Доступность ссылки

Есть такой американский сериал "Юристы Бостона". Очень хороший сериал про адвокатов, которым приходиться защищать не только порядочных людей, но и всяких оступившихся или негодяев. И, конечно же, сценаристам нередко приходиться решать вопрос: как сделать так, чтобы зрители не возненавидели самих адвокатов? Делается это разными способами. К примеру, школьник сбил на машине своего отца пешехода и скрылся. Когда адвокаты берутся за дело, школьник тут же заявляет им, что хочет признаться. Конечно, его отговаривает отец. Но когда адвокаты "отмазывают" от тюрьмы нашего героя, то дальше мы видим такую сцену. "Не виновен!" – объявляют присяжные. Все радостно вскакивают и начинают обниматься. Отец обнимает своего сына. Но сын сумрачен и печален. Потом все выходят из зала, в котором остаются только оправданный юноша и адвокат. Сын тяжело встает со своей лавки обвиняемого и печально спрашивает адвоката: "Это все?" Адвокат без улыбки смотрит на парня и отвечает: "Да, это все, ты свободен". Но сын опускается на лавку и сидит на ней, понурив голову, хотя в зале уже давно никого нет. И мы понимаем, что этот юноша будет казнить себя за это случайное убийство всю оставшуюся жизнь, безо всякой тюрьмы.

Возмездия еще никто не отменял: злодеев убивают при жизни либо предают проклятию после смерти

Или другой эпизод. Замученный матерью маленький закомплексованный человечек не выдерживает издевательств и в состоянии аффекта убивает ее сковородкой. Потом, уже сознательно, убивает соседку, ибо ему кажется, что она догадывается о том, кто преступник. Адвокаты "отмазывают" несчастного от тюрьмы. Более того, помощница адвоката начинает ему помогать, чтобы он избавился от своих комплексов. И вот однажды за завтраком он признается, что ему приятно убивать; он натерпелся так много издевательств, что, лишь убивая, чувствует себя богом, лишь видя кровь жертвы, ощущает себя полноценным человеком. Помощница адвоката, пожилая женщина, не раздумывая, берет сковородку и убивает этого скромного маленького монстра. Потом, на суде, она честно признается, что готова понести наказание, а мотивы своего поступка объясняет тем, что не могла позволить своему клиенту убить кого-нибудь еще. И, что самое главное, несмотря на убийство и добровольное признание, присяжные объявляют обвиняемую невиновной.

Почему я вспоминаю этот сериал? Да потому, что в нем отстаивается важная идея – справедливость в конце концов торжествует. Она может случиться не в первую секунду, но мир зиждется именно на торжестве справедливости и законности. Если не удается или не хочется осудить преступника в суде, то он судит себя сам. Если сам не судит, то его осудит кто-то со стороны, тот, кто не потерпит преступления. Возмездия еще никто не отменял, уверены создатели сериала. И это совпадает с реальностью: злодеев убивают либо при жизни, либо предают проклятию после смерти. Со злодеями вообще происходят странные вещи. Вроде и всесильны они, вроде и прячут свои намерения и следы своих преступлений, но только отходят от власти, немедленно откуда-то выползают свидетели. В забытых углах находятся документы, всякие компрометирующие бумажки. Из земли выкапывают кости невинных жертв. А дальше – международный суд и камера до конца дней. Или пуля. Или виселица из своего же ремня. А если новая власть не выдает международному суду старую, преступную, то старая власть сидит до смерти на красивой даче, но проклятая всеми, нерукопожатная и забытая. И все, что делала эта власть хорошего, будет перечеркнуто и забыто.

Захочет ли новая власть барахтаться в крови власти старой?

Вот минули переговоры Трампа с Путиным. О самих переговорах сказать нечего – ну, познакомились. Судя по откликам, обе стороны остались при своем. Главная позиция Путина – нас нигде нет, мы ничего не делали, мы ни в чем не виновны. Я всегда поражался такой позиции. Мне она казалась удивительной. Ну, вот же тонна свидетельств по поводу того же "Бука"! Нет, говорит Россия, для нас это не свидетельства! Хорошо, тогда проведем расследование, говорит Запад. Нет, мы расследование блокируем, потому что одно подозрение про нас, что это мы – это уже русофобия, твердит Москва.

Знаете, я тут просто терялся. Ведь понятно, что такими действиями Москва лишь навлекает на себя подозрения, да и известно: если что-то выглядит как кошка и ловит мышей, то это все же кошка. Хотя, возможно, такое поведение не более чем доктрина Путина: "Если я не назову Навального по фамилии, то его и нет!" То есть, если долго повторять "самолет сбили не мы", то как-то рассосется. Но если с Навальным – это внутренние дела России, то с МН17 дело обстоит совсем не так.

Решится ли когда-то Россия на покаяние?

Говорят, если хочешь насмешить Бога, то нужно рассказать ему о своих планах. Боюсь рассмешить его, но поведаю о том, каким, в моем представлении, несложным окажется будущее России. На международном трибунале определят, что в катастрофе "Боинга" виновна Россия, укажут фамилии тех, кто самолет сбивал, потребуют их выдать. Россия откажется. Тогда начнут вводить санкции уже за это. Санкции окажутся тяжелыми, но Россия будет крепиться "до конца". Этим концом окажется конец власти Путина, он ведь когда-то уйдет. А вот дальше придет новый президент и… встанет вопрос, есть ли совесть и честь у страны под названием "Россия", захочет ли новая власть барахтаться в крови власти старой? Это будет самым страшным испытанием, как испытание сковородкой в сериале "Юристы Бостона".

Захочет новый президент сбросить груз вранья и преступлений либо потонет в привычном российском "патриотизме"? Сложный вопрос. Ведь признание своей вины – это, как ни крути, какое-то покаяние. Решится ли когда-то Россия на покаяние? Как тот юноша из фильма, который совершил преступление, не мог себе простить, что его отпустили.

Матвей Ганапольский, политический публицист, журналист "Эха Москвы"

Взгляды, изложенные в рубрике "Мнение", передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG