Доступность ссылки

Севастополь: рудоуправление покидает побережье Балаклавской бухты?


Производственная площадка Балаклавского рудоуправления у горы Гасфорта, 18 февраля 2017 года

О необходимости превращения Балаклавы из советского сверхсекретного поселка, фаршированного оружием и военной техникой, в современный курорт начали говорить еще с середины 90-х годов XX века. При этом конкретных инвестиционных предложений на протяжении ближайшего десятилетия ни у государства, ни у бизнесменов не возникало. До нынешнего времени вопрос развития района остается одним из наиболее острых и дорогостоящих для севастопольского региона.

В середине 2000-х годов появился первый крупный проект, предусматривающий комплексное развитие Балаклавского района – «Balaklava Green», который должен был реализовываться на средства рудоуправления – одного из крупнейших промышленных предприятий региона.

В 2014 году по ряду известных политических и экономических причин проект канул в Лету, после чего комплексных подходов в разработке новых планов развития не озвучивалось.

Необходимо напомнить, что основная концепция, на которой базировался проект «Balaklava Green», предусматривала вывод промышленных мощностей, рекультивацию разработанных карьеров с последующим превращением Балаклавы в современное курортное место с рядом рекреационных достоинств.

От промышленности к рекреации

Балаклавское рудоуправление заявило о намерениях инвестировать около 300 миллионов рублей в рекреационное развитие

Несмотря на бессрочную заморозку проекта этим летом, Балаклавское рудоуправление заявило о намерениях инвестировать около 300 миллионов рублей в рекреационное развитие севастопольского района, за свой счет обеспечив прекращение работы дробильной фабрики, расположенной на побережье Балаклавской бухты, а также сворачивание и перенос всех объектов, обеспечивавших ее функционирование. Кроме этого будет закрыт железнодорожный цех предприятия, находящийся на этой территории.

Мы намерены разобрать все промышленные мощности, а также стационарные здания и сооружения, дабы приблизить к реализации проект рекреационного курорта

«Фабрика всегда была объектом основной массы критических заявлений, которым подвергалось наше предприятие, – говорит пресс-секретарь БРУ Олег Левандовский.- Пыльно, шумно, экологически небезопасно и так далее. Фактически, мы остановили ее работу в феврале текущего года, а сейчас вышли к правительству с конкретным предложением. Мы намерены разобрать все промышленные мощности, а также стационарные здания и сооружения, дабы приблизить к реализации проект рекреационного курорта, который, как мы понимаем, действующее правительство должно разработать и воплотить в жизнь на территории Балаклавы».

В то же время, по словам Левандовского дробильное производство предприятие полностью прекращать не намерено. БРУ планирует перенести оборудование на территорию рудника на горе Псилерахи, а также перезапустить и модернизировать неработающую дробильную фабрику на территории карьера Кадыкой.

Балаклавское рудоуправление, Кадыковский карьер
Балаклавское рудоуправление, Кадыковский карьер

Мы планируем провести рекультивацию места, где работала фабрика, а мощности новых фабрик будут модернизированы

​«Речь идет сейчас о том, чтобы освободить от производства именно Балаклавскую бухту. Поэтому мы не говорим о полном прекращении работы, добычи и каких-то других радикальных вещах. Но в то же время мы планируем провести рекультивацию места, где работала фабрика, а мощности новых фабрик будут модернизированы и снабжены системами подавления пыли и современными шумоизоляционными системами», – добавил Левандовский.

Риск «шламового водопада»

Глава севастопольского Общественного экологического совета Маргарита Литвиненко считает, что дальнейшее развитие Балаклавы, которое предусматривает правительство, вряд ли снизит экологический ущерб, наносимый предприятием бухте.

«По последним сведениям, Балаклава должна стать местом дислокации яхтенной марины, которую собираются строить в Севастополе. Это априори будет означать увеличение антропогенной нагрузки, нагрузки на канализационные коммуникации, если правительство не распорядится класть новые, в чем я сомневаюсь. Кроме того рекультивация карьера, о которой говорят представители предприятия, должна проходить по регламентированным правилам. Но стройка, которая, вероятно, начнется на побережье бухты после демонтажа сооружений фабрики, ставит под сомнение целесообразность исполнения этих правил», – заявила Крым.Реалии Литвиненко.

Наиболее существенную опасность представляет шламохранилище, которое находится выше дробильной фабрики. Что конкретно с ним делать, предприятие не говорит

Эколог добавила, что, согласно правилам, рекультивация предусматривает завоз на рекультивируемую местность определенный пласт плодоносной почвы и высадку растений, которые своей корневой системой способны укрепить грунт, восстановив тем самым причиненный ущерб. Несоблюдение указанных норм, по словам эксперта, несет достаточно серьезные риски.

«Наиболее существенную опасность, с моей точки зрения, представляет шламохранилище, которое находится выше дробильной фабрики. Что конкретно с ним делать, предприятие не говорит. Но есть риск, что, в случае ненадлежащей рекультивации, огромный пласт воды может просто обрушиться вниз», – подытожила Литвиненко.

Экологические иллюзии?

Представители Рудоуправления настаивают на том, что имеют опыт работы с рекультивируемыми карьерами и намерены качественно выполнить необходимые работы.

«Предприятие вкладывает в рекреацию Балаклавы существенные средства. За последние 6-8 лет было инвестировано около 700 миллионов рублей. Существенная часть этих средств пошла на засыпку западно-балаклавского карьера, который был рекультивирован силами предпириятия», – сказал Олег Левандовский.

Обрушения шламохранилища пресс-секретарь БРУ называет «вечной иллюзией экологов», одновременно признавая, что угроза существовала раньше, но на сегодняшний день не актуально.

«В далекие 70-е года благодаря выбросу шламовых вод и у нас в Балаклаве образовался пляж «Васили». Тогда действительно масштабы добычи были настолько высоки, что шламовые воды сбрасывались в колоссальных объемах. Сейчас такой серьезной добычи уже давно нет, равно как и нет выброса шламовых вод. Да, есть обычный водосток, который способствует стоку талых вод. Но не о каком обрашении шламохранилища говорить нельзя, потому что, повторюсь, добыча уже не та и воды отсутствуют по определению», – подытожил Левандовский.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG