Доступность ссылки

«Приемлемые пытки» россиян


Сотрудники правоохранительных органов задерживают участника несанкционированного пикета против законопроекта

В понедельник многие российские СМИ опубликовали новость о новом опросе общественного мнения, проведенном фондом "Общественный вердикт" и экспертами "Методической лаборатории" при Институте социологии РАН. Из заголовков следовало, что большинство россиян считают приемлемыми пытки. При более внимательно прочтении выяснялось, что речь идет о не о пытках, а о насилии как таковом, причем участникам опроса предлагалось проиграть в голове конкретные ситуации – например, применение силы к маньяку, похитившему детей и скрывающему их местонахождение.

Что до цифры в 73%, которая также красовалась в заголовках многих СМИ, написавших об опросе, то она касается лишь одного из предложенных респондентам сценариев (не связанного с правоохранительными органами): "Допустимо ли со стороны медиков психбольницы в отсутствие санитаров привлекать других пациентов к "нейтрализации" буйного больного, которому нужно было срочно сделать укол"​.

Впрочем, результаты опроса, касающиеся применения силы и даже пыток сотрудниками силовых структур, также заставляют задуматься, особенно если участь, что более 12% опрошенных сами пострадали от насилия со стороны полицейских.​ Более 40% респондентов считают, что силовики имеют право "идти на незначительные нарушения закона для раскрытия общественно значимых преступлений". Не согласны с этим утверждением 50,3% опрошенных. Пострадавшими от насилия сотрудников правоохранительных органов себя назвали 12,3% участников опроса.

Опрос состоял из двух частей – телефонных звонков и заполнения анкеты в интернете. Пока общественности представлены результаты телефонного опроса, а через месяц можно будет оценить, насколько они отличаются от тех результатов, которые будут получены после обработки онлайн-опросников. О задачах, которые ставили перед собой авторы исследования, в интервью Радио Свобода рассказала директор фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина:

Феномен преступности для людей более страшный, чем применение полицейскими незаконного насилия

В целом в обществе существует некое эмоциональное согласие, что пытки – это плохо. Но в последнем исследовании мы ставили перед людьми вопросы из практики, о конкретных делах. И если абстрактно-эмоционально человек считает, что пытки – это плохо, то в конкретной ситуации он оказывается перед тяжелой дилеммой выбора: возможно ли применение насилия, например, со стороны полицейского, в той или иной конкретной ситуации. Один из вопросов, к примеру, был о маньяке, который похищает детей и отказывается говорить, где он их держит. Перед людьми стоял сложный выбор. Ответ на этот вопрос выявил проблему: у нас люди преступности боятся больше, чем пыток. И чем более омерзительно преступление, тем в большей степени со стороны общества есть готовность допустить для его раскрытия пытки.

директор фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина
директор фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина

– То есть люди не воспринимают насилие со стороны правоохранителей как преступление? Ведь известны ситуации, когда правоохранители в прямом смысле выбивают признательные показания у людей, которых они подозревают в совершении преступления.

Таких ситуаций мы в этой анкете не использовали. У людей возникали разные реакции. Но были ситуации, когда люди в середине уже отказывались отвечать: "Вы какие-то невероятные нам истории рассказываете. Такого быть не может!" или "Вы провоцируете нас на что-то. Весь этот опрос – сплошная провокация", или "Люди, которые создали эти ситуации, это кабинетные исследователи, которые не знают, как оно происходит на самом деле". С нашей точки зрения, это яркая иллюстрация того, что, с одной стороны, у человека есть абстрактное понимание, что пытки – это плохо, и полицейский, наделенный властью, не должен пытать. В этом есть согласие в обществе. Но вот в конкретной ситуации с маньяком, который удерживает где-то детей, общество скорее готово дать добро на применение насилия для того, чтобы это преступление было раскрыто. В этом смысле у общества или у отвечающих на этот вопрос людей не возникает в голове мысли о том, что полицейский в этот момент становится преступником. Это, с нашей точки зрения, иллюстрация того, что сам феномен преступности для людей более страшен, чем применение полицейскими незаконного насилия, пыток или жестокого обращения.

– Может быть, это эффект телевизионного воздействия? Если с экрана про конкретного человека говорят, что у него руки по локоть в крови, то его и воспринимают как преступника, и одобряют применение силы в отношении него.

Я не думаю, что это история про телевизионную или медийную пропаганду. Скорее речь идет об укоренившихся в сознании общества стереотипах. Это наши внутренние страхи перед преступностью.

– То есть насилие по отношению к себе, к своим близким и друзьям люди не приемлют, но допускают его по отношению к тем, кого в известной песне обозначили как "кто-то кое-где у нас порой"...

Этот опрос оголил ситуацию, когда абстрактно все против пыток или большинство против пыток. А когда человек оказывается в ситуации, в которой есть преступник или подозреваемый в совершении преступления, в которой полицейскому кажется, что если он сейчас применит насилие и добьется от предполагаемого преступника нужной информации, то тем самым прекратит распространение дальнейшего преступления – в такой ситуации люди оказываются перед тяжелым выбором, забывая про свое абстрактное неприятие пыток и насилия.

Это разговор с обществом на будущее

То, что опубликовано сейчас, – это результаты телефонного опроса. Рассчитываете ли вы на то, что у онлайн-опроса будет несколько иной итог?

Скорее, они не будут отличаться кардинально, поскольку те реакции, которые мы наблюдали в интернет-опросе, довольно схожи с реакциями в опросе телефонном. Для людей это сложный этический выбор, а не абстрактное рассуждение о том, что хорошо, что плохо, и правильно или неправильно ведет себя полицейский в конкретной ситуации, связанной с борьбой с преступностью. Главная идея, которую мы видим в этом социологическом исследовании, – это продолжение разговора с обществом о том, что пытка неприемлема вне зависимости от того, о каком конкретном преступлении мы говорим. Мы надеемся, что если продолжать такую общественную дискуссию, то в ближайшие месяцы, возможно, уже через несколько месяцев, можно будет получить другие результаты. У человека еще нет осознания того, что для расследования тех или иных преступлений в криминалистике существует много разных методов, и не всегда это "палка". Более того, существуют примеры и доказательства того, что далеко не всегда под пытками маньяк выдаст адрес и позволит остановить продолжающееся преступление. Скорее, все-таки правильно развивать криминалистику, бороться с преступностью современными методами, а не другим незаконным насилием. Поэтому главное, что мне кажется важным в этой работе, – это то, что по сути дела это разговор с обществом "на будущее".

Общество, в котором такой высокий уровень агрессии, будет приветствовать любые силовые и приемы

Вы обсуждали результаты исследования с психологами?

Пока нет. Думаю, имеет смысл сделать это после появления результатов онлайн-опроса, которые сейчас обрабатываются. Но мне кажется, что это хорошее поле для анализа со стороны психолога, – сказала Наталья Таубина.

Результаты первой части опроса в контексте состояния современного российского общества оценивает психолог Ольга Маховская:

Прежде всего, это свидетельство того, что сила до сих пор оказывается у нас самым ценным качеством и принципом решения любых проблем, разрешением любых конфликтов. Совсем недавно обсуждалась тема: допустимо либо насилие в семье и избиение детей? РПЦ выступало с тезисом о том, что испокон веков на Руси "бьет, значит, любит". Это все из этой оперы. Общество, в котором такой высокий уровень агрессии, а в качестве нормы выдвигается насилие, будет приветствовать любые силовые и приемы, и структуры в том числе. Полиция, МВД, МЧС – это все из разряда силовых структур. У нас нет сейчас толком общественных дискуссий на эти темы. Общественное мнение создается при помощи формирующей социологии. Все вопросы продавливаются.

Психолог Ольга Маховская
Психолог Ольга Маховская

Как можно объяснить тот факт, что одно насилие люди рассматривают в качестве противовеса другому?

Помимо культа силы за агрессивным решением проблемы стоит чувство беспомощности. Ты не знаешь, как справляться с этой историей. Сила – это шанс на быстрое решение проблемы, создание перевеса сил в разрешении любой ситуации. За всем этим стоят страхи людей. Они не уверены, что они справятся с бандитизмом, терроризмом и так далее. Потому люди и предпочли, чтобы кто-то это делал вместо них. Они как бы говорят: "Делайте, что хотите, я не хочу в этом участвовать, только защитите меня". Это такой способ отгородиться, "перевести стрелки" и закрыть эту тему, а не обсуждать. Мы все время живем в режиме войны – все надо решать быстро, наскоком, напором, с надрывом, потому что нет времени. Потом мы вырубаемся и долго ничего не делаем, наступает эпоха праздников... Это такая манера не деятельности, а бесконечной и порой бесцельной "движухи". Легко собрать лайки на фейсбуке, легко найти поддержку у случайно организованной толпы. Этот принцип хорошо отработан на стадионах, когда толпа может скандировать кричалки в поддержку того или иного игрока или порвать на части другого... Простые приемы, грубые приемы решения проблемы так и остались у нас в коде поведения, – прокомментировала результаты телефонного опроса фонда "Общественный вердикт" психолог Ольга Маховская.

В телефонном опросе приняли участие более 700 человек. На вопросы онлайн-анкет ответили более 3000. Результаты интернет-опроса будут опубликованы 26 июня – в Международный день в поддержку жертв пыток.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG