Доступность ссылки

«Если бы папа был тут»: как живут дети крымских политзаключенных


Бекир Куку – сын крымского правозащитника Эмира-Усейна Куку

С января 2015 года в Крыму не прекращаются массовые аресты крымских татар и проукраинских активистов. Среди них – 19 человек, которых обвинили в участии в исламской партии "Хизб ут-Тахрир" и создании в Крыму ее ячейки. Несмотря на запрет участникам "Хизб ут-Тахрир" применять силу, организация запрещена в России и признана террористической. Но при этом до сих пор не запрещена в Украине и до аннексии существовала в Крыму легально.

Правозащитное движение "Мемориал" признает арестованных в Крыму политзаключенными. А родственники задержанных и активисты после начала арестов создали организацию "Бизим Балалар" ("Наши дети"). Она помогает крымским детям, которые из-за ареста одного или нескольких родителей остались сиротами. Таких детей с 2014 года насчитывается уже почти сотня.

Маленький Бекир Куку – сын крымского правозащитника Эмира-Усейна Куку. Он был арестован в феврале 2016 года в Ялте. Мальчик хорошо помнит, как ранним утром в дом зашли вооруженные люди и увели его отца.

"Пришли какие-то черные люди, у них едва были видны глаза. Один из них нес какую-то огромную палку, похожую на лом, а другие – какие-то непонятные пулеметы", – рассказывает Бекир.

Российских силовиков он называет "невежды, отцы глупости". Они взломали дверь, повалили его отца на пол, надели на него наручники. И все это – на глазах сына.

"Если бы папа был тут – мы бы небольшой день рождения отпраздновали, подарки бы покупали. А он сидел там, в изоляторе, среди блох и клещей, – говорит Бекир. – Как бы ему хотелось вернуться, чтобы увидеть, как его сыну исполняется девять лет".

"У наших детей детство кончилось 11 февраля, всего за несколько минут. За мужчину сейчас Ильяс", – рассказывает жена другого арестованного, Муслима Алиева. Его забрали в Алуште. Дома у Муслима остались четверо детей. За старшего сейчас подросток Ильяс.

"Его повалили на пол люди с автоматами, все это на глазах у детей, – рассказывает женщина. – Я им говорю: объясните, что здесь происходит! Они показали мне постановление, что ищут оружие, наркотики, боеприпасы. Я им говорю: ну, ищите. Очень долго вам придется искать, у мусульман нет таких вещей. Это противоречит нашей религии".

Дети могут видеть своих арестованных отцов лишь в судах, куда они приходят вместе с активистами и родственниками. Каждое судебное заседание для крымских татар – возможность показать солидарность, поддержать тех, кто оказался в заключении. Дети приходят вместе со взрослыми, но в зал, где идет заседание, их чаще всего не пускают. Они стоят в коридоре и пытаются успеть увидеть отца, пока его в наручниках проводят по коридору судебные приставы.

"Мы его, слава богу, увидели, – рассказывает Бекир Куку об отце. – Он в нормальном состоянии".

Несмотря на то, что с самого раннего возраста крымские дети сталкиваются с обысками и арестами и знают, что такое судебное заседание и как оно проходит, они все равно остаются детьми. Дочка арестованного правозащитника Сафие Куку бегает возле суда и радуется тому, что сегодня удалось увидеть папу.

"Он сказал: "Большой привет". А я сказала: "Я вас сильно люблю", – вспоминает Сафие. – Жалко, что его не отпустили".

Девочка еще не знает, что через несколько месяцев доступ на судебный процесс ей будет закрыт окончательно.

Корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк рассказал Настоящему Времени, как снимал сюжет про детей арестованных крымских татар, и почему история этих детей – одна из самых важных для современной России.

–​ Вы уже не первый год следите за ситуацией в Крыму, в том числе, за продолжающимися судами над крымскотатарскими активистами и вообще над проукраинскими активистами на полуострове. Что происходит с их детьми? Они как-то могут видеть своих отцов?

– Ситуация осложнилась совсем недавно, когда почти все судебные процессы были закрыты. Суды сейчас проходят в закрытом режиме, с формулировкой "из-за обострения социально-политической ситуации в стране".

Вообще-то в законодательстве (России – КР) нет такой формулировки как причины закрыть суд вообще. Но ее применение в буквальном смысле закрывает судебные процессы от всех родственников обвиняемых, от родителей и, конечно, от детей. Они говорят, что детей и так очень нежелательно пускать в зал суда, мотивируют это тем, что это может повредить психике ребенка. Но как шутили мамы, которые приходят с этими детьми в суд, обыски в их домах в 6 часов утра и отец, который лежит лицом в пол, а над ним стоит человек в маске и с оружием – это не вредит психике ребенка. А то, что он в суде может увидеть отца раз в полгода или раз в 4 месяца, когда ему продлевают срок ареста – это может повредить.

Эти дети переживают фактически те же события, что переживают взрослые, и взрослеют они, конечно, гораздо раньше.

–​ Ситуация, когда ребенок остается без одного из родителей (чаще всего это кормилец семьи). Каким-то образом крымскотатарское сообщество или крымское общество помогает этим детям?

– Это очень интересное явление, когда среди крымских татар начинают возникать такие инициативы снизу. Одна из таких общественных, гражданских инициатив называется "Бизим балалар" ("Наши дети" в переводе). Это объединение и родных, и активистов, и семей тех людей, которых задержали и арестовали, которые находятся в СИЗО или уже в колониях, для помощи их детям.

Помощь, прежде всего, носит финансовый характер. Каждый месяц каждому ребенку, оставшемуся без кормильца, у которого отец находится в заключении, выделяется сумма денег для того, чтобы поддерживать его и не оставить совсем без средств к существованию. С 2014 года таких детей насчитывается уже почти сотня. 66 из них находятся на постоянном обеспечении этой организации.

Еще эта организация подключает детского психолога, который занимается с детьми, пытается их поддерживать. Пытается как-то во всех ситуациях, в которых оказались эти дети, сохранить их психическое здоровье.

Помощь оказывается не только семьям и детям крымских татар, но и, например, детям украинского кинорежиссера Олега Сенцова, детям погибшего Решата Аметова. Организация целенаправленно подчеркивает свой неполитический характер и характер своей деятельности, то есть пытается абстрагироваться от любых вещей, не связанных с помощью детям.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG