Доступность ссылки

«Не работаем, а маемся»: особенности крымского семейного бизнеса


Иллюстрационное фото

Небольшое кафе в небольшом курортном поселке на западном побережье Крыма. Всего три посетителя в самом помещении: пожилая женщина с внучкой за одним столиком и еще одна пенсионерка за другим. Столько же народу – на улице. Судя по всему, последние – приезжие​ гурманы-курортники, которым в тот октябрьский день повезло с погодой.

Накануне лета

В последнюю субботу мая, помнится, посетителей в этом кафе вообще (кроме меня) не было. По набережной гуляли только выпускники школ, съехавшиеся к морю по давней местной традиции со всего района. В ожидании автобуса в Симферополь заглянул в уютное кафе в восточном стиле рядом с маленькой автостанцией. Не устоял перед ароматами – заказал шурпу и кофе.

Иллюстрационное фото
Иллюстрационное фото

После легкой трапезы расспросил хозяйку семейного «общепита» о видах на тогда еще предстоящий летний сезон. Эльвира – так ее звали – после некоторых колебаний все же согласилась. Но только попросила не «привязываться» к названию поселка: мол, в свете последних тенденций относительно крымских татар не хочет навлечь на себя какие-либо неприятности со стороны местных властей.

Оказалось, Эльвира вместе с мужем держит кафе и продуктовый магазинчик с лета 2004 года. До этого долгое время семейный тандем держал только «точку», где торговали овощами и фруктами, выращенными на собственном огороде. Дела шли неплохо, и супруги решили, как говорится, расшириться. Своими руками построили капитальное строение под кафе и магазин. В общем, типичный случай предпринимательства в отдельно взятом, не особо раскрученном курортном регионе полуострова.

Мы настроены на худшее. У россиян с деньгами туго
Эльвира

Конечно же, молодая женщина тогда оказалась в курсе озвученных в местных медиа прогнозов на лето-2017: «Мы настроены на худшее в этом году, потому что, по всем прогнозам, у россиян с деньгами туго. У нас много родственников там, в частности в Ульяновске и других городах, по линии свекрови. Я с ними периодически общаюсь. Они не хотят сюда ехать: мол, у нас (в Крыму – КР) все дорого. А теперь открыта Турция, говорят, нет проблем ездить туда с внутренними паспортами. И там все дешевле».

Иллюстрационное фото
Иллюстрационное фото

По словам собеседницы, на майские праздники в поселке было пусто. Курортный же сезон в 2016 году прошел «средненько», а первые два года после прихода России – вообще «ужасно». Эльвира с мужем уже подумывали было вообще свернуть свой бизнес.

Не работаем, а маемся. Живем одним днем, перспектив никаких
Эльвира

«В здешних пансионатах отдыхают в основном от профсоюзов, бюджетники, – продолжила женщина. – Им дорогу оплачивают. И все равно народ возмущается дороговизной. Этот негатив передается на нас. Я приезжим объясняю, что, дескать, мы живем в Крыму по этим самым ценам и что нам тоже нелегко. Мы существуем за счет курортного сезона, практически работаем 5-6 месяцев. Я с удовольствием сменила бы это занятие, но куда пойти. По образованию я – технолог швейного производства. А в Крыму, когда мы сюда приехали в 1990 году, не было большого швейного производства. Пришлось переучиваться на повара. Торговый патент в этом году вырос в четыре раза – с 4 до 16 тысяч рублей. При Украине мы тоже со всего дохода платили немало. Но тогда у нас была выручка, а сейчас ее практически нет. Не работаем, а маемся. Все свои сбережения вложили в товар, но не знаем, отобьем ли. Раньше, при Украине, прибыль делили на три части: на развитие бизнеса, семью и на всякий случай. Сейчас у нас такого нет. Живем одним днем, перспектив никаких».

Итоги не радуют

На днях проездом вновь оказался в тех приморских краях. И снова заглянул в единственное придорожное кафе. Но вот встретиться и разузнать непосредственно у старой знакомой уже об итогах закончившегося курортного сезона не удалось. Эльвира не смогла бросить поварские обязанности, сообщила мне официантка кафе.

Иллюстрационное фото
Иллюстрационное фото

Оказывается, днями ранее супруги рассчитали единственного повара, и хозяйка сама встала у плиты. Одновременно уволили и двоих продавцов семейного магазинчика. Поэтому у прилавка теперь – Арсен, муж Эльвиры.

Мы только начали вставать на ноги – и тут эти перемены
Арсен

«Фактически полноценный сезон у нас пошел с 15 июля. В августе он более-менее выровнялся. Но он не идет ни в какое сравнение с 2012-2013 годами. Тогда легковушками приезжих были заставлены обочины на несколько километров. Все больше стали приезжать иностранцы: немцы, поляки. Мы только начали вставать на ноги – и тут эти перемены (аннексия Крыма – КР)», – рассказывает Арсен.

В кафе Арсена – «сухой закон», то есть нет в продаже спиртного, кроме пива. Вынужденная мера, поскольку торговля виной и водкой нынче – удовольствие дорогое. За лицензию и сам электронный кассовый аппарат, его обязательное ежегодное техобслуживание надо отдать около 100 тысяч рублей.

«Даже если ты будешь торговать «градусами» только в сезон, все равно бери годовую лицензию. Это очень накладно. При Украине лицензия разбивалась на кварталы. То есть заплатил исключительно за «курортный» квартал – и работай себе спокойно. А теперь в поселке все четыре магазина не имеют лицензии. Отдыхающие ездят за вином и водкой в соседний поселок. В такой законный способ мелкие предприниматели отрекаются от прибыли. На спиртном зарабатывают только люди с хорошими деньгами. Таковы реалии».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG