Доступность ссылки

После того, как в 1917 году в Российской империи повалили монархию и Николай II отрекся от престола, в Киеве почти сразу создали Центральную Раду, которая вскоре стала представительским органом Украины, с чем вскоре согласилось Временное правительство. А что в это время происходило в Крыму? Об этом Радіо Свобода поговорило со знатоками крымской истории – Андреем Иванцом и журналистом Крым.Реалии Сергеем Громенко.

– Каким был Крым в 1917 году?

Андрей Иванец: Крым тогда был территорией, которая имела целый ряд особенностей. Прежде всего, это не была самостоятельная территориальная административная единица – полуостров входил в состав Таврической губернии.

– Несколько уездов было на материковой Украине.

Андрей Иванец: Да. Три уезда и большая часть населения были на материке. Крым на этом фоне выделялся своей этнической пестротой и высоким уровнем урбанизации: он входил в число наиболее урбанизированных районов, ведь более 40% населения жило в городах. В России в среднем этот показатель не достигал и 20%.

В Крыму это были не столько органы власти, сколько – национального самоуправления
Андрей Иванец

Не менее важный фактор, который влиял на общественно-политическую ситуацию в Крыму, – это то, что Крым являлся место базирования, как и сегодня, Черноморского флота. Это сказалось на ходе революционных процессов, они похожи, кстати, на украинские именно тем, что, кроме так называемого двоевластия – структур Временного правительства и советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, – были еще национальные органы власти. Но в Крыму это были не столько органы власти, сколько – национального самоуправления. В Крыму разворачивает деятельность крымскотатарское национальное движение.

Не будем также забывать, что там существовало также и украинское движение. Проявления украинской революции были и на территории Крыма.

Сергей Громенко: Очень важно заметить, что общая революция по всей Российской империи продолжалась буквально несколько недель – от начала беспорядков в Петрограде, до того, как брат царя Миша не вступил на престол, а отложил этот вопрос до созыва Учредительного собрания. После этого в каждой более-менее крупной или даже маленькой национальной окраине Российской империи начались свои революции, которые имели свои сходства и отличия. И чем дальше от имперского центра мы отходим, тем больше особенностей и меньше сходств с тем, что происходило в центральной России.

Черноморский флот стал одним из центров систематического насилия в отношении гражданского населения
Сергей Громенко

Собственно, в Украине относительно быстро покончили с прямым управлением из Петрограда. Зато в Крыму была сложная ситуация, там было меньше сбалансированности. Второе важное отличие: если фронт Первой мировой войны, который проходил через Украину, состоял в основном из пехоты и небольшого количества кавалерии, где солдаты лучше подвергались украинизации, то Черноморский флот в Крыму имел свою специфику и значительно меньше подвергался национальному движению. В результате, Черноморский флот стал одним из центров систематического насилия. Я не знаю, где еще на территории европейской России – разве за исключением базы Балтийского флота – военные оказывали столько насилия в отношении гражданского населения.

– Но это насилие касается сугубо базы флота в Севастополе или затрагивало весь полуостров?

Сергей Громенко: Началось все в Севастополе осенью-зимой 1917 года. Действительно, красный террор был почти везде, но в других местах он происходил спорадически, а взамен история Крыма в 1917-1920 годах – это история красного террора, почти непрерывная.

– Какие структуры создавались в Крыму после революции?

Андрей Иванец: Структуры, которые подчинялись непосредственно Временному правительству. Была образована должность губернского комиссара. Кроме того, были комитеты общественной безопасности, в которые объединялись либеральные элементы – сторонники Временного правительства. Второй уровень – это советы, рабочие и солдатские они образовались уже весной, а затем объединялись. Летом-осенью образовались крестьянские советы, и в течение 1917 года в них доминировали российские эсеры и меньшевики.

– Даже там, где крымскотатарские крестьяне были, там тоже эсеры доминировали?

Андрей Иванец: Крымскотатарское население на тот момент, в результате колонизационной политики, составляло меньшинство на территории Крыма: их было 217 000 человек из 708 000 – это примерно 27% населения полуострова.

Сергей Громенко: По другим подсчетам – 29%.

Андрей Иванец: Есть такие данные, но я склоняюсь к мнению, что 27% – правильная цифра.

– А к кому крымские татары были ближе? Или у них была своя революция?

Андрей Иванец: У крымских татар, как и в других национальных регионах, началась собственная революция. У них была собственная цель – модернизироваться, стать современной нацией и, возможно, даже создать собственное государство. Модернизироваться, достичь целей собственной революции в борьбе как с великодержавным российским проектом, так и с собственными консервативными элементами внутри крымскотатарского общества, было очень непросто.

Андрей Иванец
Андрей Иванец

Мурзы и муллы в большинстве своем были благосклонны к колониальной администрации и не отражали интересов народа
Андрей Иванец

Обычная форма контроля за обширной территорией в Российской империи – это перетягивание на свою сторону знати и духовенства. Поэтому, мурзы и муллы в большинстве своем были благосклонны к колониальной администрации и не отражали интересов народа. Во время революции этот конфликт вышел наружу. Первым большим шагом крымскотатарской революции стало то, что весной 1917 года революционная интеллигенция при поддержке народа на Всекрымском мусульманском съезде фактически распустила Таврическое магометанское духовное правление – состав, оставшийся от царского режима. Образовался Временный крымско-мусульманский исполнительный комитет, назначили комиссара и одновременно выбрали муфтия Крыма.

– Если сравнивать это с тем, что происходило в Украине – по-моему, здесь лучше мыслить по аналогии – с Центральной Радой и Генеральным Секретариатом, то чем это было?

Сергей Громенко: Это было два в одном. Центральная Рада появилась весной 1917 года из-за того, что в украинском национальном движении было много политических и околополитических общественных структур. Зато крымские татары к этому только подходили. Кроме того, опять же, украинцев было гораздо больше. В Центральной Раде могло заседать условно до пятисот человек в то время, как в Крымско-мусульманском комитете – максимум пятьдесят человек. И именно поэтому он выполнял функции и распорядительного органа, и фактически производил какие-то законодательные инициативы. Хотя, опять же, он так же, как и Центральная Рада затем был утвержден решением Временного правительства как представительный орган крымских татар.

– Как такой, что принимает определенные решения и выполняет определенные решения?

Сергей Громенко: Да. И если продолжать такие аналогии, то в Украине было несколько съездов, то есть национальный, трудовой, военные, и то же самое в Крыму произошло в декабре на Курултае. Можно говорить об определенных параллелях.

– А Курултай – это уже что-то по форме ближе к Центральной Раде? Или это ближе к Учредительному собранию?

Андрей Иванец: Если говорить о параллелях с украинской ситуацией, то Всекрымский мусульманский съезд, который избрал Мусульманский исполнительный комитет – это аналог позднего Украинского национального конгресса, который предоставил полномочия Центральной Раде быть общенациональным политическим центром.

– А как складывались отношения между Центральной Радой и Мусульманским исполнительным комитетом? Один из крымскотатарских деятелей Джафар Сейдамет вспоминает, что в кабинете главы Генерального секретариата Владимира Винниченко, заместителя Михаила Грушевского, он украл со стены карту, где, как он вспоминает, Крым был разделен пополам и его северная половина была окрашена Украинский цветом. Ему это очень не понравилось. Как можно охарактеризовать отношения между крымско-татарскими структурами и украинскими?

Андрей Иванец: В общем, оба национальные движения развивались параллельно, и поначалу крымскотатарское движение действовало больше в контакте с мусульманскими движениями на постимперском пространстве. Его представители участвовали в Съезде мусульман России, в женских мусульманских съездах, в военных съездах и так далее.

Упомянутый Джафар Сейдамет был комиссаром вакуфной комиссии - вторым человеком национального движения Крыма в 1917 году. Вакуфная комиссия занималась вопросами имущества и земли, переданными на религиозную благотворительность, которые подчинило себе революционное национальное движение и благодаря этому имело базу для своей деятельности и для решения социально-экономических проблем крымских татар. Джафар Сейдамет в этих самых воспоминаниях пишет, что они очень внимательно следили за структуризацией, развитием украинского национального движения, поскольку, напомню, Крым находился в составе Таврической губернии, большинство населения которой составляли украинцы. И когда Центральная Рада провозгласила Первый универсал, в котором говорилось об автономии, и тут же был образован Генеральный Секретариат – уже не просто как исполнительный орган национального движения, а фактически как правительство – то на постимперском пространстве изменилось отношение к Центральной Раде, и, конечно, крымскотатарское национальное движение пыталось установить контакты. Такой контакт состоялся в июле 1917 года – тогда произошла встреча крымскотатарского и украинского национальных движений. Между ними наладились тесные партнерские отношения. Платформой для такого тесного взаимодействия было стремление превратить постимперское пространство в демократическую федерацию национально-территориальных образований. На этой почве сотрудничество продолжалось до конца года.

– В ноябре 1917 года, после того, как большевики захватили власть над абсолютным большинством территории России, третьим универсалом была провозглашена Украинская народная республика. А вскоре была провозглашена Крымская народная республика. Как это произошло? Это была инициатива всех крымчан или какой-то одной из национальных групп?

Крымская народная республика скорее была задекларирована в качестве национальной государственности крымских татар
Сергей Громенко

Сергей Громенко: Логика была очень общая, но если УНР – это было классическое территориальное государство, которое имело границы и государственный аппарат, то Крымская народная республика скорее была задекларирована в качестве национальной государственности крымских татар. В основных крымскотатарских законах четыре раза упоминалось о том, что каждый народ в Крыму имеет право на развитие государственности, Всекрымское учредительное собрание определит – как будет совершаться управление Крымом.

Сергей Громенко
Сергей Громенко

В принципе, если Украинская Народная республика – это был предпоследний шаг к независимости, то Крымская Народная республика была еще на шаг позади – она еще не вышла на территориальный уровень. И это совершенно понятно, ведь крымские татары не составляли этнического большинства.

Андрей Иванец: Крымская народная республика вообще не была создана, в отличие от Украинской народной республики. Логика действий крымскотатарского движения была такова: провести крымскотатарское учредительное собрание, провозгласить собственную национальную автономию с крымскотатарским национальным правительством во главе и провозгласить необходимость образования Крымской национальной республики. В феврале 1918 года планировалось провести Крымское учредительное собрание, которое и должно было определить политическое устройство Крыма.

Вопрос слушателя: Складывается впечатление, что на протяжении истории украинцы с татарами только воевали, еще начиная с конца XV века. Есть ли какое-то объективное исследование, в котором все-таки освещаются различные аспекты этого вопроса?

Андрей Иванец: Такие исследования существуют, отношения украинцев и крымских татар были такими же, как и между всеми другими соседними народами – в разные периоды они были разными. Сегодня мы являемся единственной политической нацией.

– А почему в истории украинско-крымскотатарских отношений известны в основном конфликтные моменты?

Сергей Громенко: Это исключительно последствия российской имперской, потом советской, а затем опять же российской федеральной пропаганды. Этой пропаганде выгодно было свести крымских татар до уровня «ничто», чтобы оправдать колонизацию Крыма. В результате этого появилась так называемая «черная легенда» – о том, что Крымское ханство было разбойничьим гнездом, что крымские татары – народ-паразит. Все это в течение последних двухсот лет настолько прочно отложилось в головах тех, кто пишет учебники, что мы до сих пор все эти стереотипы не преодолели. Здесь не остается ничего другого, кроме как исправлять учебники и писать больше популярных статей.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG