Доступность ссылки

«Деоккупация Крыма произойдет после падения режима Путина» – Светлана Залищук


Светлана Залищук

Почему Россия аннексировала Крым, хотят ли европейские политики забыть о полуострове и как материковая Украина может помочь крымчанам? Об этом в эфире «Дневного шоу» на Радио Крим.Реалии говорили с народным депутатом Украины Светланой Залищук.

– Связывает вас что-то с Крымом?

– Я отдыхала в Крыму всего раз, еще в школе. Мне было лет 13. Тогда я впервые увидела оранжевые горы, которые спускаются к морю, и невероятные места. Меня поразило, что у Украины есть и такая часть географии.

Затем я работала в Администрации президента при Викторе Ющенко, когда ее возглавлял Олег Рыбачук. Он пытался активно сотрудничать с Крымом, в частности, вести диалог с местными политическими элитами. Тогда у меня была возможность объездить весь Крым. Я увидела, что вообще исторически украинская власть очень мало уделяла внимания проблемам Крыма.

В 2006 году наша эстонская коллега из офиса НАТО сделала исследование по ситуации с безопасностью в Крыму. Ее выводы еще тогда говорили о том, что там есть засилье российских медиа, российского бизнеса, скупка побережья российским капиталом, подыгрывание войскам, правоохранительным органам, активное сотрудничество с местными политиками и их финансирование «в темную». И это, рано или поздно, приведет к тому, что Россия выскажет свои претензии. Тогда все прочитали этот отчет, но так и не сделали на государственном уровне никаких шагов.

– Из-за небрежности или, возможно, это был стратегический ход?

Каждая новая политическая команда в Украине думала о своем электоральном рейтинге и этим мерила свою государственную политику в отношении тех или иных регионов. Я думаю, что потеря Крыма связана именно с этим

– Я думаю, что это была стратегическая небрежность. Каждая новая политическая команда (в Украине – КР) думала о своем электоральном рейтинге и этим мерила свою государственную политику в отношении тех или иных регионов. Я думаю, что потеря Крыма связана именно с этим. Но для Януковича это был, наоборот, стратегический ход. Так он проявлял свою лояльность к российскому режиму. Это была уступка в обмен на политическую поддержку.

– До сих пор продолжаются дискуссии относительно того, что же случилось с Крымом – было это спонтанное решение Путина или это было спланировано заранее. К какой версии склоняетесь вы?

– Я абсолютно уверена, что это была стратегия, которая строилась годами. Инвестиции в медиа, в местных политиков, в бизнес и военные силы, морской флот, Харьковские соглашения – это не были случайности.

– На этой неделе президент Чехии Милош Земан сказал о том, что должен быть диалог между Украиной и Россией по аннексированному Крыму. Он намекнул на то, что Украина может попросить у России компенсацию за Крым и забыть об этой ситуации. Что вы об этом думаете?

– Земан давно славится своими социалистическими взглядами и поддержкой России, но одновременно он занимает достаточно церемониальную должность в Чехии. Внешнюю политику там формирует премьер-министр и министерство иностранных дел. То есть, это его личная точка зрения, потому что он не имеет мандата в Чехии творить внешнюю политику. Не думаю, что в Европе к этому отнеслись серьезно, хотя, возможно, некоторые европейские политики негласно тоже так думают.

Это очень большая ирония, потому что Земан – человек, родившийся на оккупированной Третьим рейхом чешской территории и получивший шанс быть свободным – сейчас предлагает продать Крым и смириться с его оккупацией.

– Чем для вас является Крым сегодня?

Крымские татары – уникальный народ, коренной, это их территория с давних времен... Они противостоят ненасильственным способом, за что получают обыски, репрессии, аресты, убийства, похищения, пытки

– Это, в первую очередь, люди, а не территория. Это триста тысяч наших крымских татар и много тысяч наших украинцев. Крымские татары – уникальный народ, коренной, это их территория с давних времен. Они не поддержали тот квазиреферендум в Крыму, не поддержали оккупацию. Они противостоят ненасильственным способом, за что получают обыски, репрессии, аресты, убийства, похищения, пытки и так далее. Поэтому мы сначала должны сделать все возможное, чтобы защищать людей, поддерживать связь, дать им возможность развиваться, показать, что Украина о них заботится. Для меня очевидно, что территории мы сможем деоккупировать значительно позже, когда путинский режим падет.

– После введения безвизового режима для украинцев Петр Порошенко говорил о том, что для крымчан могут возникнуть некоторые сложности в этом вопросе. Как вы думаете, имеют ли право жители оккупированных территорий получать биометрические паспорта и путешествовать в Европу без виз?

– Однозначно, наши граждане должны иметь такое право. Более того, это поможет нам выиграть эту войну. Если человек будет ездить на нашу территорию (на материковую часть Украины – КР), общаться с нами, видеть, что здесь меняется – это заставит задуматься.

– У нас на связи волонтер из Крыма Елена Антонова, которая помогает крымчанам оформлять документы на материковой части Украины.

Антонова: Я хочу сказать, что слова Светланы, ее формулировки – это слова человека, который совершенно не понимает, что происходит на оккупированной территории. Никакой безвиз не поменяет мнение людей, живущих в оккупации, об Украине. На сегодняшний день материковая Украина – это стресс, это не то, чего они ожидали. Все, что они видят – это коррупция, которая возросла в несколько раз по отношению к крымчанам. Я могу сравнить, сколько это (оформление документов – КР) стоило в 2014 году, сколько это стоит сейчас, насколько увеличилось количество посредников, которые зарабатывают на крымчанах деньги.

Крымчан воспринимают, как предателей, которые хотели «русского мира», а теперь хотят украинских паспортов. Украина не должна так думать, потому что мы не переставали быть гражданами Украины
Елена Антонова

Физически и материально вся ответственность за оккупацию лежит на крымчанах, вина – тоже лежит на нас. Нас воспринимают, как предателей, которые хотели «русского мира», а теперь хотят украинских паспортов. Украина не должна так думать, потому что мы не переставали быть гражданами Украины. Украина не может ничего изменить внутри оккупации, но может изменить отношение свое к нам. То, что мы наблюдаем – это ненависть со стороны украинских чиновников по отношению к Крыму, это постоянное подозрение в том, что мы приезжаем с нечистыми мотивами. В том, что это наши проблемы и «сидите в своем русском Крыму». Это говорят люди, которые выдают загранпаспорта. И они ищут возможность отказать. Вам не нужно доказывать, что у вас лучше, чем у нас. Мы знаем, что у нас хуже, и нам нужна помощь.

Залищук: Вы абсолютно правы. Я согласна с вами в том, что Украина должна изменить свое отношение к людям, которые живут в Крыму. Это наши граждане и, конечно, мы должны им помогать. Но в Украине есть не только то, с чем вы сталкиваетесь. Я вижу ситуацию на центральном уровне, много политических голосов, которые говорят: это не наши люди, давайте закроем стену и не будем помогать. В этом ключ всех проблем.

Безусловно, я не могу понять, как вам тяжело. Но я пытаюсь следить за тем, что происходит в Крыму, и постоянно поднимаю эти вопросы.

– Российский Минюст недавно заявил, что Радио Свобода и ее проекты Крым.Реалии и Настоящее Время могут объявить на территории России и Крыма «иностранными агентами». Какую оценку вы можете дать этому, ведь речь идет о препятствовании работе журналистов?

Мы используем судебные механизмы, например, Международный суд ООН. Но... Россия плевать хотела на эти резолюции. Россия и Путин понимают только язык силы
Светлана Залищук

Залищук: Прямых инструментов заставить Россию не делать этого у нас, к сожалению, нет. У нас есть косвенные инструменты, которые мы стараемся максимально использовать. Например, у нас есть возможность повлиять на ужесточение санкций, на формирование резолюций на площадке ПАСЕ, Парламентской ассамблеи НАТО. Мы используем судебные механизмы, например, Международный суд ООН. Но что мы видим? Россия плевать хотела на эти резолюции. Россия и Путин понимают только язык силы. Поскольку мы выбрали дипломатический способ разрешения конфликта, на это потребуется гораздо больше времени.

(Над текстовой версией материала работала Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG