Доступность ссылки

Нет ничего полезнее для правильного понимания себя, чем взгляд со стороны. Как Крым освещался в мировых медиа, что было вынесено в заголовки, а чему не уделили должного внимания – в традиционном обзоре Крым.Реалии.

«Джеймс Мэттис: «Россия хочет перечертить карту Европы силой», – цитирует министра обороны США американский журнал Newsweek. «Несмотря на возражения России, мы знаем, что она стремится силой перечертить международные границы, ведя подрывную деятельность против суверенных и свободных государств Европы», – заявил Мэттис во время своего визита в Украину в четверг. Россия отправляла свои войска на территорию Украины, Грузии и Молдовы, несмотря на протесты национальных правительств всех трех стран. Она аннексировала Крым и теперь официально рассматривает его как часть России, одновременно поддерживая вооруженный мятеж на востоке Украины. Москва также официально включила Приднестровье, а также грузинские Абхазию и Северную Осетию в свою цепь военного командования, хотя и считает их независимыми республиками. Во всех случаях, кроме востока Украины, Россия утверждала, что ее действия ограничиваются исключительно поддержкой стремления местного населения отделиться от их национальных правительств. Однако страны, которым официально принадлежат эти регионы, считают так называемые «миротворческие миссии» России оккупацией».

«Запад причастен к конфликту вокруг Крыма», – цитирует владельца сети гипермаркетов «Глобус» Томаса Бруха немецкое издание Die Welt. «Из многочисленных разговоров в России я знаю, что там люди на развитие последних лет смотрят иначе, чем у нас. Им пришлось совершить переход от плановой экономики к рыночной со многими эксцессами – как раз в период после развала Советского Союза. Стране пришлось искать путь от коммунизма к новым, демократическим структурам, что было весьма сложно в стране, в которой – в том числе и в результате немецкого влияния – в течение 70-ти лет не было никакой демократии. И этой стране пришлось совершить переход от Советского Союза к национальному государству. В результате свыше двадцати миллионов русских в один момент оказались по ту сторону российских границ. Думаю, было бы более уместно, если бы Запад в конструктивном плане сопровождал бы все эти значительные переломы, понимая, как много требовалось тогда от людей и от ответственных лиц в политике. Вместо этого расширили НАТО – вопреки обещаниям, данным Колем и Геншером. На мой взгляд, Запад также причастен к конфликту вокруг Крыма и Восточной Украины. Поэтому я считаю, что мы в нашей политике по отношению к России должны освободиться от США, преследующих здесь многочисленные собственные интересы, и найти свой собственный путь, который бы вел не к разделению, а к объединению».

«Российский спорный Крымский мост обзавелся гигантской аркой», – сообщает британский портал ВВС. «Российские инженеры устанавливают гигантскую железнодорожную арку над проливом между Россией и Крымом на 19-километровом мосте. Это ведущий политический проект, так как Россия претендует на Крымский полуостров, который она аннексировала в марте 2014 года, как на свою собственную территорию. Потребуется около месяца, чтобы установить арку весом 6 000 тонн на массивные опоры в воде. На официальном сайте проекта на русском языке – www.most.life – говорится, что мост должен быть завершен к концу следующего года, когда первые автомобили пересекут его. Затем железнодорожный транспорт начнет пересекать его в 2019 году. Российский телеканал «Вести» утверждает, что мост через Керченский пролив станет самым длинным в России. Мост не будет препятствовать судоходству, говорится на веб-сайте проекта, поскольку он будет находиться на высоте 35 метров над уровнем моря. Четырехполосное шоссе рассчитано на пропускную способность до 40 000 автомобилей в сутки. Россия рассматривает мост как ключевой стратегический инструмент развития Крыма, более эффективный, чем нынешний паром. Крымская наземная граница с Украиной напряжена и сильно военизирована, что делает трансграничные поставки медленными и трудными».

«Крым, с одной стороны, заброшенный, с другой – новый дом», – рассуждает немецкое издание Mannheimer Morgen. «Иван, 32-летний инженер, долго не думал. «Я хотел уехать после аннексии». Но каково было тому, кто только что женился, кто начал строить дом, кто хотел создать семью и работать над ее будущим? Возможно, ситуация успокоится, подумал он. Возможно, это был дурной сон – с оккупацией так называемых «зеленых человечков», всех русских, которые внезапно оказались в городе, администраторов, военных. Может быть. Все пошло по-другому. Крым стал российским, вот так. Референдум с вооруженными людьми на избирательных участках, большое ликование как в Москве, так и в Симферополе. Иван не понял. Он спорил со своими родителями, коллегами по работе и многими своими друзьями. «Мы украинцы, Крым – украинский», – объяснял Иван. Постепенно он стал молчаливее. Понимая, что он в меньшинстве, быстро почувствовал, что это место – не его. Не место для жизни. Ни для него, ни для его ребенка, который родился после аннексии как гражданин России, а теперь имеет украинский паспорт, за который Иван и его жена судились и почти получили нервный срыв. «Наша дочь должна иметь международно-признанный паспорт, должна получить образование, которое годится не только в России, поэтому нам нужно было уехать из Симферополя», – говорит Иван, теперь живущий с семьей в арендованной квартире в Киеве. Здесь он работает, здесь видит свое будущее – как внутренний беженец, который время от времени переносит тяготы путешествия в Крым. «Посмотреть на моих советских родителей и на море».

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG