Доступность ссылки

Крымские татары: расширяя пространство борьбы


Одиночный пикет в Крыму, 14 октября 2017 года

В этом месяце в Крыму прошла акция, в ходе которой активисты поодиночке стояли с самодельными плакатами, в той или иной форме заявляющими о притеснениях крымских татар и крымских мусульман. Акция привлекла немало внимания, с ней, может быть, преждевременно, связывают отставку главы крымского Рескомнаца Заура Смирнова. Сейчас полиция опрашивает участников и свидетелей, начальство решает, как реагировать.

Дело в том, что прямого нарушения российских законов не произошло, но наказать надо. Похоже, это будет осуществляться с помощью подведения доказательной базы того, что акция была организована. ФСБ и российские прокуроры – мастера юридической казуистики, и это мастерство сейчас им очень пригодится.

Промежуточным итогом, однако, стало то, что за последние годы давления крымские татары не только не прекратили политическую деятельность, но и изобретают все новые типы протестных акций. Велика ли вина именно Смирнова – не так уж важно, потому что будь он даже сверхэффективен, один чиновник мало что может поделать с революционным творчеством масс. Тем более, когда оно подкрепляется мужеством и решимостью бороться дальше.

Можно быть уверенным, что появятся новые формы крымскотатарских протестов. Кроме того, их информационно и юридически поддержат с материковой Украины. То есть переехавшие на материк крымчане будут обеспечивать необходимое медийное сопровождение (а они имеют эти возможности – новостные агентства, телевидение и сетевые сообщества), а киевские государственные и независимые юристы будут квалифицировать репрессии против вовлеченных в эти акции участников. Сейчас правозащитники-крымские переселенцы поднаторели в особенностях правоприменения в оккупированном Крыму и дельно сопровождают крымских подследственных. Но, что не менее важно, они знают международное право и могут оценивать действия российских силовиков в рамках не только специфического российского законодательства, но и с общедемократических позиций. Абсурдные, а часто и противозаконные действия крымской полиции и ФСБ грамотно задокументируют – они буду ждать того времени, когда станут возможны честные процессы и справедливые суды.

Вообще, это интересная политологическая тема – форма и принципы сопротивления крымских татар. Не будучи специалистом, могу отметить две их постоянные характеристики – волю к проявлению политической позиции и нетривиальность ее воплощения. Когда в Советском Союзе ссыльные народы мирились со своей участью – а если и пытались вернуться, то только в частном порядке и поодиночке, – крымские татары проводили первые демонстрации в Москве. Это было нетривиально? Более чем. Тривиальным было бояться участкового.

Создание национального правительства – Меджлиса – было новым явлением в 90-е, не имеющие государства народы на развалинах СССР такого не делали. Это правительство юридически не имело никакого статуса, но фактически функционировало весьма успешно, по сути сформировав альтернативную государственной систему национального целеполагания и пути достижения этих целей. Самозахваты земли часто были нарушением с юридической точки зрения, но в условиях безграничной коррупции – полностью морально оправданны. Это было неожиданно – граждане отказывались мириться с тем, что их землей распоряжается корпорация мелких и крупных чиновников, и готовы были пойти на правонарушения. Это было нелегально, но легитимно, и в условиях нелегитимности всей судебной системы полностью оправданно.

Использование прорех и тонких мест в ограничительной государственной системе – общая черта всех подавляемых классов и порабощенных народов. Когда Ганди призвал индийцев игнорировать британские товары, это не было нарушением имперских законов. Индейские вожди потребовали от Вашингтона исполнения ими же подписанных международных договоров – и сейчас государственная политика по отношению к коренным американцам строится именно на этом. Доведение до абсурда должностных инструкций и прав работников – суть «итальянской забастовки». Крымские татары лет десять назад попросту стали переходить пешеходные переходы компанией – заставляли машины часами стоять и сопровождали это политическими заявлениями, – и украинские гаишники ничего не могли с этим поделать.

Но сейчас крымскотатарские активисты имеют дело с российским аппаратом подавления, и каждый новый, вновь изобретенный метод вряд ли у них выйдет использовать долго. Как отмечал советский политзаключенный Михаил Хейфец, даже в шахматы КГБ до последнего пытается играть по правилам, но если видит, что проиграет, то смахнет фигуры и разобьет доску о твою голову. В конце-концов, все мы помним о бесследно пропавших противниках российского вторжения, и ничего не остановит россиян действовать так и дальше. Уверен, и участники дальнейших протестных акций отдают себе в этом отчет.

Ян Синицын, крымский журналист

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG