Доступность ссылки

Во втором веке греческий писатель Лукиан Самосатский заметил, что при отсутствии противника несложно стать победителем. Не потому ли сегодняшние «гибридные стратеги» с такой охотой назначают себе вымышленных врагов? Впрочем, сегодня важнее другое: невозможно победить, если ты противник самому себе.

Логика войны, навязанная украинскому обществу, предусматривает принятие наборов четких определений сопутствующих явлений и процессов, а также общих критериев оценки этих феноменов. Отсутствие консенсуса в этих вопросах грозит если не поражением, то бесконечной войной.

Навязать логику войны и одновременно осложнить выработку общих критериев ‒ важная задача противника. В которой, стоит отметить, он весьма преуспел. В то время как наши интеллектуальные и медиаэлиты приложили недостаточно усилий для выяснения сути конфликта. Даже большие серьезные наработки западных исследователей современных конфликтов остались вне сферы внимания наших многочисленных публичных экспертов. Вместо этого они в основном соревновались в сомнительной области самопиара и псевдорасследований.

При этом консенсус относительно критериев поражения в нашем обществе все же существует. Он сформировался примерно на второй год войны ‒ в начале 2015 года. Большинство групп населения считает поражением потерю независимости путем восстановления империи с центром в России, а также распространение «дедывоевательной» идеологии «русского мира» с уничтожением или маргинализацией украинской национальной истории и культуры.

В обществе нет консенсуса относительно типа текущего конфликта и путей его решения

Поражением также, очевидно, будет реализация в любой форме планов кремлевского руководства, которые предусматривают оккупацию и дальнейшее расчленение Украины с полной ликвидацией национальной государственности в существующей форме.

Со всеми другими критериями гораздо хуже.

В обществе не существует консенсуса относительно типа текущего конфликта, определения ролей участников, в некоторых случаях – четкого определения противников, а значит нет единого мнения относительно путей его решения.

Различные социальные группы имеют разные представления о том, что следует считать победой и какие критерии следует применять к оценке прошлого, нынешнего и будущего состояний конфликта. Это опасная ситуация, она грозит перманентным социальным и военным кризисом.

Консенсус и война

Отсутствие консенсуса в условиях военного кризиса часто приводит к драматическим последствиям. Именно из-за невозможности достичь согласия между интеллектуальными и политическими элитами США проиграли вьетнамскую кампанию во Второй Индокитайской войне.

Судя по деятельности наших «культурных элит», представленных в СМИ, этот урок мы не только не усвоили, но даже не начинали учить.

Победой условно можно считать достижение заявленных и общественно одобренных целей. Проблема нашей ситуации в том, что, во-первых, цели в текущих условиях не всегда могут быть однозначно и неизменно заявлены, а во-вторых – цели у разных групп, вовлеченных в конфликт, существенно отличаются.

Этим обусловлено отсутствие общих определений и общепринятых критериев целей войны.

Критерии победы

Исходя из оборонного характера нашей войны, очевидной целью является нереализация планов противника, то есть недопущение ранее упомянутой ликвидации национальной государственности Украины в существующей форме путем ее оккупации и расчленения. Этой цели мы безусловно достигли. Но представители наших интеллектуальных элит почему-то предпочитают об этом не вспоминать. А зря: базовым тезисом пропаганды противника остается именно «несуществование Украины».

Именно расхождение и несовместимость целей различных социальных групп – самая большая проблема

Следующей целью является безусловное прекращение агрессии противника, причем в любой форме ‒ культурной, социальной, экономической, политической, или военной. И уже в этом вопросе проявляется отсутствие социального консенсуса ‒ разные группы по-разному понимают эту цель, а многие вообще не видят целесообразной ее реализацию. Свидетельством того являются споры по языковому вопросу, о «праве на альтернативную точку зрения», о проведении инженерного укрепления границы с противником, или о сохранении культурных или экономических связей с агрессором.

Возвращение оккупированных территорий ‒ понятная и очевидная цель. Но споры о статусе населения оккупированных территорий, дискуссии вокруг необходимости введения понятия «коллаборационист» и легкость, с которой многие готовы огульно отказаться от своих сограждан, показывают, что до консенсуса в этом вопросе еще далеко.

И это только базовые, довольно очевидные цели. По другим вопросам разногласий гораздо больше.

Партия войны

Именно расхождение и несовместимость целей различных социальных групп – наша самая большая проблема. Различные политические группы, группы в медиасообществах, группы в обществе преследуют различные цели в этой войне. Они часто связаны с получением широкой финансовой, социальной или политической выгоды от насилия, а взаимные связи и влияния этих групп, в том числе через линию фронта, отнюдь не очевидны.

Цена нашей победы ‒ это количество усилий, необходимых для выработки общего понимания будущего

Иногда достаточно спросить себя, где и кем были бы многие популярные сегодня политики, общественные деятели и лидеры мнения без войны, чтобы догадаться, кому выгодно продолжение конфликта.

Пока культурные и интеллектуальные элиты не достигнут консенсуса относительно общих критериев оценки войны, пока на его основе не будет достигнут социальный консенсус, воспринятый политическими элитами, украинское общество будет пребывать в перманентном социальном и военном кризисе.

Цена победы ‒ это не только количество жизней, оставленных на поле боя. В определенного рода конфликтах может и не быть никакого «поля». Цена победы ‒ это не количество потерянных или захваченных у противника ресурсов. Новейшие войны идут не за ресурсы, и не за территории. Цена нашей победы сегодня ‒ это количество интеллектуальных и этических усилий, необходимых для выработки общих критериев оценки, общего понимания нашего будущего – в частности того, что мы будем считать победой.

Цена победы в современном конфликте ‒ это готовность к изменениям ради жизни, а не к массовой героической смерти. Кто готов отказаться от устаревших стереотипов и наконец заплатить эту цену?

Юрий Костюченко, эксперт по вопросам безопасности, ведущий научный сотрудник Научного центра аэрокосмических исследований НАН Украины

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG