Доступность ссылки

Каталония vs Крым. Всякий ли сепаратизм априори плох?


Город Бегур в Каталонии. Иллюстрационное фото

Референдум о независимости Каталонии, организованный местными властями этой испанской провинции, вызвал преимущественно негативную реакцию патриотического сегмента украинского интернета. Медийная поддержка каталонских сепаратистов российскими СМИ, поверхностные аналогии с «сепаратизмом» Крыма и Донбасса, наконец происпанская позиция официальной Европы заставили большинство занять позицию по принципу «друг моего врага, мой враг». Однако, целый ряд факторов заставляет сравнивать каталонское движение к собственному государству не с «Республикой Крым», «ДНР» и «ЛНР», а с аналогичной борьбой украинцев за свою независимость.

Сепаратизм или да здравствует империя?

С легкой подачи СМИ оккупированную часть Донбасса и аннексированный Крым начали называть сепаратистскими регионами, а пророссийски настроенных жителей этих регионов сепаратистами. Логика проста, раз они хотят отделиться от Украины, значит они сепаратисты, ведь все сепаратисты хотят от кого-то отделиться. Однако, такое явление как сепаратизм, имея множество определений, понимается в современной науке все-таки преимущественно не как просто стремление отделить часть территории от государства, но как стремление и действия, направленные на создание нового, независимого государства на отчужденных от метрополии землях. Под это определение полностью подпадают действия каталонских самостійників, а вот взгляды и действия крымских сторонников аннексии и даже любителей «ДНР» и «ЛНР» на Донбассе – нет.

Захватив здания Верховной Рады и Совета Министров Крыма, российские солдаты вывесили не флаг гипотетического независимого Крыма, а российский триколор – государственный символ России

В случае с Крымом, влажные мечты местных любителей «ресурсной сверхдержавы» с самого начала уводили их отнюдь не к независимому Крыму, а к Крыму в составе большой и могучей России. Захватив здания Верховной Рады и Совета Министров Крыма, российские солдаты вывесили не флаг гипотетического независимого Крыма, а российский триколор – государственный символ России, дав, таким образом, четкий сигнал о том, как именно крымским лжесепаратистам предстоит самоопределиться.

Чуть более сложнее обстояло на Донбассе. Прямая, неприкрытая оккупация и аннексия половины территории Украины была чревата слишком большими политическими рисками и требовала огромных военных ресурсов, которыми даже такая милитаризованная страна как Россия не располагает. Именно поэтому был запущен проект Новороссия – идея сателлитного России государства от Одессы до Харькова, коими составными частями и должны были стать так называемые «Донецкая и Луганская народные республики». Ни авторами Новороссии в Кремле, ни донбасскими ее адептами это политическое образование никогда не мыслилось как независимое государство, а только лишь как этап на пути воссоздания новой империи и включения украинских территорий в состав России.

Ни авторами Новороссии в Кремле, ни донбасскими ее адептами это политическое образование никогда не мыслилось как независимое государство

Показательны истории с митингов донецкого антимайдана, когда в ответ на выкрик выступающего: «Но-во-рос-сия!», митингующие простодушно отвечали: «Рос-си-я!» и «Путин введи войска!». Крымский сценарий практически бескровного воссоединения с имперским центром стал маяком, на который ориентировались все пророссийски настроенные элементы по всей Украине, и их главным мобилизующим мифом. В этом контексте интересен отрывок из книги российского боевика Губарева «Факел Навороссии», где он приводит цитату некоего местного донбасского боевика «Буйного», которому было поручено встречать отряд Стрелкова на украино-российской границе: «Знаете, чем стрелковцы отличались от местных? От них пахло войной и какой-то неотвратимой решительностью. Они заходили и в принципе понимали, что придется воевать и лить кровь, а мы верили до последнего, что это будет Крым». Так что совершенно очевидным становится факт, что не идея какой-то государственной независимости владела умами всех лжесепаратистов от Одессы до Донецка, а идея возвращения под свой контроль некогда потерянных имперским центром в Москве украинских земель. В политологии такая система политических взглядов традиционно называется юнианизм или лоялизм, и по своей логике она противоположна сепаратизму народов, живущих в составе национальных государств других народов.

Сепаратист не может быть пришлым, он всегда местный. Сепаратист никогда не ведет захватнических войн, он борется за независимость лишь своей земли

Использование термина «сепаратисты» по отношению к украинским юнианистам не только формально безграмотно, но и ведет к путанице в оценке войны и аннексии, путанице выгодной, в конце концов только России. Если в Крыму и на востоке были сепаратисты, точно такие же как в Каталонии, Ирландии, Курдистане или Стране Басков, логично предположить, что это не российские войска аннексировали Крым и не российские военные при помощи местных предателей создали «ЛНР» и «ДНР», а это сами местные жители, будучи сепаратистами, отторгли Крым и создали свои независимые государства на востоке, точно так же как в Каталонии, Курдистане или Ирландии. Сепаратистами хоть раз в своей истории были почти все ныне респектабельные и благоразумные народы, и поэтому у всех есть основания сочувствовать сепаратизму. Сепаратист не может быть пришлым, он всегда местный. Сепаратист никогда не ведет захватнических войн, он борется за независимость лишь своей земли, а иностранные добровольцы, если и есть, то они лишь по воле своего сердца помогают свободолюбивому местному населению бороться за независимость родного края. Согласитесь, весьма выгодная для Путина оптика.

Сепаратизм как старая традиция

Этнические русские, живущие в Украине, не имеют с точки зрения международного права никаких оснований «самоопределять» каким бы то ни было образом территории, на которых они компактно проживают

В международном праве действуют два часто противоречащих друг другу принципа. Принцип территориальной целостности существующих государств и, соответственно, право государств защищать свою территориальную целостность, и принцип права народов, наций на самоопределение, вплоть до отделения от существующих государств. Ключевым тут является понятия «народ» и «нация». Что бы не говорил Путин, а на самоопределение вплоть до отделения имеют право не просто жители какой-то территории, а именно отдельные народы и нации со своей устоявшейся культурой, исторической памятью и национальным самосознанием, более того, только те народы, которые на данный момент не имеют своей действующей государственности. Именно поэтому этнические русские, живущие в Украине, не имеют с точки зрения международного права никаких оснований «самоопределять» каким бы то ни было образом территории, на которых они компактно проживают, а имеют лишь право переехать в свое государство – Россию. Точно так же как украинцы, живущие в Канаде или Италии, не имеют право создавать там «маленькие Украины» в придачу к уже существующей.

У каталонцев своего собственного независимого государства до сих пор нет. Зато у них есть все признаки отдельного этноса, на основании чего они имеют право требовать себе таковое. Как и у украинцев, у них есть свое национальное самосознание, своя богатая история национально-освободительной борьбы, которую можно проследить с 16 или с 19 века (в зависимости от того, кто и как считает), свои мифы-победы и свои мифы-трагедии, свой язык, похожий на испанский чуть более чем украинский на русский, своя богатая культура и свои национальные пророки. Всемирно известный каталонский архитектор Антонио Гауди упорно отказывался называться испанцем, принципиально говорил на каталанском и при общении с испаноязычными официальными лицами показательно требовал переводчика. Как украинский язык в Российской Империи, каталанский подвергался полному запрету и преследованию в франкистской Испании. Каталонская интеллигенция жестоко преследовалась, само существование каталонского этноса отрицалось, а каталонцы считались испанцами с небольшими этнографическими отличиями от эталонных испанских образцов. Неправда ли это все что-то напоминает? Лишним будет говорить, что ничем подобным из перечисленного не обладают ни так называемые «народы» «ДНР» и «ЛНР», ни крымские юнионисты. Тем смешнее и нелепее выглядят рассуждения украинской патриотической фейсбук-общественности о схожести отечественных имперцев, юнионистов с сепаратистами каталонцами.

Друг моего врага мне не враг

Оказывая ради сиюминутных политических выгод каталонским, курдским и иным сепаратистам медийную поддержку, Россия в долгосрочной перспективе роет яму, в которой сама и окажется

Несмотря на то, что официально российский МИД занял происпанскую позицию, со всеми необходимыми дежурными фразами о «внутреннем деле Испании» и «безусловном уважении территориальной целостности государств», фактом является то, что российская пропагандистская машина действительно освещает события в Каталонии весьма комплементарно по отношению к каталонским сепаратистам. Как и пророссийские юнианисты, российские СМИ не устают проводить параллели между тем, что происходит в Каталонии и тем, что было в Крыму и на Донбассе. Ничего удивительно в этом нет, точно так же они освещали Брексит и выборы Трампа в США. Все что можно представить внутренней аудитории как «Гибель Запада», будет освещаться тенденциозно и необъективно, в первую очередь по внутриполитическим же причинам. Однако оказывая ради сиюминутных политических выгод каталонским, курдским и иным сепаратистам медийную поддержку, Россия в долгосрочной перспективе роет яму, в которой сама и окажется. Россия – огромная многонациональная страна, где компактно на территории своего традиционного места проживания живут десятки коренных народов, некоторые из которых в прошлом неоднократно проявляли волю к борьбе за свою национальную независимость. И поэтому, каждый пример успешной реализации права наций на самоопределение, происходящий в мире, работает не на Россию, а против нее. Чем больше народов обретет независимость, тем сильнее ее будут желать народы, живущие сейчас под властью Кремля. Не только дурной пример заразителен. И хотя бы поэтому тот, кто сейчас является другом нашего врага, не должен становиться врагом нам.

Денис Мацола, крымчанин, политолог, социальный активист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG