Доступность ссылки

«Спектакль окончен»: почему крымчанину Зейтуллаеву ужесточили приговор


Руслан Зейтуллаев

Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону 26 апреля вынес новый приговор фигуранту «дела Хизб ут-Тахрир» из Севастополя Руслану Зейтуллаеву. Осенью прошлого года ему присудили 7 лет лишения свободы за «участие в террористическом сообществе». Сейчас же суд признал Руслана виновным в нарушении более тяжкой статьи – «организация террористической группировки» – и увеличил срок до 12 лет. Крым.Реалии выясняли, почему Зейтуллаеву ужесточили наказание.

На оглашение приговора Руслану Зейтуллаеву в ростовском суде собралось около 20 человек. Из Крыма приехала супруга севастопольца, Мерьем Зейтуллаева, а также его друзья и единомышленники. Особых надежд собравшиеся не питали: еще в январе адвокат Эмиль Курбединов заявил, что его подзащитному однозначно увеличат срок. Неопределенным оставалось только то, насколько жестким будет приговор. Санкция части 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса России, которую ему инкриминировали, предусматривает наказание от 15 лет лишения свободы до пожизненного заключения.

Однако в итоге Зейтуллаеву присудили срок ниже минимального – 12 лет колонии строгого режима, хотя прокурор запросил 17 лет.

Фигуранту севастопольского «дела Хизб ут-Тахрир» вынесли приговор (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:55 0:00

По словам адвоката Эдема Семедляева, коллегия судей применила к его подзащитному статью 64 Уголовного кодекса России, которая позволяет назначать более мягкое наказание, чем предусмотрено совершенным преступлением.

«Суд учел, что у него трое несовершеннолетних детей и то, что он ранее не привлекался ни к уголовной, ни к другой ответственности. Они не учли отягчающее обстоятельство, которое следствие ему приписало – особо активную роль. Поэтому посчитали возможным применить статью 64-ую», – сказал Эдем Семедляев.

Адвокат Эдем Семедляев
Адвокат Эдем Семедляев

Адвокат, однако, считает приговор необоснованным и незаконным. По его словам, в ходе судебного следствия обвинение не предоставило никаких доказательств того, что его подзащитный имеет какое-либо отношение к террористической деятельности.

Как развивалось дело

Руслана Зейтуллаева взяли под стражу 23 января 2015 года. В этот день в его дом, расположенный в селе Орлиное (пригород Севастополя – КР), ворвались сотрудники ФСБ с обыском и увезли его вместе с собой. Тогда же время российские силовики задержали троих единоверцев и соседей Зейтуллаева: Ферата Сайфуллаева, Рустема Ваитова и Нури Примова. Против них возбудили уголовное дело по подозрению в участии в исламистской организации «Хизб ут-Тахрир», которая в России признана террористической.

Задержанные и их близкие сразу отвергли обвинения в терроризме. Все четверо были организаторами мусульманской общины в селе Орлиное, и, по словам их родственников, никогда не замышляли никаких силовых и других противоправных действий. Зейтуллаева, Сайфуллаева, Ваитова и Примова объединяла не только религиозная, но и профессиональная деятельность. Вместе они состояли в рабочей бригаде, которая специализировалась на строительстве высотных домов.

Адвокат Эмиль Курбединов ранее сообщал, что еще когда Крым находился под контролем Украины, у Зейтуллаева и его соратников уже возникали проблемы с правоохранительными органами. По его словам, местные депутаты тогда положили глаз на землю, принадлежащую мусульманской общине Орлиного, и попытались надавить на лидеров религиозной организации через СБУ. Против Зейтуллаева, Ваитова, Сайфуллаева и Примова возбудили уголовное дело, но сотрудники СБУ не смогли доказать их вину.

По словам Курбединова, следователь СБУ Андрей Кожемяка, который вел это дело, в 2014 году перешел на работу в ФСБ и использовал старые наработки для преследования севастопольских мусульман. В январе 2015 года четверых крымчан арестовали, а летом 2016-го начались слушания в Северо-Кавказском окружном военном суде Ростова. Следователи инкриминировали Ваитову, Сайфуллаеву и Примову ч.2 ст. 205.5 Уголовного кодекса – участие в террористической организации, а Зейтуллаеву – ч.1 той же статьи – организация террористической группы.

На суде допросили около 30 свидетелей, но, по информаци журналистов, следивших за процессом, только четверо из них дали показания против подсудимых – это тот самый экс-СБУшник Андрей Кожемяка, а также имам Сейтмамут Назимов и житель Орлиного Ленур Усманов. У двоих последних с подсудимым были споры за местную религиозную общину и землю.

Четвертый свидетель, который дал показания против «севастопольской четверки», был засекреченным. В деле он проходил под именем Александр, но, по словам фигурантов дела, реальное имя этого человека – Андан. Это их знакомый, настоятельно приглашавший всех четверых к себе домой на встречу, которая, как оказалось в последствии, снималась на видеокамеру. В ходе беседы собравшиеся обсуждали политическое положение Крыма, его переход под контроль России и влияние СМИ в современном мире. Содержание этой видеозаписи – это одно из основных доказательств причастности обвиняемых к «Хизб ут-Тахрир». Защита в ходе процесса настаивала на том, что встреча, организованная «секретным свидетелем» – это провокация ФСБ, и ее нельзя рассматривать, как доказательство вины подсудимых.

Первая голодовка, но не последняя

Приговор «севастопольской четверке» вынесли 7 сентября 2016 года. Заслушивая его, подсудимые в знак протеста заклеили рот скотчем. Таким образом они хотели продемонстрировать, что их судят не за терроризм, а за их позицию и взгляды.

«Глядя на это дело, говорить о политике, международных отношениях, размышлять, анализировать, давать оценки, разговаривать запрещается только крымским татарам и мусульманам», – сказал в последнем слове​ Ферат Сайфуллаев.

Во время зачтения приговора на фигурантах дела были футболки с надписями «крымские татары», «снова под запретом», «заказ выполнен». Зейтуллаев в тот день надел футболку с надписью «спектакль окончен».

Прокурор просил признать его виновным в нарушении части 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса («организация террористического сообщества») и приговорить к 17 годам лишения свободы. К остальным затребовали применить часть 2 той же статьи («участие в террористическом сообществе») и присудить от 7 до 8 лет.

К удивлению защиты, суд сменил Зейтуллаеву квалификацию с первой части на вторую, то есть признал его не организатором террористического сообщества, а участником. Ему назначили наказание в виде 7 лет лишения свободы вместо 17-ти, запрошенных прокурором. Остальные фигуранты получили по 5 лет. Прокуратуру не устроил такой результат, и ее представители обжаловали приговор Зейтуллаеву. 27 декабря Верховный суд России оставил в силе решения по Ваитову, Сайфуллаеву и Примову. А дело Зейтуллаева отправили на пересмотр.

Грош цена обвинительному заключению, где каждый факт извращен настолько, что это очевидно обычному обывателю
Руслан Зейтуллаев

Процесс начался с нуля в марте 2017 года и развивался по тому же сценарию: прокурор использовал прежние доказательства, выступали те же свидетели. 4 апреля Руслан Зейтуллаев объявил голодовку. Он выдвинул к российским властям три требования. Первое – закрыть уголовные дела против крымских татар, открытых по статье «экстремизм» и «терроризм», а также в отношении фигурантов «дела 26 февраля». Второе – допустить в СИЗО представителей украинского МИДа. Третье – прекратить уголовное преследование других фигурантов его дела: Рустема Ваитова, Нури Примова и Ферата Сайфуллаева. Все требования Зейтуллаева российские власти проигнорировали.

Свое последнее слово Зейтуллаев зачитывал на 17-й день голодовки. К этому времени он сильно ослаб, похудел на 8 килограмм и вынужден был выступать сидя. «Грош цена этому обвинительному заключению, где каждый факт, изложенный в нем, извращен, либо вымышлен настолько, что это очевидно обычному обывателю», – заявил Зейтуллаев.

Последнее слово в суде крымчанина Руслана Зейтуллаева (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:51 0:00

Голодовку он прекратил только на 22-й день – когда зачитывали приговор. Он пояснил, что решил принимать пищу, прислушавшись к призывам родственников, адвокатов, лидеров крымских татар, и в связи с ухудшением его здоровья.

Он сказал, что не прекратит борьбу за права своего народа
Эдем Семедляев

«Он сказал, что это его первая голодовка, но не последняя, и он не прекратит борьбу за права своего народа», – заявил адвокат Эдем Семедляев.

Своих защитников Зейтуллаев попросил обжаловать новый приговор Северо-Кавказского окружного военного суда. Адвокаты планируют подать апелляцию в ближайшие 10 дней.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG