Доступность ссылки

Что предшествовало аннексии Крыма? Возможно ли создание крымскотатарской национальной автономии? Как бороться за освобождение крымских политзаключенных? Почему Россия усиливает репрессии на полуострове? Об этом в эфире «​Дневного шоу»​ на Радио Крым.Реалии говорим с украинским политологом Владимиром Фесенко.

– Владимир, когда вы последний раз были в Крыму?

– На последней конференции Ялтинской европейской стратегии в Крыму в сентябре 2013 года. Тогда мне особенно запомнилось эмоциональное выступление Александра Квасьневского (президент Польши в 1995-2005 годах – КР). Тогда как раз очень горячей была тема подписания соглашения об ассоциации, уже начались колебания у Януковича и было неясно, подпишет ли он его или нет. И тогда Квасьневский, вспомнив известную пословицу, сказал: «Ни шагу назад, позади Москва». Оказалось, что Москва не только позади, она нас ждала в связи с Крымом, Донбассом.

– Помните ли вы тогда в Ялте какие-то разговоры, настроения? Ведь это было незадолго до того, как мы увидели в Крыму «зеленых человечков»​.

После поражения Януковича все были дезориентированы, были парализованы силовые структуры. И Россия этим воспользовалась
Владимир Фесенко

– Здесь дело не во временных терминах. Если бы не было прямого вмешательства России в феврале 2014 года, то не произошло бы аннексии Крыма. Ведь были события и в 2004 году, но тогда не было российского вмешательства – и потому не случилось того, что в 2014-м. Пророссийские настроения там были, были пророссийские силы. После поражения Януковича все были дезориентированы, к сожалению, были парализованы силовые структуры. И Россия этим воспользовалась.

Я помню опрос Центра Разумкова, согласно которому не менее трети, а то и 40 процентов крымчан были пророссийски настроены. Но опять же – если бы не вмешательство России, то этот фактор не сработал бы.

– Тем не менее во время голосования за независимую Украину в Крыму в 90-х годах большинство проголосовало «за».

– Там был самый низкий показатель голосования за независимость Украины в целом по стране, но большинство все же поддержало. Тогда была ситуация, когда почти всем было очевидно – Союз рухнул, неизвестно что и как будет дальше. В России тоже были неоднозначные события. Мне кажется, тогда большинство крымчан действовало достаточно прагматично, ведь юридически на тот момент Крым был в составе Украины. А вот когда начались сложные социально-экономические процессы, кризис после распада Советского Союза, в Крыму начали расти пророссийские настроения – это 92-93 годы. Первая попытка российского реванша была в 1994 году: год выборов, «мешковщина», попытка избрать президента Крыма и попытки «вернуть Крым в Россию». Но надо отдать должное – контроль над силовыми структурами тогда был, поработали тогда и с крымскими элитами. Кучма только начинал свое президентство, но действовал достаточно оперативно.

– То есть это была заслуга президента Кучмы?

– На тот момент да. Я думаю, что значительная часть крымских элит тогда не хотела переходить под другой флаг, поскольку неизвестно было, чем бы это закончилось.

Украинский политолог Владимир Фесенко и ведущая «Дневного шоу» на Радио Крым.Реалии Катерина Некречая
Украинский политолог Владимир Фесенко и ведущая «Дневного шоу» на Радио Крым.Реалии Катерина Некречая

– Была в Украине государственная политика в отношении Крыма? Понимала ли власть, что такое Крым?

– Понимание и государственная политика в отношении Крыма были. Хотя были и противоречия, иногда определенная непоследовательность, не всегда успешными были кадровые решения. Было понятно, что Крым отличается от остальной части Украины, даже от восточных русскоязычных регионов. Это был единственный регион, где этнические русские составляли большинство – почти 60 процентов. К тому же там была российская военная база.

Но ситуацию взяли под контроль, пошли на уступки, дав Крыму автономный статус. Мне рассказывали депутаты того созыва, что это был определенный компромисс с коммунистами. Вопрос стоял так: либо государственный статус русского языка, либо автономия Крыма. Это тоже стало причиной того, что там смогли провести референдум. Верховный совет Крыма имел статус законодательного органа, и этим воспользовались россияне.

– Каким, по вашему мнению, должен был быть статус Крыма на тот момент? И надо ли сейчас с этим статусом что-то делать? Например, Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев часто говорят о необходимости крымскотатарской автономии.

Надо искать такой статус, который способствовал бы и восстановлению суверенитета Украины на этой территории, и усилению статуса крымских татар в Крыму
Владимир Фесенко

– Я понимаю интересы крымскотатарского народа, но это не приведет автоматически к деоккупации. Более того, это может создать и определенные проблемы в будущем. Крымские татары, при всем уважении к ним, составляют меньшинство населения. И здесь вопрос сбалансированности различных этнокультурных групп.

– Их аргумент в том, что они – коренной народ.

– Я думаю, что можно закрепить особый статус крымскотатарского народа в Крыму, но это тоже может стать источником напряжения и противоречий. Поэтому надо искать такой статус, который способствовал бы и восстановлению суверенитета Украины на этой территории, и усилению статуса крымских татар в Крыму.

– Недавно одному из лидеров крымских татар Ильми Умерову вынесли приговор, предусматривающий наказание в виде двух лет лишения свободы. По вашему мнению, за что и зачем происходят такие суды?

– Это демонстративные репрессии и против руководителей крымскотатарского народа, и против активистов. И если руководителей просто осуждают, то над многими активистами издеваются, некоторых пытают и убивают. Это делается, чтобы запугать и показать, кто победитель, кто контролирует ситуацию. Так работает репрессивная машина и в России, но в Крыму это происходит особенно цинично и жестоко.

Речь Умерова – это очень точные слова, которые являются приговором российской власти
Владимир Фесенко

Речь Умерова – одна из тех, что остаются в истории. Это очень точные слова, которые являются приговором российской власти. Его последняя фраза «встретимся в Гааге» – это намек на то, что рано или поздно будет уголовный суд над теми, кто организовал аннексию Крыма и все эти преступные действия.

– Вопрос в том, когда это будет? Неужели к тому времени свои сроки придется отбыть и Ильми Умерову, и Олегу Сенцову, и другим осужденным?

– По ним всем ведутся переговоры, есть международная поддержка. Есть надежда, что их удастся освободить. Здесь не бывает быстрого эффекта, но важно не сдаваться и продолжать борьбу и за освобождение осужденных, и за возвращение Крыма.

– Каковы ваши прогнозы: Крым вернется в Украину или международное сообщество когда-то признает его российским?

– Стратегия России такая же, как была с советским статусом Балтийских стран – когда формально их не признавали частью СССР, но де-факто с этим смирились. Но Украина должна этому противостоять, постоянно напоминать о статусе Крыма, бороться в судах. Когда мы сможем вернуть Крым? Я думаю, что реальная возможность возникнет в случае политического, социального и экономического кризиса в России.

(Над текстовой версией материала работала Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG