Доступность ссылки

Прямая трансляция в Фейсбуке бывшего президента Грузии. Колючая проволока в пункте пропуска «Краковец», спешно натянутая в честь приезда дорогого гостя. Сторонники Саакашвили и оппоненты Саакашвили возле украинско-польской границы: евродепутаты, Тимошенко, волонтеры против спецслужб, пограничников, «титушек». Противоречивые сообщения о том, как бывший президент и губернатор собирается возвращаться туда, где у него столько друзей и врагов – на велосипеде, на автобусе, на поезде.​

Вялотекущая ссора двух политиков, отставного и действующего, Михеила Саакашвили и Петра Порошенко, обрела динамику в конце июля, когда президент Украины внезапно лишил гражданства экс-губернатора Одесской области. Это был ход неудачный и даже нелепый – и с прагматической точки зрения, поскольку лишенец не представлял угрозы для Банковой, и с политической, поскольку Порошенко сам себе создал новую проблему на ровном месте, как будто для полного счастья ему не хватало именно этой, и с юридической, поскольку о том, что Саакашвили заочно арестовали в Тбилиси, знал весь мир – там нечего было утаивать. В отношениях между двумя политиками был глубоко личный конфликт, причем какого-то детского свойства – как после драки в песочнице. Дескать, отдавай мои игрушки и гражданство отдавай. Это выглядело некрасиво.

К тому же, это решение Порошенко принял после визита в Грузию, где Саакашвили ожидает тюрьма, то есть практически не оставил выбора самолюбивому оскорбленному врагу. Враг проклял обидчика, объявив, что 10 сентября вернется на свою новую родину, и тут локальная свара расплевавшихся друзей переросла в скандал европейского масштаба. С использованием современнейших средств доставки информации, включая прямые эфиры с убедительными картинками, на которых был изображен герой – странствующий рыцарь, бросивший вызов Дракону или даже Левиафану. И хотя из Порошенко Дракон вроде бы никудышный, зато Саакашвили при всей вздорности характера сильно смахивал на Ланселота: решительный, дерзкий, бесстрашный.

В создавшейся ситуации у Ланселота, чудилось, было три возможности. Первая – приехать на границу и стремительно двинуться к пункту пропуска, а там – будь что будет. Вторая – затеять многодневную осаду краковецкой крепости, выставляя на потеху и Порошенко с его погранцами, и себя. Ну и самая естественная – явиться на место встречи, не спеша, но и не медля, предварительно устроив пресс-конференцию, окружить себя сторонниками и попытаться пересечь границу.

Три варианта действий, казалось, было и у власти украинской. Самый левиафанистый: задержать рыцаря и как можно скорее экстрадировать его в Грузию. Самый неожиданный: впустить и далее мягко разруливать конфликт в судебной инстанции. Ну и самый очевидный – встретить, отобрать паспорт и вернуть беженца полякам: с глаз долой, из сердца вон.

Всюду перед ним вырастают тюрьмы, заборы, обмотанные колючей проволокой, и проводница просит его выйти из вагона

Саакашвили пошел довольно простым четвертым путем, минуя Краковец: пресс-конференция-чемодан-вокзал-поезд «Интерсити». Контригра украинской стороны поразила собравшихся в вагоне и далеко за его пределами. Отвергнув все три варианта действий, власти тоже изобрели четвертый, который хочется назвать византийским. Не желая ни задерживать беженца, ни высылать в Грузию, ни впускать на Украину, начальство в Киеве остановило состав в Польше, до тех пор, пока с него не сойдет человек, лишенный гражданства. «Взяли весь поезд в заложники из-за одного пассажира», – прокомментировал сюжет Саакашвили, обозвав своих неприятелей «ссыкунами». Насидевшись в поезде, Саакашвили пересел на автобус – чтобы прибыть на пограничный пункт «Шегини», где его тоже не встечали цветами. Глупый скандал, начавшийся в июле, увенчался в сентябре кромешным позорищем для Порошенко, и это событие следует признать бесконечно печальным.

Впрочем, о долговременных последствиях скандала говорить пока рано, равно и о том, насколько глупая акция отразится на международном имидже Украины и положении внутри страны. Ясно лишь то, что недруги государства сегодня ликуют, наблюдая разборки между своими закоренелыми врагами – Порошенко и Саакашвили. Ясно также, что в лице бывшего президента и губернатора украинский режим именно теперь обретает соперника, у которого чувство собственной правоты подкрепляется убедительнейшими доказательствами. С недавнего времени Саакашвили уже сравнивает себя с правозащитниками брежневских времен, лишенных гражданства, и если вчера это еще вызывало улыбку, то сегодня уже как-то не смешно. Времена иные, обстоятельства иные, диссидент Саакашвили вроде совсем не похож ни на Буковского, ни на Аксенова, да и государство украинское, которое яростно и последовательно отрекается от всего советского, мало напоминает СССР, а вот поди ж ты.

О действиях Украины в этом случае стоит посожалеть, не теряя, однако, надежд на постепенное преодоление авторитарных привычек. В этом украинским гражданам мог бы помочь Михеил Саакашвили – человек скандальный, тщеславный, склонный к популистским речам и необдуманным поступкам, но честный и искренний. Расплачивается за все это он по полной программе, что в перспективе полезно для стран, его отвергнувших, и для Грузии, и для Украины. Но едва ли приятно ныне для него самого – вечного невозвращенца, которому фактически закрыт въезд и туда, где он родился, и туда, куда его позвали бороться с коррупцией. Всюду перед ним вырастают тюрьмы, заборы, обмотанные колючей проволокой, и проводница просит его выйти из вагона. Он выходит, поезд трогается, он вскакивает на подножку, но поезд снова никуда не идет, и эту минуту надо бы запечатлеть как символ остановившегося времени.

Илья Мильштейн, журналист

Взгляды, высказанные в рубрике "Мнение", передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG