Доступность ссылки

Сбежать от кризиса: почему Пуэрто-Рико хочет стать новым штатом США


Памятник президенту США Франклину Рузвельту в Пуэрто-Рико

Участники состоявшегося в воскресенье в Пуэрто-Рико референдума подавляющим большинством голосов высказались за присоединение к США в качестве 51-го штата. Результат плебисцита, однако, не обязывающий, а рекомендательный: волеизъявление населения карибского острова может вступить в законную силу только после одобрения обеих палат Конгресса и действующего президента. Поскольку пуэрториканцы в массе своей поддерживают демократов, а все рычаги власти в Вашингтоне сегодня принадлежат республиканцам, то число субъектов американской федерации в ближайшее время вряд ли пополнится.

Соединенные Штаты, в целом, разумно распорядились сухопутными владениями, которые достались им от Испании по итогам победоносной войны 1898 года. Куба и Филиппины получили независимость; Гавайи были присоединены, став последним на сегодня пятидесятым штатом. Гуам, Самоа, Маршалловы острова в силу малого населения и его низкой политической активности не причиняют федеральным политикам беспокойства. Исключение составляет только Пуэрто-Рико. Оно имеет по сей день тот же статус, что и перечисленные субъекты Микронезии, – “ассоциированная территория”, но по причине близости к материку, значительной площади и количества жителей – 4 миллиона, причем политически мобилизованных граждан, заставляет Вашингтон все время нервничать, отбиваясь то от боевиков, устраивающих взрывы в поддержку требований о независимости, то от навязчивых лоббистов, агитирующих за вхождение острова в федерацию.

В 1914 году учрежденное самими США в порядке стимулирования демократического строительства на Пуэрто-Рико законодательное собрание единодушно поддержало идею независимости, но Вашингтон ее отверг: форпосту в гряде Больших Антильских островов отводилась тогда важная роль в защите восточных подступов к материку. Исторический шанс ускользнул: всякое военно-стратегическое значение Пуэрто-Рико давно утратило, зато политическая головная боль осталась.

Референдумы о смене статуса территории проходят сегодня в разных условиях: от состоявшихся с полным соблюдением международных норм – Шотландия, несостоявшихся, но тоже в соответствии с правовыми нормами – Каталония, до состоявшихся без соблюдения международных норм – Крым. Референдумы на Пуэрто-Рико, коих в последние годы было пять, занимают место где-то в середине спектра: их регламент как таковой выглядит вполне пристойно, но все основные положения прописаны настолько неряшливо, что итоги голосования не поддаются однозначной трактовке. На плебисците 1998 года больше всего голосов набрала опция “против всех”. Надо ли переголосовывать? Вопрос дискуссионный. На плебисцитах 2012-го и нынешнего годов ахиллесовой пятой регламента была норма явки: пусть от шестидесяти одного до аж девяноста семи процентов голосовавших высказались за вхождение Пуэрто-Рико в США, но что делать, если фактическое число участников не превышало одной четверти списочного состава избирателей? Допустимо ли утверждать, что референдум состоялся в случае, когда три четверти населения вообще никак официально не высказались по основному вопросу государственного устройства?

Политические реалии Пуэрто-Рико не менее противоречивы: жители получают паспорта граждан США, но участвовать в президентских выборах не имеют права, только в праймериз. Они могут командировать в Конгресс лишь одного представителя, да и то с ограниченными полномочиями: его голос совещательный, не решающий. Под стать политическим реалии экономические. Более того, желание исправить катастрофические положение в бюджетной сфере было, похоже, основным побудительным мотивом властей к организации воскресного референдума. Состоявшийся референдум прокомментировал для Радио Свобода экономист Института имени Катона Айк Брэннон.

Последний референдум, по большому счету, был холостым выстрелом

– С одной стороны, политические права жителей Пуэрто-Рико по сравнению с американцами усеченные, но, с другой – они имеют американские паспорта и не платят подоходный федеральный налог. Крайне низкая норма явки на референдуме отражает тот факт, что пуэрториканцы в массе своей считают этот непростой компромисс выгодным: они не хотят платить подоходный налог и не разделяют оптимизма своего губернатора, что вхождением в федерацию остров решит стоящие перед ним бюджетные проблемы. В то же время и полной независимости, суверенитета пуэрториканцы не хотят. Я бы сказал, что последний референдум, по большому счету, был холостым выстрелом.

– Многие годы пуэрториканцы жили явно не по средствам, чему в немалой степени способствовали дотации из центра, из Вашингтона. Несколько недель назад грянул гром: местная администрация объявила банкротство. Бюджетные организации переведены на внешнее управление. Приостановлены выплаты пенсионерам и держателям облигаций госзайма; закрыты более ста пятидесяти школ. Происходит массовый исход островитян на материк. Тех, кто остался, ожидает увеличение акцизов и сборов и дальнейшее урезание социальных услуг.

– Я повторю свою мысль: средняя зарплата на Пуэрто-Рико ниже, чем на материке, и жителям не улыбается перспектива увеличения налогов на 15-17 процентов. Неполнота политических прав – это цена за облегченное налогообложение, и пуэрториканцы готовы ее платить. Выбор был бы более сложным, если бы они были вообще поражены в политических правах, но это не так: они вправе выбирать губернатора и депутатов своего заксобрания. Главная, на мой взгляд, причина высокой безработицы на острове, более 12 процентов, и ухода людей в теневую экономику – это бездумный перенос на местные условия американских законов о минимальной оплате труда. Смесь оказалась взрывчатой. Минимальная зарплата в Штатах – это царская зарплата на Пуэрто-Рико. Доведи минимальную оплату труда в Иллинойсе до 20 долларов в час – и трудовая занятость там тоже грохнется.

– Искусственное завышение оплаты труда на Пуэрто-Рико было отчасти реакцией на искусственно завышенную стоимость жизни.

– В США действует ужасный закон, известный как “Билль Джонса”, который разрешает только американским судам доставлять грузы на заморские территории США. Из-за отсутствия конкуренции пуэрториканцы платят за импорт намного больше, чем жители соседней Доминиканской Республики. Словом, Соединенные Штаты экспортируют на Пуэрто-Рико и свои завышенные зарплаты, и свои завышенные транспортные тарифы.

– Пуэрто-Рико вдвое беднее самого бедного американского штата Миссисипи. И имеет как минимум вдвое больше безработных. Тем не менее сторонники вхождения в США почему-то убеждены, что Вашингтон жаждет видеть Пуэрто-Рико в составе страны. Что он увеличит дотации, направляемые на остров, и таким образом поможет преодолеть бюджетный кризис “малой кровью”.

Пуэрто-Рико придется платить, причем вдобавок оно лишится своей полунезависимости и культурной самобытности, дорогих сердцу большинства населения

– Местная администрация сумела убедить часть пуэрториканцев, что если они проголосуют за присоединение, то из банкротства остров выйдет сравнительно безболезненно, не вводя режим строжайшей экономии. Вашингтон, дескать, все устроит в лучшем виде, ибо не захочет навлекать на себя обвинения в неоимпериализме. Это триумф агитпропа! Полный отрыв от реальности. В конституции США нет ни слова о банкротстве отдельных штатов. Мысль о том, что, войдя в федерацию, Пуэрто-Рико сможет не платить кредиторам, а при этом как ни в чем не бывало еще и наращивать бюджетные расходы, есть чистейшая фантазия и вымысел! Этого никогда не произойдет, Пуэрто-Рико придется платить, причем вдобавок оно лишится своей полунезависимости и культурной самобытности, дорогих сердцу большинства населения. Нет, из болота им придется вытаскивать себя собственными силами.

Референдум, заявленная цель которого состояла в демонстрации недовольства граждан существующим положением дел, подтвердил и наличие недовольства, и плачевный статус-кво. А также гарантировал сохранение и того, и другого на неопределенное время, – подытожил итоги плебисцита Айк Бреннон.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG