Доступность ссылки

«Путин ‒ узник своей гибридной войны»


Карикатура Евгении Олийнык

Тайная война российского президента Владимира Путина искалечила российскую экономику, изолировала Россию на международной арене, сплотила НАТО и подтолкнула Кремль к усилению противостояния с Западом, в котором он вряд ли сможет победить. Об этом пишет Питер Дикинсон, главный редактор англоязычной службы UATV и издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today.

Пока нет никаких признаков, что Москва хочет сохранить лицо и выйти из конфликта. Наоборот ‒ Кремль недавно заявил о своем отказе отступить, сообщив о решении признать «паспорта», изданные его сепаратистскими ставленниками.

Упрямство Путина противоречит любой логике. В конце концов, российская попытка расчленить Украину явно провалилась

Упрямство Путина противоречит любой логике. В конце концов, российская попытка расчленить Украину явно провалилась. Это было уже очевидным летом 2014 года, когда ожидаемые Кремлем народные восстания в поддержку российского вторжения в восточных и южных областях Украины не состоялись. Оказавшись перед гражданской армией украинских волонтеров и населением, внезапно объединенным общей оппозицией к агрессии со стороны Кремля, планы Путина по гибридной инвазии вскоре стали проваливаться. В конце концов, только масштабное вторжение российской армии предотвратило полное поражение и позволило Москве удерживать контроль над частью Донбасса. Это привело к первым Минским договоренностям в сентябре 2014 года.

Тогда некоторые аналитики надеялись, что Путин начнет переговоры относительно честного выхода из кризиса. Но этого не произошло. Россия продолжала подогревать конфликт, надеясь, что Запад окончательно потеряет интерес или что Украина сама развалится под тяжестью собственных внутренних делений. Этого также не произошло. Европейские санкции до сих пор действуют, а Украина остается на удивление прочной в противостоянии с Россией, несмотря на в определенной степени политический хаос и коррупцию.

Даже такие геополитические землетрясения как Brexit и избрание Дональда Трампа президентом США не смогли изменить общую картину, оставив Кремль в дальнейших поисках бреши.

Отсутствие любого очевидного ослабления западной позиции должно была бы создать плодородную почву для дипломатического завершения войны. Но ситуация на оккупированных территориях Донбасса, похоже, движется в противоположном направлении. Наиболее реальный сценарий – замороженный конфликт, который оставит Россию и Запад в ловушке долгосрочного противостояния, а Украину ‒ между ними.
Ситуация ухудшится, когда опустошение, застенки и массовые могилы после путинской войны откроются перед целым миром

У Путина, возможно, гораздо меньше пространства для маневрирования, чем думают многие обозреватели. Путин «оседлал тигра российского империализма» и хорошо понимает, что может произойти, если он попытается посадить «зверя в клетку». Рядовые россияне до сих пор мирились с трудностями, которые им принесли последние три года. Но это только благодаря регулярным инъекциям шовинизма. Уже сейчас очевидны первые признаки уменьшения эйфории, которая появилась после аннексии Крыма. Отступление на востоке Украины, как того требуют Минские договоренности, может вызвать националистическую вспышку, которая приведет к свержению режима.

Конец оккупации Донбасса откроет территорию для украинской власти, а также гуманитарных организаций и международных СМИ. Они увидят регион, пропитанный доказательствами российских военных преступлений, и население, которое, по крайней мере частично готово продемонстрировать свою восстановленную верность Украине, рассказывая о реалиях оккупации. То, как Кремль отрицает прямое вмешательство на востоке Украины, уже давно заслужило осуждение международного сообщества. Но ситуация будет хуже, когда опустошение, застенки и массовые могилы после путинской тайной войны откроются перед целым миром.

Даже если такие вопросы удастся как-то решить, этого будет все равно недостаточно, чтобы закончить войну. Нежелание Путина идти на компромиссы в Украине берет свое начало с его отказа признавать статус-кво после 1991 года, а также с его страха перед полностью независимой Украиной.

Путину следует понять, что он теперь узник гибридной войны, которую сам начал, но, в которой не сможет победить

По словам автора, для Путина, как и для многих россиян, Украина ‒ это не отдельная страна. Он неоднократно повторял свое убеждение, что украинцы и русские ‒ «один народ», имея в виду, что украинцы ‒ лишь составная большого «русского мира» во главе с Москвой. И потому, учитывая такую логику, для Кремля и его лидеров существование демократической и европейской Украины ‒ это неприкрытый ужас. Если украинская революция будет иметь успех, останется вопросом времени, когда такое же восстание состоится в России, ‒ говорится в статье. Кремль постоянно настаивал на том, что европейская демократия ‒ это чуждое понятие для русского народа. Демократическая и процветающая Украина аннулирует этот аргумент.

Путин понимает все подтексты украинской истории успеха. Ему следует понять, что он теперь узник гибридной войны, которую сам начал, но, в которой не сможет победить. Вместо этого он ведет войну на истощение, в которой проигрывают все. Россия будет опускаться все глубже в авторитарную изоляцию, одновременно пытаясь подрывать западные институты и сохранять нестабильность в Украине.

Единственный способ выйти из этой неутешительной ситуации – Западом финансовой, дипломатической и военной поддержать Украины. Путин не ищет решения путем переговорного процесса – его личное выживание зависит от поражения врагов. И пока он не столкнется с гораздо большей силой демократического мира, он будет продолжать нынешний конфликт до конца своей жизни, ‒ отмечает Питер Дикинсон в статье на сайте Atlantic Council.

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG