Доступность ссылки

Крым, флот и кадровые ошибки Киева: исторические параллели


Украинский военный на фоне фрегата «Гетман Сагайдачный». Архивное фото

Давно было сказано, что главный урок истории заключается в том, что никто не извлекает уроков. Однако это не совсем верно. Ведь кого не учит история? Только тех, кто не хочет учиться. Со всеми печальными последствиями, вытекающими отсюда для отдельных лиц и целых государств.

В этом контексте очень интересно сравнить события, поразившие как всю Украину, так и ее крымскую территорию и флот в 1918 и 2014 годах. Сейчас, оценивая произошедшее в Крыму и Севастополе в 2014-м, некоторые высокопоставленные киевские начальники очень любят бичевать крымских предателей, забывая о крайне негативной роли, сыгранной ими самими. Предательство в Крыму во многом было спровоцировано предательством, трусостью и бездействием на Печерских холмах Киева, когда постмайданная власть, придя в высокие кабинеты на крови рядовых участников революции достоинства, бросилась прежде всего делить полномочия и «золотые батоны», забыв о функции государства: защите страны. Некоторые из этих деятелей, не моргнув глазом и не пережив никакого раскаяния, продолжают так же «успешно» управлять Украиной. Поэтому тогдашние события на Крымском полуострове налагают и будут налагать отпечаток на всю современную украинскую действительность. Они являются своеобразной моделью того, как и что делалось во всей стране. Поэтому поведем речь о кадрах и кадровой политике.

Так называемая кадровая триада – профессионализм, патриотизм, порядочность – неоднократно декларировалась, но практически никогда не реализовывалась

​Да, ситуация в Крыму и в Украине в целом весной 2014-го была экстраординарной, но даже военное поражение для достойного офицера не повод предавать свою страну. То, что произошло, стало отражением и следствием кадровой политики, которая проводилась в Украине все годы независимости. Так называемая кадровая триада – профессионализм, патриотизм, порядочность – неоднократно декларировалась, но практически никогда не реализовывалась. Патриотические и честные профессионалы на руководящих должностях были исключением, счастливой случайностью, а не правилом. А между тем, кадры действительно решают все, и роль личности в истории колоссальная.

Какие кадры, такие и решения

Говоря о личностях, прежде всего вспомним президента и верховного главнокомандующего Виктора Ющенко. В 2008 году ему хватило смелости и решительности, чтобы во время наступления российских войск на грузинскую столицу поехать в Тбилиси и поддержать дружественную страну. Но в том же 2008 году, когда по случаю 90-й годовщины подъема украинских флагов на кораблях Черноморского флота в Севастополе попытались установить мемориальную доску на Графской пристани, а профессиональные сторонники России осуществили акт вандализма, разбив и утопив эту доску, попутно побив украинских матросов, которым запретили драться с гражданскими лицами, Ющенко ничего не сделал, чтобы показать, кто хозяин в Севастополе. А украинский (!!!) военный прокурор во всем обвинил... пострадавших украинских моряков. Уникальная (любимый эпитет Виктора Ющенко) возможность установить четкий порядок на главной базе ВМС Украины была упущена.

Личная преданность начальству, готовность к компромиссу с совестью, неконфликтность со злом, моральная гибкость и беспринципность – все это особенности кадровой политики ВМС Украины

​Кадровая политика ВМС Украины, как и во всем Министерстве обороны, как и во всей стране, вряд ли могла быть признана здоровой и эффективной: личная преданность начальству, готовность к компромиссу с совестью, неконфликтность со злом и игнорированием национальных интересов, моральная гибкость и беспринципность – все это основные ее особенности. Кадровый провал 2014 года во многом повторил те же события 1918 года. Но тогда, по крайней мере, были объективные оправдания: Украинское государство существовало менее года, а Украина в начале ХХ века для многих мировых центров силы была «географической новостью». Зато на момент российского вторжения независимая Украина существовала 22 года и была признана абсолютным большинством государств мира, была членом многих международных организаций. То есть, было историческое время, которое высшая власть могла использовать не только для решения личных проблем. Но использовала ли?

При этом в ХХI веке Украинское государство, несмотря на временную потерю Крыма и части Донбасса, выстояло. Значит, его запас прочности значительно больше, чем почти век назад. Но не в результате мудрой политики власти, а в результате значительно большей зрелости украинской нации и гражданского общества, которые в определенной степени усвоили уроки истории.

Но вернемся к флотским кадровым реалиям, к ошибкам в 1918-м, которые повторились после 1992 и откликнулись в 2014-м...

Ошибки 1918 года, повторенные в 2014-м

Формирование Украинского военного флота в 1918 году происходило довольно хаотично, без соблюдения жестких кадровых критериев. Многие неофиты Украинского флота были носителями тех настроений, которые в украинском языке обозначаются словом «заробітчанство»​, имели психологию военспецов-наемников, главным для которых было пересидеть трудные времена. Страшно далеки были эти люди от Украины, проявляя лояльность к ней только до первых трудностей. Ментальность такого «ландскнехта» показана в воспоминаниях капитана 1-го ранга князя Туманова: «Идя в штаб Украинского флота, я приготовился увидеть что-нибудь специфически хохлацкое ... Каково же было мое удивление и радость, когда я оказался в типичном, какой только можно себе представить, российском штабе ... Беседы велись и приказы отдавались также на чистом русском языке. Только приказы в письменной форме писались по-украински, для чего был при штабе специальный переводчик. «Ну, в таком украинском флоте служить можно», – было моей первой мыслью». Князь Туманов действительно устроился на выгодной должности. Но мог ли такой «украинский флот» верно служить Украине – вот в чем вопрос...

В Крыму адмиралы и офицеры флота должны были действовать в автономном режиме, принимать самостоятельные государственные решения, к чему оказались совершенно не готовы, как и в 2014-м

​Последующие события очень похожи на то, что произошло в 2014-м. 12 ноября 1918 года гетман Скоропадский назначил контр-адмирала Вячеслава Клочковского временно исполняющим обязанности командующего всех морских сил. А уже 24 ноября Клочковский в сговоре с белогвардейским представителем, капитаном 1-го ранга Тихменевым приказал поднять на всех кораблях флота российский Андреевский флаг. В 2014 году с командующим ВМС Украины контр-адмиралом Березовским это произошло еще быстрее, он почти сразу после назначения на должность присягнул Автономной республике Крым (совсем уж оперетта!), а вскоре и Российской Федерации.

И тогда, в 1918-м, Крымское краевое правительство создало свое Морское министерство, а при нем Морской штаб во главе с бывшим украинским адмиралом Черниловским-Соколом, который перешел на новое место службы со всем своим аппаратом, деньгами и документацией, со всем, что досталось ему в наследство от Украинского флота.

В 1918 году во время гетманства Скоропадского политико-моральное состояние генералитета и офицерского корпуса оставляло желать лучшего. По сути, очень многие представители военной верхушки были носителями российской, а не украинской идеи. Тем более, в Крыму, в отрыве от центра Украины, адмиралы и офицеры флота должны были действовать в автономном режиме, принимать самостоятельные государственные решения, к чему оказались совершенно не готовы, как и в 2014-м. Но самое главное, что и тогда, и в наше время крайне неудовлетворительным было общее состояние высшего руководства Украины, неспособного проводить кадровую политику в армии не на основе принципа личной преданности, а на основе упомянутой «триады» – профессионализм, патриотизм, порядочность.

Игорь Лосев, кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии НаУКМА

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радiо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG