Доступность ссылки

«Акт последнего отчания»: журналист и депутат голодают в СИЗО


Павел Степанченко (л) и Алексей Назимов

Продолжается дело депутата подконтрольного России горсовета Алушты Павла Степанченко и главного редактора интернет-ресурса «Твоя газета» Алексея Назимова. Российское следствие обвинило в вымогательстве денег за необнародование материалов в прессе о деятельности отделения «Единой России» в Алуште. В знак протеста Степанченко и Назимов объявили голодовку.

Как развивается следствие? Почему журналист и депутат пошли на такой шаг? Об этом рассказывают адвокаты Алексей Ладин (защищает Алексея Назимова) и Андрей Логинов (защищает Павла Степанченко), а также сестра Павла Степанченко Татьяна Капралова.

– Алексей, первоначальное обвинения господина Назимова – коммерческий подкуп. Насколько это обоснованно? Ведь коммерческий подкуп предполагает должность, полномочия в некой организации?

Ладин: Вы правы – чтобы быть субъектом коммерческого подкупа, Алексею Назимову надо быть должностным лицом и исполнять некие распорядительные функции в СМИ. В данном случае речь идет всего лишь о сайте. Назимов не является субъектом, обвинение необоснованно. Следствие восприняло аргументы Назимова и его защиты спустя полгода. Ему вменили вымогательство. Однако даже на основании этого обвинения можно сказать, что состава преступления в деле Назимова нет. Все это – из-за критики Назимова, размещенной им на сайте, который даже не является СМИ.

Следствие подтверждает: в материалах, которые якобы угрожал опубликовать Назимов, нет лжи
Алексей Ладин

Верховный суд России постановил, что критика в СМИ и приравненных к ним сайтах никоим образом сама по себе не может рассматриваться как действия, порочащие политиков и партии. А следствие подтверждает: в материалах, которые якобы угрожал опубликовать Назимов, нет лжи. Это информация из открытых источников, жалобы, с которыми обращаются к Степанченко граждане. Назимов освещал эти проблемы и жалобы на своем сайте. И существенного вреда причинено быть не могло.

– Андрей, вашего подзащитного, Павла Степанченко, обвиняли в посредничестве при вымогательстве. Встречу, которая стала поводом для обвинения, организовал алуштинский предприниматель Михаил Красненков. Его не обвиняют в посредничестве?

Логинов: В деле он фигурирует как свидетель. Я назвал бы его не посредником, а провокатором. Ведь он провоцировал Назимова на получение денег.

– Кто был инициатором встречи – Степанченко с Назимовым или местная «Единая Россия»?

Логинов: Это был предприниматель Михаил Красненков, решивший свести и примирить Степанченко и Назимова с представителями местного отделения «Единой России», дабы в адрес политиков не было острой критики. Возможно, Красненков не понимал последствий, думал, что они как-то договорятся. Возможно, и понимал.

– У Павла Степанченко уже возникали проблемы из-за его активной деятельности. Например, летом 2016-го его задержала полиция за организацию встречи с горожанами, на него было оказано физическое воздействие. Может ли общественная деятельность Степанченко быть причиной нынешнего преследования?

Логинов: Так оно и есть – проведение, разгон митинга и дальнейшее преследование. Степанченко, кстати, обвиняли в нанесении побоев из хулиганских побуждений, когда он использовал газовый баллончик для самозащиты.

– Алексей, почему ваш подзащитный Алексей Назимов начал голодовку?

Голодовка – это акт последнего отчания. Суд абсолютно не воспринимает аргументы защиты
Алексей Ладин

Ладин: Это акт последнего отчания. Потому что предварительное следствие, суд, прокуратура абсолютно не воспринимают аргументы защиты. Уже седьмой день Назимов не принимают пищу. Но правоохранительные органы игнорируют этот факт. Заявление о начале голодовки у него приняли только в конце второго дня, зарегистрировали на третий. Этого пытаются не замечать. Реакции от следствия, системы исполнения наказаний нет. Я не сторонник таких форм протеста, ведь голодовка угрожает жизни и здоровью. В наших условиях вряд ли это будет эффективно. И я уверен: поводом для возбуждения дела послужили именно критические статьи Назимова в адрес власти. В 2015-м ему уже поступали угрозы: не прекратишь писать – будет нечто нехорошее.

– С нами на связи сестра Павла Степанченко – Татьяна Капралова. Татьяна, что вам известно о состоянии брата? Есть ли у него моральная поддержка от коллег, однопартийцев, журналистов?

Алуштинская власть и правоохранители запугали людей
Татьяна Капралова

Капралова: Условия содержания жуткие: камеры переполнены, спят по очереди. При росте 183 см нары у Павла – полтора метра. Медицинская помощь не оказывается. Заявления на медпомощь от арестантов не рассматриваются. Моральная поддержка есть – от жителей Алушты и Партенита, крымские СМИ тоже стараются освещать дело. Создана группа поддержки. Хотя, конечно, граждане в Алуште в основном запуганы. Алуштинская власть и правоохранители запугали людей. Депутата, которого они поддерживали, посадили. Естественно, что людям страшно.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG