилось записями в твиттере и фейсбуке: участники акции начали делать татуировки с надписью “Nevertheless she persisted”, в качестве альтернативы можно было сделать пожертвование в пользу организации “Женщины побеждают”. В отличие от репостов в социальных сетях, и то, и другое означает готовность пойти на реальную жертву, совершить действие, имеющее реальную цену.

Элизабет Уоррен
Элизабет Уоррен

Другая история такого рода – флэшмоб “День без иммигрантов” в знак протеста против иммиграционной политики Дональда Трампа. С помощью социальных сетей участники акции распространили обращение к легальным иммигрантам с просьбой один день не выходить на работу. Закрылись десятки кафе и ресторанов, магазинов и рынков. И снова люди продемонстрировали готовность пожертвовать – как минимум своим дневным заработком.

До минувших выходных казалось, что российская оппозиционная общественность в ситуации, когда нет общих для всех лидеров, когда уличный протест сопряжен с реальными рисками, постепенно теряет способность выходить из зоны комфорта, предпочитая перекрашивать аватары в различные цвета, всерьез веря, что именно многочисленные перепосты способствовали освобождению Ильдара Дадина. Признак слабости этой позиции – акция, организованная группой феминисток на 8 марта, когда смонтированная фотография лозунга на одной из Кремлевских башен оставила в тени реальное выступление девушек у кремлевской стены и отчасти нивелировала значимость их действий.

Однако несанкционированные митинги 26 марта, прошедшие в десятках городов России, показали, что в стране появилась новая социальная группа, готовая рисковать и жертвовать как минимум своим временем – не ради политических лидеров, а во имя общий идеи. Прошедшие протестные акции во многом напоминали именно флэшмобы, их символами стали желтые уточки и кроссовки, предметы из расследовательских фильмов команды Алексея Навального о Дмитрии Медведеве. Но для молодых людей и девушек, вышедших на улицы российских городов в воскресенье, они означали нечто большее, чем поддержку Навального или негодование по поводу деятельности премьер-министра. Они означали борьбу за справедливость и против коррупции.

Участие во флэшмобе в социальных сетях тоже может быть сопряжено с готовностью идти на пусть символические, но вполне осязаемые жертвы и отвагой – как смелые личные свидетельства участников флэшмоба #янебоюсьсказать. Но в политическом поле сделать шаг в реальный мир очень важно – например, такой, как прогулка измазанного зеленкой Норвежского Лесного.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG