Доступность ссылки

«Человеческие жертвоприношения»: топ заявлений о «крымской» резолюции ОБСЕ


Специально для Крым.Реалии

В минувшее воскресенье Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию, осуждающую оккупацию Крыма и Севастополя Российской Федерацией и предостерегающую членов организации от любого рода признания «российского» статуса полуострова. Вполне ожидаемо, что голосование вызвало ответную реакцию в России, но тональность ее была резче обычной – вплоть до истерики. Что же так взбесило российских чиновников?

9 июля, в последний день ежегодной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, организация приняла в Минске декларацию, в которой есть такие строки:

«ПА ОБСЕ настоятельно призывает Российскую Федерацию отказаться от временной оккупации Автономной Республики Крым и города Севастополя, вывести российские оккупационные силы из временно оккупированных Автономной Республики Крым и города Севастополя и вернуть их под контроль правительства Украины».

Разумеется, этот текст не мог не вызвать бурю возмущения в самой России и контролируемом ею Крыму. И что характерно, всякий раз метая в ОБСЕ молнии, кремлевские чиновники невольно выдавали свои страхи и демонстрировали беспомощность собственных аргументов. Думаю, было бы полезно посмотреть, как их слова отличаются от реальности. Расположим эти заявления по степени (не)адекватности.

Петр Толстой
Петр Толстой

5 место. Руководитель российской делегации, зампредседателя Госдумы Петр Толстой считает, что «нужно еще время, чтобы прошло для того, чтобы наши коллеги на Украине и достаточно мало информированные о ситуации парламентарии европейские поменяли свою точку зрения. Эта болезнь лечится только временем».

Но вот ведь в чем штука – за три с лишним года, прошедших с момента аннексии Крыма, ни одна страна или международная организация не поменяла своей точки зрения на принадлежность полуострова. Это отлично видно по введенным против России санкциям за захват Крыма – вопреки постоянным уверениям Кремля, они не только не были сняты, но и регулярно продолжаются, и даже периодически добавляются новые. Так что напрасно Толстой думает, что время поможет. Как любят повторять в Москве – «никто не забыт, ничто не забыто».

Георгий Мурадов
Георгий Мурадов

4 место. «Вице-премьер» крымского «правительства» Георгий Мурадов полагает, что «прежде чем принимать такого рода декларации, Парламентской ассамблее ОБСЕ нужно сначала спросить крымский народ. Итоги крымского референдума не могут быть девальвированы никакими декларациями. Никогда Крыму не бывать в составе националистических государств, таких как Украина, которые создают для него угрозу. Крым дома, Крым на Родине, и Крым принял окончательно то решение, которое считает для себя нужным. Диктовать какие-либо другие варианты не имеет права никто, потому что есть право народов на самоопределение».

Разбрасываясь заявлениями о праве на самоопределение, россияне лишь поддерживают законные притязания того народа, у которого это право действительно есть, – крымскотатарского

Пропустим мимо ушей его сравнение «маленьких многочисленных агрессивно настроенных» европейских государств с «визгом стаи шакалов, которые хотели бы очень разорвать в клочья медведя» и сосредоточимся на аргументе в пользу самоопределения народов. Мы часто слышали, что на «референдуме» в марте 2014 года «крымский народ» воспользовался «правом на самоопределение» и решил «присоединиться к России». И вновь не перестаю удивляться – что же это за «народ Крыма», имеющий такие широкие права? За истекшие три года уже давно можно было бы дать ответ на этот вопрос, благо опыт «конструирования» нации «россиян» у Москвы есть. Но разбрасываясь направо и налево заявлениями о праве на самоопределение, россияне лишь поддерживают законные притязания того народа, у которого это право действительно есть, – крымскотатарского. И то, что большинство крымских татар не приняли российскую аннексию, прекрасно демонстрирует, как бы закончилось их самоопределение, если бы оно проходило свободно и в рамках международного права. Гол в свои ворота Мурадову засчитан.

3 место. Почетная «бронза» уходит председателю «общественной палаты» Крыма Григорию Иоффе за такой комментарий:

Григорий Иоффе
Григорий Иоффе

«В 2014 году на референдуме мы принимали решение в тот момент, когда в Украине был произведен государственный переворот. Деятели из ОБСЕ должны были бы помнить, что на тот момент Крым являлся автономной республикой, и у нас были все права автономной республики. Мы воспользовались нашей Конституцией 1998 года, где прописано право проведения местного референдума. Таким образом, потеряв законную власть в центре, мы были вынуждены взять на себя ответственность и провести то, что мы провели».

16 марта 2014 года прошел костюмированный карнавал, во время которого разыгрывались сценки из жизни голосующих крымчан. Реальные же «результаты» были написаны и утверждены задолго до этого

Тут передергивания, которые мы видели выше, заканчиваются, а начинается прямая ложь. Во-первых, хоть это и не главное, никакого переворота в Киеве не было – ведь даже хозяин Иоффе, сам Владимир Путин, перестал употреблять эту конструкцию и признал новую украинскую власть. А во-вторых, что гораздо важнее, право на проведение местного референдума и право на отделение от Украины никак не пересекаются. Согласно общегосударственной Конституции, исключительно всеукраинским референдумом решаются вопросы изменения границ страны, так что юридические аргументы Иоффе совершенно ничтожны и на мнение Запада не повлияют. Ну и в-третьих, last but not least, как мы знаем, никакого «референдума», даже нелегитимного, в Крыму не было. 16 марта 2014 года прошел костюмированный карнавал, во время которого разыгрывались сценки из жизни голосующих крымчан. Реальные же «результаты» были написаны и утверждены задолго до этого, а их воплощение гарантировалось присутствием на улицах российских солдат. А ответственность – да, ответственность Иоффе и его соратникам на себя взять еще придется.

2 место. Не лезет за словом в карман крымский рулевой Сергей Аксенов. О резолюции ОБСЕ он отозвался так:

Сергей Аксенов
Сергей Аксенов

«Считаю, что это проявление русофобии и прямое оскорбление крымчан. Никакой правовой основы резолюция не имеет. Воссоединение Крыма с Россией произошло по воле подавляющего большинства населения полуострова и в соответствии с нормами международного права. Нет никакой «аннексии», есть свободный выбор свободных людей. Крым – не вещь, которую можно перекладывать с места на место по желанию политиков».

Из всех заявлений российских чиновников это – самое веселое. По большому счету, комментировать тут нечего. Бросается в глаза только лексика Аксенова – в одной речи он совместил государственнический дискурс («русофобия») с вынужденным признанием квалификации российских деяний на Западе («аннексия»). Ну и особенно хороша фраза про перекладывание Крыма – это же парафраз известного изречения Алексея Навального про бутерброд. Сергей Валерьевич, признайтесь честно – подписаны на Ютуб-канал и Твиттер Навального? Верите в лучшее, но готовитесь на всякий случай? Осторожнее надо быть со словами – вдруг в Кремле тоже обратят внимание.

1 место. Но первое место в нашем топе заслуженно занимает другой зампредседателя Госдумы России – Ирина Яровая. И вот ее-то слова совершенно не смешны.

Ирина Яровая
Ирина Яровая

«Требование к России отказаться от Крыма – худшее проявление уничижения и овеществления крымчан. Как легко право на жизнь, свободу, выбор, демократию и будущее тысяч жителей Крыма посчитали возможным вообще игнорировать, видимо, просто включив в инвентаризационную опись. Какие резолюции имеют моральные и юридические права, если они обесценивают жизнь людей? Человеческие жертвоприношения не должны входить в практику европейских парламентских решений, разрушая сами основы безопасности и превращая парламентаризм в плавильный котел уничтожения общечеловеческих ценностей».

Честно говоря, я даже не сразу поверил прочитанному. Яровая серьезно называет резолюцию ОБСЕ «человеческим жертвоприношением»? Это документ-то «обесценивает жизнь людей»? Надо так понимать, что это войска ОБСЕ вторглись на чужую территорию и развязали там настоящий террор? С подачи Путина «модно» говорить о «присоединении Крыма без единой капли крови». Но так ли это на самом деле?

Украинский активист Решат Аметов, похищенный «крымской самообороной» 3 марта 2014 года и найденный мертвым 15 марта. Украинский военный Сергей Кокурин и российский активист Руслан Казаков, погибшие во время штурма воинской части 18 марта. Украинский военный Станислав Карачевский, застреленный 6 апреля. Всего почти три десятка погибших, похищенных и пропавших без вести крымчан за три года российской оккупации. И кровь каждой из этих жертв – в том числе и на руках Ирины Яровой, голосовавшей за «присоединение» Крыма к России.

Погубить множество крымчан в угоду своей политике, а потом обвинять в «жертвоприношении» других – такую наглость надо еще поискать.

Андрей Введенский, крымский обозреватель

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG