Доступность ссылки

«Разочарование растет, страх уходит»: как Крым отметил День Независимости Украины


Граффити в Симферополе. Иллюстрационное фото

В 2017 крымчане уже в четвертый раз отмечали День Независимости Украины в оккупации. По подсчетам правозащитников, за три года аннексии на полуострове минимум 300 раз были нарушены права человека – и это лишь известные случаи. В списке крымских политзаключенных уже несколько десятков человек. При этом наблюдатели отмечают: крымчане стали меньше бояться и активнее высказывать недовольство происходящим на полуострове.

С каким настроением крымчане отметили День Независимости Украины? Об этом говорим с журналистом Радио Свобода Антоном Наумлюком и одним из лидеров крымскотатарского народа Ильми Умеровым.

–​ Антон, каждый год 24 августа в Крыму люди пытаются отметить День Независимости Украины, возложить цветы к памятникам украинским деятелям, и каждый раз назначенные Москвой крымские чиновники на это реагируют. Не стал исключением и этот год. Что же произошло в День Независимости Украины на полуострове в этот раз?

Наумлюк: День начался с задержания двух активисток Украинского культурного центра, который находится в Симферополе и до сих пор функционирует, несмотря на постоянные попытки преследования со стороны российских силовиков. Двух девушек задержали в районе железнодорожного вокзала – якобы на них есть ориентировка, и они ведут незаконную деятельность. Их отвели в отдел полиции, продержали там несколько часов. У одной из активисток незаконно сняли отпечатки пальцев. После этого отпустили, не предъявив никаких претензий, собственно, и предъявлять их было не за что.

​Задержанные активистки Украинского культурного центра Галина Балабан и Алена Попова ​

–​ В чем же их вина?

24 августа в Симферополе традиционно возлагают цветы, люди ходят в вышиванках, и в этом году таких стало больше

Наумлюк: Видимо, ни в чем, ведь даже не было предъявлено обвинений. Другое дело, что они были с украинской символикой. 24 августа в Симферополе традиционно возлагают цветы, люди ходят в вышиванках, и в этом году, судя по отзывам наблюдателей, таких стало больше даже по сравнению с прошлым годом, когда я наблюдал это сам. Похоже, девушек задержали именно за то, что они публично демонстрировали свою принадлежность к украинскому государству.

–​ Над украинскими гражданами в Крыму ведутся многочисленные судебные процессы. Могут ли узнать об этом крымчане, если они не смотрят украинское телевидение?

Наумлюк: По факту – нет, ведь Крым находится в информационной изоляции. Ни один российский телеканал, кроме разве что «Дождя», не будет показывать кадры обысков и задержаний, которые проходят почти еженедельно, чаще всего – в домах крымскотатарских активистов. Ни одно подконтрольное России СМИ не напишет о том, что происходит на самом деле. За те полтора года работы в крымских судах, что я освещаю деятельность крымских силовиков, я не познакомился ни с одним местным журналистом. Они просто игнорируют такие процессы.

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

–​ Вы говорите, что в этом году в Крыму больше людей отпраздновали День Независимости с украинской символикой. С чем это связано? Давление ослабло?

Наумлюк: Мне кажется, накал страстей несколько снизился: после задержания так называемых «крымских диверсантов» летом и осенью прошлого года российские силовики и власть немного понизили градус информационного давления. До этого на улицах крымских городов повсеместно были объявления об угрозе со стороны неких крымских диверсантов, которые могут совершить теракты. Истерию со стороны силовиков, которая передавалась обществу, нагнетали искусственно. После инцидента в Армянске этого уже не было.

–​ Но в этом году нашли уже новых террористов.

Наумлюк: Да, и опять перед приездом Владимира Путина в Крым. Можно как угодно оценивать деятельность граждан Украины, которым предъявляют обвинения в попытках совершения диверсий или терактов, но нельзя игнорировать, что для российских силовиков в Крыму эти задержания очень удобны. На этих задержаниях делаются карьеры, получаются новые звездочки на погонах, статистика раскрываемости террористических преступлений растет.

–​ C нами на связи из Крыма человек, которого обвиняют в призывах к нарушению территориальной целостности Российской Федерации – активист крымскотатарского национального движения Ильми Умеров. Ильми-ага, как вы думаете, остается ли 24 августа праздничным днем для крымчан?

Это самый большой праздник для всех людей, которые считают Крым частью Украины

Умеров: Конечно, да. Это самый большой праздник для всех людей, которые считают Крым частью Украины.

–​ Как крымчане отмечают этот день: встречаются, празднуют?

Умеров: Судя по информации, которой я владею, в этом году активность заметно возросла: люди возлагали цветы, повесили украинский флаг на провода. Конечно, массовых мероприятий, парадов нет, это просто нереально, и в большинстве случаев люди просто тихо отмечают, ходят друг к другу в гости.

–​ Как вы думаете, крымчане стали меньше бояться российской репрессивной машины?

В Крыму растет разочарование, а страх понемногу уходит

Умеров: Шок от испуга потихоньку проходит. Несколько дней назад мы проводили в районе Белогорска мероприятие, посвященное 30-летию московских событий 1987 года. Оно должно было пройти в формате пикника, и неожиданно для нас власть сама инициировала митинг, шествие и автопробег, мероприятие в полном объеме было проведено в другом месте. По глазам, по высказываниям обычных законопослушных людей было ясно, что в них нет страха. Они выказывали только решимость продолжать борьбу за восстановление прав крымскотатарского народа. В целом в Крыму растет разочарование, а страх понемногу уходит.

–​ Насколько важно для крымчан, чтобы сейчас на полуостров приезжали люди с материковой Украины?

Умеров: Людям, которые находятся за пределами Крыма, наверное, тоже нужно побороть собственный страх. Есть несколько журналистов, в том числе Антон Наумлюк, которые регулярно здесь бывают и работают. Думаю, надо находить возможность ездить в Крым и освещать происходящее тут. А официальный Киев не должен забывать вопрос возвращения Крыма, убирать его с повестки дня. Например, на праздновании Дня Независимости президент Украины Петр Порошенко мягко ушел от темы, не сказав ни слова о Крыме. Думаю, это неправильная, трусливая позиция, связанная со страхами на довольно высоком уровне.

Ильми Умеров
Ильми Умеров

–​ Антон, какие трудности возникают у российских и украинских журналистов с тем, чтобы приезжать и освещать происходящее на полуострове?

Наумлюк: Для российских журналистов, по моему мнению, никаких трудностей, кроме технических, нет. У них есть российский паспорт, аккредитация, они совершенно свободно могут выполнять свои задачи. Им нужно только получить разрешение от украинской миграционной службы, это не есть проблема. После этого они попадают в Крым через админграницу, это фиксируют украинские пограничники, все законно, в том числе согласно нормам международного права. Что же до украинских журналистов, они сталкиваются с сопротивлением российских силовиков, в том числе при въезде на территорию полуострова. Их могут просто не пустить, как это было с несколькими съемочными группами украинских телеканалов, получивших разрешение от МИД Российской Федерации. С другой стороны, отдельные журналисты, которым важно увидеть ситуацию собственными глазами, а не опираться лишь на свидетельства активистов и соцсети, приезжают. К сожалению, они не работают в Крыму системно, приезжают на неделю-две – но едут и работают.

–​ Сталкивались ли вы с запретами снимать что-либо?

Крымские суды отличаются полной закрытостью даже в рамках российского законодательного поля

Наумлюк: Снимать я могу далеко не все. Надо сказать, крымские суды отличаются полной закрытостью даже в рамках российского законодательного поля. Ряд процессов совершенно своевольно и незаконно закрыли от посещений не только журналистов, но даже родственников заключенных. Например, это дело участников запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир». Суды закрыты полностью. Вообще чаще всего мне не удается получить разрешение на съемку – разве что в исключительных случаях.

–​ Удается ли вам узнать что-то о настроениях и мнениях крымчан?

Наумлюк: Честно говоря, всегда боюсь попасть в вакуум собственного окружения. Я общаюсь с крымскотатарскими и проукраинскими активистами, чаще всего заведомо нелояльными российским властям людьми. Боюсь, что это влияет на мое восприятие жителей полуострова. Мне постоянно кажется, что вокруг очень много нелояльного населения, но это ловушка собственных предпочтений. Ведь до сих пор много людей, которые сталкиваются с финансовыми и хозяйственными трудностями, непомерными ценами, нарушением даже российского законодательства российскими же властями, но они держатся за убеждения, преподносимые им российским телевидением.

–​ Как долго вы работаете в Крыму? Что, по вашим ощущениям, изменилось за это время на полуострове?

Наумлюк: Полтора года, если считать от окончания процессов над украинскими политзаключенными в России. Как только закончились процессы над Карпюком и Клыхом в Чечне, фокус переместился в Крым. Что я заметил, как совершенно точно подметил Ильми Умеров, понемногу пропадает страх. Гораздо больше людей готовы демонстративно выражать нелояльность. Если еще зимой задерживали крымскотатарских активистов, которые снимали и показывали в соцсетях действия российских силовиков, то сейчас это делают почти все, кто сталкивается с такими действиями, не боясь административных преследований. Страх уходит, люди объединяются. Даже у молодежи появляется азарт сопротивления.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG