Доступность ссылки

(Предыдущий блог – здесь)

История Максима была поучительной и наглядной. Длинный путь, начинающийся с героина и заканчивающийся тюремной камерой. Все же оставался один неразрешенный вопрос: почему же он сидит в «спецблоке», а не со всеми. Ответ был весьма тривиальным: из-за того что обвинение не имело возможности доказать его вину, следователи решили пойти обходным путем и переквалифицировали преступление. Теперь Максима обвиняли не просто в том, что он распространял наркотики. Теперь он приобрел статус организатора притона для их употребления. И вот в связи с этим у остальных заключенных возникли вопросы, так как такая деятельность далеко не приветствуется в тюремных кругах. Да и не только в тюремных... Я, обвиненный в попытках совершения четырех террористических актов, и организатор наркотического притона в одной камере. Вот так уж и случилось в жизни. Хоть бери и приступай к написанию книги, желательно в жанре комедии.

Оживленную беседу с новым сокамерником прервал крик: «Баланда!». Раздался грохот покатившейся по коридору тележки, незамысловатого тюремного транспортного средства. Разнесся отвратительный запах тушеной капусты. Он проникал всюду. Даже скунсу не дала природа столь отвратительного защитного запаха, которым защищал себя тюремный обед от голодных арестантов, негодование которых не заставило себя долго ждать. Через несколько минут поднялся настоящий рев, полный проклятий и угроз. «Баландеру» была обещана скоропостижная расправа в виде ужасающей смерти, если он рискнет везти тележку дальше. Этим следственным изолятором правил тюремный мир и горе – сотрудник внял его советам и угрозам. Инстинкт самосохранения взял верх над обязанностями, порученными ему администрацией.

Можно резюмировать – капуста спасла себя. Местные повара наградили ее защитными механизмами похлеще, чем Господь любое свое творение. Когда вопрос с первым блюдом был решен, эстафета была передана второму. На этот раз это был суп. Именно такая странная и непривычная для меня последовательность. Тележка, издавая стук колес, словно едущий по рельсам поезд, угрюмо катила вперед. Я был очень голоден. После предыдущих десяти дней морений голодом я готов был съесть что угодно, даже ненавистную всем капусту, которая, к моему сожалению, мне тогда так и не досталась.

Даже скунсу не дала природа столь отвратительного защитного запаха, которым защищал себя тюремный обед от голодных арестантов

Разносчик подъехал к нашим «апартаментам» и монотонно спросил: «Баланду брать будете?». Я со всей наивностью и ожиданием «прекрасного» спросил, что же там в меню. «Суп с сосисками. Так что?». Слово сосиски взбудоражили мое сознание. Так как мне не выдали ни постельного белья, ни посуды, я озадачился, куда же налить мне этот «нектар». Видя мою суету, сокамерник скептически протянул мне пластиковый контейнер и сказал: «Может, не надо? Лучше не бери...». Почему же не брать? Я быстро протянул контейнер «баландеру», а в ответ он вернул мне его уже заполненным жижей и в добавок вручил половину буханки хлеба. Сев за наш «комфортабельный», вмонтированный в бетон железный столик, в окружении любознательных тараканов я начал с не меньшим любопытством тыкать выданной мне сокамерником ложкой в суп. Где же сосиски? Мне повезло, сантиметровый обрубок розового цвета плавал в гуще этой каши. Теперь гордо можно было подтвердить, что администрация колонии заботится о заключенных. Максим предложил посыпать это блюдо специями, которые остались от лапши быстрого приготовления. Пока мы искали пакетик со спасительной смесью, с супом приключились катастрофические изменения. Он превратился в застывшую глину, из которой, как флаг, торчала ложка. Сокамерник смотрел на меня, улыбаясь, ведь мне еще предстояло отмыть эту посудину. Огорчению не было предела. Желудок обвинял меня во всем случившемся. Он хотел есть.

Расправившись с мытьем контейнера, я вспомнил, что мне еще была выдана половина хлебной буханки! Я ринулся к ней, но на моем пути, держа руку перед собой и символизируя знак «стоп», встал сокамерник: «Советую тебе не есть его, он полностью сырой, потом с «дальняка» не слезешь дня три». Что было делать, человек однозначно больше меня знал. В нем говорил опыт. Испытывать судьбу у меня не было никакого желания, но все-таки я решил съесть хоть немного, подойдя к делу с умом. Выковырял всю сырую внутренность, больше похожую по составу на тесто, и проглотил оставшиеся корочки. Было вкусно. Всегда с голодухи вкусной кажется любая гадость. Повезло, что у соседа были небольшие запасы различных каш быстрого приготовления. Вот закинешь такую еду в желудок, а она там растет. Вроде бы и не голодный. Вот и сытость появляется, и гастрит в двери стучится.

Сосед рассказывал, что в предыдущих камерах, где он был, арестанты сплетали сети из носков и раскладывали их на подоконнике, где долгое время прикармливали голубей. Когда те слетались в погоне за подкинутыми крошками, то охотники подсекали нити, хватали птиц и скручивали им шею, а потом варили в кастрюльках с кипятильниками. Куриный суп. Ну, а что делать, когда есть очень хочется? Даже во время этого рассказа я невольно поглядывал на подоконник и размышлял о перспективах ловли. Вот так. Опасно быть голубем. Особенно в тюрьме.

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG