Доступность ссылки

(Предыдущий блог – ​здесь)

В тюрьме невозможно оставаться вне правил или, вернее сказать, «понятий». Для выживания в этой системе установлена строгая иерархия. Каждый ее элемент приобретает права и обязанности, а при нарушении установленных традиций оказывается в касте неприкасаемых, «обиженных» или «шерстяных», которые лишены права голоса, свободы действий, передвижения. От степени важности, ответственности и опасности обязанностей, которые могут возложить друг на друга арестанты, зависят получаемые ими уважение, авторитет и качество жизни.

Учитывая мое юридическое образование, я еще в следственном изоляторе Ростова-на-Дону принялся писать апелляции, жалобы, иски и прочую необходимую для арестанта документацию. В СИЗО, пожалуй, это одно из самых почетных занятий – потому что у всех на носу суды, и все мечтают получить срок поменьше. В оправдательные приговоры в России никто не верит. Но если в следственном изоляторе этот вид деятельности является достаточным для безопасного и обеспеченного существования, то для исправительной колонии этого уже мало.

Занятий в тюрьме – множество, и, конечно, многое зависит от условий содержания, режима, положения. Стоит понимать что это огромная ответственность и настоящая работа, занимающая большую часть времени. Никто никого не заставляет, но если за что-то поручился, то уже обязан сделать – от этого может зависеть вся последующая судьба, а в некоторых ситуациях – и жизнь.

Многие думают, что быть «авторитетом» – это «доить» арестантов. Но нет – это огромная ответственность

Многие думают, что быть «авторитетом» – это, грубо говоря, «доить» всех остальных арестантов. Но нет – это огромная ответственность. Его главная задача – счастье окружающих заключенных,Это и есть единственная и самая ценная зарплата – благо для всего тюремного сообщества, выражаемое в наличии мобильных средствах связи, вкусной еды, теплой одежды, дополнительного свидания, передачек и прочего).

Сложно представить, на что способен человек в трудных условиях. Он становится целеустремленным и хладнокровным, ум – гибким и острым. Неожиданно просыпается талант, сидящий глубоко внутри. Эти навыки необходимо направлять в нужное для всех русло. Я много повидал занятий и расскажу про те, которые окружали меня чаще всего.

Атасник – человек, который стоит на «шухере» или, если можно так сказать, на страже спокойствия и безопасности других арестантов от правоохранителей. Его задачи – громогласное и своевременное сообщение о любом передвижении за пределами камеры, извещение сокамерников о том, что происходит с камерными дверьми, «тормозами». Если двери открываются или кого-то куда-то вызывают из-за них, то Атасник обязан об этом своевременно сообщить. Но главная миссия – заблаговременное предупреждение о «шмоне», обыске. Если слышен многочисленный топот ног или замечено приближение к камере или бараку большого количества правоохранителей, ответственный должен что есть мочи прокричать слова предупреждения – чтобы остальные успели спрятать все запрещенные для использования предметы туда, где их не найдут. Так что без атасников никуда. Чаще всего ребята становятся именно ими, так как это не требует особых навыков и затраты сил. Тем, кто стоит на таком «посту», из «общего» выделяются ежедневные чай и сигареты – так сказать, зарплата…

В тюрьме очень хочется выглядеть хорошо, по-человечески, по-мужски. Чтобы из зеркала смотрел не уголовник, а кто-то другой, свободный…

Также очень нужными в тюрьме являются люди, умеющие шить, кроить, вязать – рукодельничать. Для чего? Вот, например: все выданные заключенным вещи – одинаковы, а собственные у многих, как в моем случае, полностью изымаются. Поэтому хочется привести одежду в более человеческий, «престижный» вид: подшить по размеру робу, снять опознавательные знаки, пришить стильные пуговицы, потайные карманы, утеплительные материалы. Нашитые на валенки резиновые подошвы невероятно спасают от промокания. В тюрьме очень хочется выглядеть хорошо, по-человечески, по-мужски. Чтобы из зеркала смотрел не уголовник, а кто-то другой, свободный…

Человеческие руки могут создавать совершенно невероятные вещи из ничего. Из расплетенного мешка, к примеру, можно связать отличную мочалку и губки для мытья посуды. Из старых солдатских сапог и тряпок можно сшить футбольный мяч, а из ватной фуфайки – боксерские рукавицы и лапы. Даже из резинок в трусах не трудно связать скакалку или трос для занятия спортом.

Все делали по принципу взаимопомощи и уважения – чтобы сделать общее сосуществование более качественным

За все эти труды в местах, где я был, не просилось никакой платы. Все делалось по принципу взаимопонимания, взаимопомощи и уважения – чтобы сделать общее сосуществование более качественным. Конечно, если у меня была возможность, я старался отблагодарить человека пачкой сигарет или жменькой чая. До сих пор вспоминаю свои валенки, на которых мне по заказу вышили по гербу Украины (чем я после невероятно выводил из себя всех охранников исправительной колонии).

В тюрьме присутствуют люди, которые создают и более существенный инвентарь. Тут все зависит от инструментов, которые есть в наличии. Если повезло, то можно приняться за вырезку шахмат, нард, игральных кубиков, шкатулок, шкафчиков, полочек. Кто-то ремонтирует часы, а кто-то конструирует зарядки для телефонов из пальчиковых батарей.

Я же занимался «стосами» – картами…

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG