Доступность ссылки

Есть ли у России деньги на полномасштабную войну с Украиной?


Передвижной ракетный комплекс «Ярс» во время военного парада 9 мая 2017 в Москве, Россия

Хватит ли у России денег на большую войну с Украиной? Торговать или не торговать с Россией в этих условиях? При каких условиях Украина сможет противостоять России в экономическом плане? Об этом в беседе с главой экспертно-экономического совета Украинского аналитического центра Борисом Кушнируком.

С точки зрения тех резервов, которые есть у России, золотовалютных резервов, которые могут быть использованы не только на торговлю, но и на финансирование войны, средства у них есть

‒ С точки зрения тех резервов, которые есть у России, золотовалютных резервов, которые могут быть использованы не только на торговлю, но и на финансирование войны, средства у них есть. По крайней мере, пока.

Другое дело, что даже при условии, что цена на нефть поднялась почти до 60 долларов за баррель, бюджет у них остался дефицитным. Поэтому они планируют, что средства резервного фонда в этом году используют до конца.

Поскольку экономика России базируется исключительно на экспорте сырья, то она имеет свои ограничения и риски, с этим связанные. Снижение цены на нефть автоматически приводит к существенным проблемам с наполнением российского бюджета, а значит, и с источниками для финансирования текущих расходов.

‒ Имеет ли Россия деньги, чтобы содержать Донбасс, и на то, чтобы продолжать финансировать Крым?

Даже в условиях кризиса и нищеты населения Россия позволяла себе воевать, не заботясь о недовольстве населения. Народ Российской империи преимущественно положительно воспринимал захват чужих территорий

‒ Я считаю, что сейчас они могут себе позволить эти затраты. Также нужно еще учитывать историю Российской империи, даже в условиях кризиса и нищеты населения она позволяла себе воевать. Причем, не особенно заботясь о недовольстве населения. Народ Российской империи преимущественно положительно воспринимал захват чужих территорий, даже если это приводило к значительному ухудшению уровня жизни.

И поэтому не стоит надеяться, что когда у России не будет чем финансировать войну, то это приведет к прекращению агрессии. Нет, они просто будут в дальнейшем сокращать расходы на благосостояние собственного населения. Это, собственно, уже сейчас происходит в России, а именно сокращаются расходы на медицину, образование, науку, на развитие населенных пунктов и другие важные вещи.

‒ Когда в Украине была дискуссия о том, нужно ли блокировать торговлю с оккупированными территориями, то многие ставило вопрос и о том, продолжать ли дальше торговлю с Россией в том объеме, в котором это сейчас есть. А в последнее время она даже возросла. В связи с тем, что каждая копейка, которая попадает в российский бюджет, может быть использована против Украины, насколько Украина сейчас может себе позволить ограничить торговлю с Россией? И в каких отраслях?

‒ Здесь тоже себя проявляет гибридный характер агрессии. Почему? Потому что, во-первых, безусловно, если бы, например, мы заявили, что есть военная агрессия и война, то в этом случае мы имели бы возможность прекратить с формальной точки зрения, в том числе и для Организации Объединенных Наций, и для ВТО, мы могли бы прекратить любые торговые отношения.

В том-то и проблема, что Россия не признает своей агрессии на Донбассе. Таким образом, фактически мы оказываемся в ситуации, когда мы понимаем, что есть агрессия и есть косвенный контроль за территориями оккупированного Донбасса, но при этом Запад старается не обострять ситуацию и от Украины требует, чтобы она не играла на обострение ситуации, не производила заявлений о том, что произошла агрессия, война и так далее.

Поэтому выбор между тем, торговать или не торговать, должен базироваться на долгосрочной стратегии. И здесь как раз я абсолютно убежден в том, что Украина заинтересована в замораживании этого конфликта.

Военного решения проблемы не существует. Вопрос в том, каким образом в долгосрочном измерении заставить Россию уйти. За счет санкций или за счет других ограничений.

Украина же выигрывает за счет того, что, не имея полномасштабной войны с Россией, она будет иметь время для восстановления экономики, перестройки и повышения эффективности

Украина же выигрывает за счет того, что, не имея полномасштабной войны с Россией, она будет иметь время для восстановления экономики, перестройки и повышения эффективности.

Это время может быть использовано, и, таким образом, с одной стороны мы можем ждать, пока будут наращиваться проблемы в России, с другой стороны, мы сможем укрепиться самостоятельно и уже за счет этого потом освободить Донбасс, когда Россия просто уже не сможет его удержать. Я думаю, что такая же история будет и с Крымом.

‒ А Украина уже стала на этот путь? Проводятся ли эти необходимые реформы, чтобы выстроить такую экономику, которая сможет противостоять военной агрессии России?

‒ Мы проводим реформы. В тех ли темпах, которые нужны? Нет. Есть еще и другая проблема. Надо понимать, что сами по себе реформы не меняют экономику, а только создают фундамент для изменения экономической модели. До сих пор, в течение этих лет независимости, это была экономика с ростом доли экспорта сырья.

Для того, чтобы она стала перерабатывающей, нужны не только реформы, но и соответствующие шаги правительства, центрального банка и законодателей, чтобы стимулировать производства с большим уровнем добавленной стоимости, и с более наукоемкой продукцией.

Это очень непростые для наших чиновников задачи, потому что они не все, к сожалению, понимают, что и в какой последовательности нужно делать.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG