Доступность ссылки

11 апреля в Киеве состоялись очередные, но первые в этом году экспертные дебаты по внешнеполитической тематике. Дискутировали по заявленной теме «Дилеммы сотрудничества Украина-Турция: между ценностями и национальными интересами». Организаторами мероприятия выступили Совет внешней политики «Украинская призма» (Киев) и Представительство Фонда имени Фридриха Эберта (Германия) в Украине.

В качестве экспертов и участников выступили заместитель министра информационной политики Украины Эмине Джеппар, Чрезвычайный и Полномочный Посол Турецкой Республики в Украине Йонет Джан Тезель, посол МИД Украины по особым поручениям Сергей Корсунский, председатель правления Международной турецко-украинского бизнес-ассоциации Бурак Пехливан, руководитель программы исследований безопасности в Черноморском регионе Совета по внешней политике «Украинская призма» Марина Воротнюк, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев) Игорь Семиволос.

На встрече эксперты рассматривали, в том числе, вопрос аннексированного Крыма через призму «треугольников» отношений в Черноморском регионе.

Заместитель министра информационной политики Украины Эмине Джеппар полагает, что потенциал украинско-турецких отношений не исчерпан.

Эмине Джеппар
Эмине Джеппар

Крымские татары как коренной народ Крыма могут быть ключевыми с точки зрения развития украинско-турецких отношений
Эмине Джеппар

– Он на самом деле максимально не использован. Крымские татары как коренной народ и вопрос Крыма могут быть ключевыми с точки зрения развития и углубления этих отношений. Да, действительно, внешнеполитический дискурс Турецкой Республики является оппортунистическим, гибким и прагматичным, и Украина должна это понимать. Действительно, сегодня в Черноморском регионе мы фиксируем такую «гибридную биполярность». И, к сожалению, сегодня Украина утратила свой угол в треугольниках с потерей Крыма. Если мы думаем о том, какое будущее мы должны выстраивать, то именно фактор крымских татар, чья несколько миллионная диаспора проживает сегодня в Турции и влияет на политический дискурс этой страны, должна быть использована.

Вопрос Крыма является «красной линией» в отношениях Турецкой Республики и России
Эмине Джеппар

– Я не открою секрет, говоря, что к 2014 году отношение к крымскотатарскому народу было более негативным, даже на официальном уровне, так как культивировались мысли о том, что крымские татары видят свое будущее в рядах Турецкой Республики. Однако, события 2014 доказали, что крымские татары умеют защищать и уважают свою родину, которой является Украина, в первую очередь. И именно сегодня последние визиты руководства Турецкой Республики в Украину и наоборот: украинского – в Турцию, и демонстрируют важность крымскотатарского фактора. Мне кажется, что крымские татары играют не только политическую роль, но являются мостом застройки более тесных бизнес-связей культурных, дипломатических контактов... Мы говорим о том, что сегодня Турецкая Республика может помогать Украине в гуманитарном аспекте. Одна из первых неформальных делегаций, которая поехала в Крым после оккупации для мониторинга, была турецкой. За это мы очень благодарны. Я знаю, что вопрос Крыма и крымских татар поднимают на каждой встрече между президентом Реджепом Эрдоганом и руководством России, с которой у Украины, мягко говоря, не простые отношения. И я знаю, что вопрос Крыма является «красной линией» в отношениях Турецкой Республики и России сегодня. Я благодарю позиции Турецкой Республики за такую политику непризнания незаконной аннексии Крыма. Мы верим, что такую политику будет продолжено... Верю, что мы сегодня должны увеличивать не только бизнес-связи, политическое, дипломатическое сотрудничество в рамках различных платформ, в первую очередь коммуникационной ...

– Скажу точно, что сегодня Украина поднимает два аспекта, среди которых построение гуманитарной платформы с точки зрения постоянного международного присутствия в Крыму для того, чтобы защищать коренной народ, который репрессируют по этническому и религиозному признакам. Второй аспект – статус Крыма должен быть пересмотрен. Я просто верю в то, что Крым не будет постоянно под российской юрисдикцией, это вопрос времени. И вот именно в этом аспекте отношения и уровень отношений, содержание отношений между Турцией и Украиной являются ключевыми. Будущее Крыма без учета крымскотатарского фактора не представляется возможным».

Чрезвычайный и Полномочный Посол Турецкой Республики в Украине Йонет Джан Тезель акцентировал внимание на том, что «украинско-турецкие отношения имеют историческую, политическую и экономическую логику».

Йонет Джан Тезель
Йонет Джан Тезель

Нам нужна Украина демократическая, независимая, единая, защищенная с точки зрения территориальной целостности, включая Крым
Йонет Джан Тезель

– Мы много говорили о потенциале этих отношений, но сегодня время уже пришло. Нам нужна Украина демократическая, независимая, единая, защищенная с точки зрения территориальной целостности, включая Крым, безусловно. Мы поддерживаем европейский выбор Украины, и это – понятно. Общие интересы – вот что побуждает нас быть на стороне Украины. Дилеммы нет в украинско-турецких отношениях. Наряду с этим, Россия – важный аспект как для Турции, так и Украины... Давайте вместе возьмем журналистов, наблюдателей, политиков и будем строить украинско-турецкие отношения на благо мира в регионе, благо Европы и Запада в целом.

Посол МИД Украины по особым поручениям Сергей Корсунский напомнил о глубоких исторических корнях стратегического партнерства Украины и Турецкой Республики.

Сергей Корсунский
Сергей Корсунский

– Еще в 2003 году, когда Партия Справедливости и Развития (АКР) пришла к власти, на одном из закрытых партийных заседаний был задан вопрос: с какой из стран Турции целесообразно строить более близкие отношения. Было однозначно решено – с Украиной. В 2011 году подписали соглашение о стратегическом партнерстве. Мы не должны оценивать украинско-турецкие отношения в контексте российского фактора ... Турция находится в не столь же дружеском окружении. Она имеет свои вызовы, но и должна с ними справляться. Поэтому нет другого выхода у этой страны, чем выстраивать прагматичную внешнюю политику.

Турция во всех заявлениях МИД, общественных организаций говорила о том, что ни при каких условиях аннексия Крыма не будет признана, и крымскотатарский народ будет иметь полную поддержку
Сергей Корсунский

Нам бы хотелось, чтобы Турция присоединилась к санкциям, но об этом не может быть и речи, конечно. Но, если вы внимательно проследите историю нашей дипломатической войны с Россией, то начиная с первой декларации наиболее важной Генассамблеи ООН, когда 111 стран проголосовали за декларацию, признала российскую агрессию, Турция не просто голосовала «за», она была соавтором этой резолюции, и так происходило в каждом случае, когда нам была нужна помощь этой страны, ее поддержка ... Турецкая делегация во всех международных форумах оказывала нам поддержку. Понятно, что в центре внимания наших отношений на протяжении всех этих лет был Крым, была проблема крымских татар. Турция поддерживали их и до того, как началась война ... И очень важно, крайне важно, что Турция твердо стоит на позиции непризнания аннексии Крыма. ... Раз за разом Турция во всех заявлениях МИД, общественных организаций говорила о том, что ни при каких условиях аннексия Крыма не будет признана, и крымскотатарский народ будет иметь полную поддержку со стороны Турции. Согласен, что потенциал у нас огромный. Я вполне уверен, что экономические показатели нашего сотрудничества и торговли возобновятся, как только возобновится мир в Сирии ... На всех уровнях была подтверждена безусловная поддержка территориальной целостности, независимости и суверенитета Украины и непризнание оккупации Крыма. Наша дружба – не на год, не два. Она – навсегда.

Руководитель программы исследований безопасности в Черноморском регионе Совета по внешней политике «Украинская призма» Марина Воротнюк отметила, что деятельность украинской дипломатии на турецком направлении получила положительные оценки экспертного сообщества в исследовании «Украинской призмы». ​

Марина Воротнюк
Марина Воротнюк

Мы обречены иметь хорошие отношения. Украина и Турция являются стратегическими партнерами
Марина Воротнюк

– Чтобы танцевать танго, нужны два партнера – Украина и Турция. Мы обречены иметь хорошие отношения. Украина и Турция являются стратегическими партнерами. Я утверждаю, что сейчас мы имеем уникальное окно возможностей продвинуться по всем направлениям, которые до этого были не проработаны. Украинский политикум в российско-турецких отношениях видел кризис. Но рано или поздно, после инцидента с самолетом, эти отношения должны сбалансироваться. И они выйдут на традиционный уровень управляемого соперничества. Россия и Турция – партнеры в регионе ...

Турция уделяет тюркским этносам большое внимание, прежде всего крымским татарам в Украине и осуществляет поддержку ... Сегодня украинско-турецкое сотрудничество перестало быть фрагментарным. Украинская инициатива была предложена по деоккупации Крыма. Президент Украины Петр Порошенко говорил о ней как о формате «Женева +», в котором Турция также должна иметь весомую роль.

Председатель правления Международной турецко-украинского бизнес-ассоциации Бурак Пехливан привел конкретные показатели украинскоо-турецкого сотрудничества.

Бурак Пехливан
Бурак Пехливан

– Мы переживаем« золотое время» нашего сотрудничества, турецкий бизнес уже активно работает в Украине ... Мы сможем подписать соглашение о свободной торговле. Я об этом говорю не как турок, я говорю как человек, который очень искренне любит Украину.

На вопрос Крым.Реалии в кулуарах мероприятия Бурак Пехливан отметил, что по Крыму полностью поддерживает позицию посольства Турции и его главы.

Мы привыкли измерять отношения через Россию. Кто с Россией друг, то нам не совсем друг – такая позиция вымышленная, но, к сожалению, так думает большинство
Игорь Семиволос

Исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев) Игорь Семиволос: «Мы привыкли измерять отношения через Россию. Кто с Россией друг, то нам не совсем друг – такая позиция вымышленная, но, к сожалению, так думает большинство. Очень долго украинская дипломатия находилась в «привычной колее», где отношения выстраивались в треугольниках. Наконец их удалось сломать. Первый слом произошел тогда, когда мы сделали первый шаг евроинтеграции, несмотря на Россию... Мы сделали вместе с Турцией новый трек, не зависящий от России. Составляющая этого трека – взаимность и готовность Украины и Турции сотрудничать в сложных условиях, возникших полтора года назад».

Игорь Семиволос
Игорь Семиволос

Отвечая на вопрос, не сожалеет ли Украина о том, что не успела увеличить количество крымскотатарского и украинского населения в Крыму до 2014 года, панелисты сошлись в оценках.

Игорь Семиволос: «В начале девяностых годов Украина, которая сама находилась в довольно сложной экономической ситуации, имела серьезное сепаратистское движение в Крыму. Там до 1995 года, по сути, существовало сепаратистское движение, где мы имели довольно слабые позиции. Украина прилагала усилия, чтобы крымские татары возвращались на родину... Потенциал зависел от экономических и политических обстоятельств и, собственно, от готовности людей из Узбекистана, в первую очередь, возвращаться в Крым. Он не был безразмерный, и мы имели чуть больше 300 000 крымскотатарского населения на момент оккупации Россией... Но ключевой задачей для тогдашнего официального Киева было – «Крым – спокойная территория», где происходили столкновения. Любое серьезное динамическое изменение могло привести к серьезным конфликтам. Думаю, что разница огромная, когда мы говорим о слабой стране со слабой авторитарной властью и стране с сильной авторитарной властью, которая может переселять и осуществлять соответствующие этнические переселения...».

Йонте Джан Тезель: «Если посмотреть назад, то перепись населения в Крыму говорит, что 90-98 процентов населения в Крыму были крымские татары. Благодаря независимости Украины в 90-е годы крымские татары смогли вернуться на свою землю. Будем смотреть вперед, когда Украина снова будет в состоянии контролировать Крым и все восстановится, вот почему мы им помогаем. Мы не меняем своей позиции в диалоге с Россией. В Турции существует около пяти-шести миллионная диаспора крымских татар, это – очень позитивная сила и мост между Турцией и Украиной. И мы будем продолжать защищать их».

Можно было бы тогда сделать больше для крымских татар? Да, можно. Совершенно необходимо было их признать коренным народом
Сергей Корсунский

Сергей Корсунский: «Можно было бы тогда сделать больше для крымских татар? Да, можно. Совершенно необходимо было их признать коренным народом. Относительно миграционной политики, думаю, что Украина сделала не все, что могла, но достаточно много. Знаете, в Турции среди крымскотатарской диаспоры была такая очень серьезная дискуссия. И в свое время были претензии к Украине – все ли она сделала, что возможно? К счастью, на этой дискуссии присутствовал один из крупнейших авторитетных активистов – Ахмед Кырымлы. Это был в свое время министр турецкого правительства, крымский татарин конечно. Он пожилого был очень возраста, он стукну по столу и сказал: «Украина пригласила крымских татар домой, она открыла дорогу нам на нашу родину, мы должны быть всегда благодарными» ... Когда будет, а он – будет обязательно, референдум о будущем Крыма общенациональный, я лично проголосую за крымскотатарскую автономию...».

Эмине Джеппар: «...История Крыма и крымских татар знает нескольких миграционных хирургов, одним из которых был Иосиф Сталин, который депортировал в 1944 году крымских татар и полностью вычистил от них Крым. До Сталина «эффективно» проводила эту политику Екатерина II, которая аннексировала Крым в XVIII веке и проводила такую политику в отношении элиты религиозной, дворянства крымскотатарского народа, культурной элиты, что они были вынуждены в то время иммигрировать в Османскую империю. Треть всего крымскотатарского населения на протяжении ста лет после первой аннексии была вынуждена уехать в Османскую империю. Если говорить, какую политику проводила Украины до 2014 года, то она была неоднозначной. Точно скажу, что добрая воля народа и украинского государства – это возвращение крымских татар на свою историческую родину в Крым... Сегодня, поскольку Украина переживает значительные трансформации внутри, и Украина с 2014 года – новая страна, как раз крымскотатарский фактор это такая лакмусовая бумажка и показатель того, насколько зависима или независима от российской политики сегодня Украина. Да, действительно, раньше мы были национальным меньшинством, но сегодня Украина присоединилась к декларации о коренных народах и признала крымских татар коренным народом, это то, за что мы боролись 25 лет на протяжении современной истории Украины ...Считаю, что манипуляции, которые достаточно активно используют российские дипломаты (они на всех платформах говорят: да, Украина когда-то ничего не делала для крымских татар, а мы сейчас им «счастья и рай в шалаше устроим») – это неправда. В том году российский представитель на форуме ООН постоянно говорил о том, что 18 тысяч крымских татар получили земельные участки, является ложью, или когда Россия сегодня в Гааге говорит, что десятки СМИ и школ крымскотатарских открываются в Крыму. Это – неправда. Сегодня Россия использует этот фактор как фактор манипуляции и дезинформацию о том, как крымскотатарский вопрос решался, и решается Украиной».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG