Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Севастопольцы всегда любили ходить на митинги – чуть что, шли на площадь Нахимова или брали в осаду здание горсовета. В свое время политологи называли город самым заполитизированным в Украине. Но за прошедшие три года в Севастополе все сильно изменилось: теперь некогда политически буйные горожане боятся выйти на улицу даже с чахлым плакатиком. А нынешние власти города-героя до сих пор не приняли закон о митингах и собраниях.

Последним массовым митингом, который в Севастополе проводили без многочисленных согласований и на который граждане ходили не «через рамочки», был митинг 23 февраля 2014 года. О том, как на мероприятие зазывали севастопольцев, говорить не будем, отметим, что умело брошенный клич и информационная подготовка вывели людей на улицы. После так называемого «референдума» все изменилось: согласно российскому законодательству на проведение подобных мероприятий необходимо получить разрешение властей.

Севастопольцы по старой привычке рвались митинговать. Между тем, назначенные Кремлем местные власти были другого мнения. В мае 2014-го они запретили митинг в годовщину депортации крымских татар. И. о. губернатора Севастополя Сергей Меняйло аргументировал запрет «возможными провокациями экстремистов». И это при том, что траурные мероприятия в день депортации проводились в Крыму и Севастополе ежегодно, и массовых беспорядков при этом не было.

Горожане получили четкий сигнал: нечего пыжиться – руководство и без вас все вопросы решит

С крымскими татарами все понятно – в понимании российских властей они «ненадежные». Но когда в центре Севастополе запретили провести митинг фанатов «СКЧФ» против решения UEFA по крымскому вопросу, севастопольцы стали недоумевать. Болельщики, в результате, собрались протестовать на стадионе, а горожане получили четкий сигнал: нечего пыжиться – руководство и без вас все вопросы решит.

Ну и совсем уж поверг в шок запрет на проведение митинга в поддержку политики Путина. Местные представители национально-освободительного движения (НОД) во главе с одиозным атаманом Анатолием Маретой хотели собраться в Екатерининском сквере на улице Ленина, а правительство города рекомендовало проводить мероприятие на мысе Хрустальный – подальше от народа, в труднодоступном месте. Пропутинские активисты не подчинились, и в результате Марета попал под суд и был оштрафован на 10 тысяч рублей. Организатор митинга в поддержку политики российского президента назвал судебное преследование «показательной поркой», главная цель которой – запугать севастопольских общественников. В этом он, безусловно, был прав – запороть и запугать.

Не дремали и в соседней России – в 2016 году там ужесточили и без того не очень-то демократичный закон о митингах: автопробеги приравняли к демонстрациям, а установку палаточных городков – к пикетам. В пояснительной записке к документу утверждается, что при определенных условиях установка палаточных городков и автопробеги «могут перерасти в стихийные выступления, групповые и массовые нарушения общественного порядка». Депутат Госдумы Дмитрий Гудков, голосовавший против принятия поправок в закон о митингах, назвал их «очередным нарушением 31-й статьи Конституции о свободе собраний».

Документ является одним из наиболее демократичных в РФ, обеспечивающих права и свободы граждан
Андрей Перла

Тем временем в Севастополе местного закона о митингах и собраниях, как того требует российское законодательство, не было вообще. Общественники возмущались, но кто их в стране с жесткой президентской вертикалью слушает? Только в феврале 2017 года на заседании подконтрольного Кремлю правительства Севастополя был одобрен законопроект о собраниях, митингах, демонстрациях и пикетированиях. Как отметил директор Департамента общественных коммуникаций Андрей Перла, «документ является одним из наиболее демократичных в РФ, максимально обеспечивающих права и свободы граждан, которые заявляют о проведении митингов или пикетов».

Кстати, это не первая попытка принять закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях в городе Севастополе». Его разрабатывали трижды – и трижды он был забракован. Основное отличие нового законопроекта от разработок времен Меняйло – новый документ разрешает митинговать возле зданий государственных учреждений.

В первом чтении Законодательное собрание Севастополя планирует рассмотреть законопроект 16 мая, а 10 мая представителям общественности и политических партий в рамках «круглого стола» в заксобрании дали возможность высказать свои пожелания и замечания к тексту документа. В заседании приняли участие представители организации «Анархисты Севастополя», КПРФ, атаман Черноморской казачьей сотни Анатолий Марета.

Общественники высказали ряд претензий к тексту закона. Собравшихся смутил пункт об обязанности организаторов обеспечить участников публичных мероприятий туалетами, который активисты оценили как «перегиб». Депутат заксобрания Татьяна Лобач в шутку предложила организаторам митингов снабжать своих митингующих памперсами.

Претензии у активистов вызвали и цифры: не менее 50 метров между пикетирующими и не более одного человека на квадратный метр на каждого митингующего. В российском законе такой нормы нет.

Претензии вызвали и цифры: не менее 50 м между пикетирующими и не более одного человека на 1м2

Кроме того, в ходе обсуждения всплыли примеры из прошлого. «Приведу один пример: на наше заявление о проведении митинга на площади Нахимова господин Дубовик ответил, что мы помешаем проведению параллельного мероприятия. Но когда мы пришли в назначенное время на площадь, никаких мероприятий там не было», – рассказал глава общественного движения «Защитим Севастополь» Василий Федорин.

Что же касается разрешения митинговать у административных зданий, то заходить в здание правительства с митингом нельзя. На ступенях или тротуаре митинговать тоже нельзя – перекрывается доступ к учреждению. А вот разместиться с транспарантами на площадке неподалеку теперь не запрещается. С предварительным уведомлением и согласованием места проведения митинга, разумеется.

Не требуется согласование митинга только на трех площадках: у памятника «Солдат и матрос» по улице Капитанская, на площади Свободы по улице Корчагина, 1, и на площадке вокруг памятника Георгию Победоносцу в парке Победы.

Активисты говорят, что на таких удаленных участках проводить митинги бесполезно – там мало людей, и пикеты не возымеют резонанса. А в центре города митинги чаще всего не согласовывают.

Присутствовавший на «круглом столе» общественник Алексей Шестакович пишет на своей странице в фейсбуке: «Мнение по проекту закона в таком виде поспособствует ужатию права на свободу собраний. Конкретики для Севастополя практически нет. Предусматривается много подзаконных актов которые правительство может менять самолично. Обычный человек, прочитав закон, не сможет понять процедуру согласования, пока не найдет кучу постановлений уточняющих «закон».

Теперь севастопольцы даже такой закон воспринимают как «манну небесную»

О российской «демократии» Шесткович знает не понаслышке: в прошлом году его задержали за намерение выйти на пикет к симферопольскому ФСБ. Ранее против активиста также открывали административное дело – за «нарушение порядка проведения митингов».

В общем, как утверждается в расхожем выражении, «за что боролись, на то и напоролись».

Новые власти с принятием закона выждали несколько лет, пока протестные настроения в Севастополе практически исчезли, а напуганные многочисленными российскими запретами и наказаниями за все и вся горожане уже боятся собственной тени, а не то что на несанкционированный митинг выйти. Теперь они даже такой закон воспринимают как «манну небесную».

Сидите дома, севастопольцы, на улицу не высовывайтесь. По прогнозу, с 18 марта 2014-го и на неопределенное время – камни с неба.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG