Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

В Керченском проливе, через который Россия строит мост в Крым, затоплены бочки с боевыми отравляющими веществами, срок хранения которых давно уже истек. До экологической катастрофы, возможно, остались считанные дни. Между тем российские специалисты заявляют, что угрозы нет.

На днях директор крымского Центра лабораторного анализа и технических измерений Игорь Влащик сообщил, что захоронения химических отходов на дне Черного моря не представляют угрозы.

«Этот вопрос поднимается последние лет 10. И поднимали его обычно в тот момент, когда начинался курортный сезон, поэтому это вопрос больше провокационный. Да, такая проблема есть, это не секрет, на дне Черного моря есть определенные места, где (химические отходы) были захоронены в свое время. Но, как показывает мониторинг, как показывают лабораторные исследования, на сегодняшний день они угрозы не представляют», – сказал он.

Тут бы опытному читателю стоило напрячься, потому что если российский эксперт заявляет, что чего-то бояться не стоит, значит это уже случилось или произойдет в ближайшее время. Между тем, о проблеме захоронений опасных веществ в Черном море в последние годы пишут не часто, несмотря на то, что она достаточно серьезна.

Боевые отравляющие вещества накапливались на Крымском полуострове, начиная с Первой мировой

Многочисленные исследователи информируют о том, что боевые отравляющие вещества накапливались на Крымском полуострове, начиная с Первой мировой, а с 1926 года Красная армия даже использовала их на учениях. Причем зачастую на учения выделялось несколько бочек иприта, а использовали только часть. Следы этих остатков в документах того времени не прослеживаются.

Перед Второй мировой у Советского Союза было достаточно отравляющих веществ, чтобы уничтожить несколько раз все население земного шара. И это оружие хранилось, несмотря на подписанный СССР в 1928 году Женевский протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств.

Севастопольский историк Константин Колонтаев пишет со ссылкой на неопубликованные мемуары участника обороны Севастополя, капитана 1 ранга в отставке Рыбалко Николая Титовича (в годы Великой Отечественной войны – флагманского химика Черноморского флота), что когда в конце октября 1941 года войска 11-й немецкой армии осадили Севастополь, в нем как в главной базе Черноморского флота хранилось значительной количество химических боеприпасов, главным образом, в виде бомб и контейнеров с ипритом и люизитом, принадлежавших ВВС флота.

Когда в конце июня 1942 года немецкие войска уже заняли почти весь город, командование флота распорядилось затопить опасные боеприпасы – чтобы не достались врагу. Их утопили в нескольких сотнях метров от входа в бухту Казачью. После войны на протяжении многих лет временами наблюдалась неожиданная гибель рыбы в бухте. Только в сентябре 1997 года специальная экспедиция Министерства по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороны Украины произвела подводные исследовательские работы в местах предполагаемого затопления химического оружия Черноморского флота и обнаружила несколько единиц химических боеприпасов.

И это не одна беда бухты Казачьей. В том же июне 1942-го, двумя неделями раньше, в Южной бухте у Минной стенки был потоплен санитарный транспорт «Грузия». Как писала Газета «Слава Севастополя», когда в 1947 году судно подняли, то нашли в кормовых трюмах артиллерийские снаряды, от которых исходил удушливый запах. «Грузию» отбуксировали в Казачью бухту и затопили на 20-метровой глубине. В 1956 году из-за близости к правительственному аэродрому санитарный транспорт решили опять перезахоронить. Носовую часть удалось поднять и отбуксировать далеко от берега, а корма так и осталась лежать в бухте. Когда из нее попытались извлечь снаряды, у матросов на коже появились язвы, характерные для поражения ипритом.

После второй мировой Советский Союз регулярно избавлялся от отравляющих веществ. Их затопление производилось в Балтийском, Баренцовом, Белом, Карском, Охотском, Японском и Черном морях в 1946-50, 1956-62, а затем в 70-х и 80-х годах прошлого века. Места захоронений были, естественно, засекречены.

В 1997 году тогдашний министр обороны Украины Михаил Ежель обращался к своему российскому коллеге Анатолию Сердюкову с просьбой предоставить координаты всех захоронений опасных веществ на территории Украины и у ее берегов. Ответа на обращение не последовало.

Общее количество обнаруженных бочек с химическим оружием – 428 единиц

В 2004 году предприятие «Пирамис» по согласованию с Севастопольским национальным институтом ядерной энергии и промышленности в течение двух недель проводило работы по поиску затопленного химического оружия. Использовался комплекс «Поиск», координаты местонахождения контейнеров были указаны с точностью до 10-15 метров. Общее количество обнаруженных бочек – 428 единиц.

В 2010-2013 годах СМИ регулярно поднимали вопрос о захоронениях химоружия у берегов полуострова и потенциальной опасности для всего живого вокруг.

В конце 2013 года, за несколько месяцев до аннексии Крыма, издание «Зеркало недели» сообщило, что, согласно справке за подписью директора департамента экономики обороны и безопасности Министерства экономики Украины Петра Неботова, в Керченском проливе остались 60 саркофагов с обезвреженным химическим оружием, требующих перезатопления на больших глубинах, что представляет навигационную и экологическую угрозу. В справке указано, что акватория мыса Лукулл обследована частично, Керченский пролив – на 2/3, а юго-восточное побережье Крыма – лишь на четверть.

Из другого документа следует, что технологические площадки, куда транспортируют омоноличенные саркофаги, находятся на малой глубине: «В настоящее время 46 саркофагов (77% от омоноличенных) находятся на рабочей площадке в прибрежной полосе Керченского пролива на глубине пять метров, но не перезахоронены на большие глубины в соответствии с технологией обезвреживания контейнеров с остатками химического оружия».

В 2010 году глава Счетной палаты Валентин Симоненко в письме сообщал президенту Виктору Януковичу: «В Керченском проливе, в районе населенного пункта Героевское, который является зоной массового отдыха населения, содержание мышьяка (продукт разложения боевых отравляющих веществ) в пробе воды превышает допустимый уровень в 3,5 раза. Найденный в июле 2007 г. в данном районе частично разрушенный контейнер L 400 с химическим оружием до сих пор остается на месте нахождения неомоноличенным. В районе мыса Белый, где расположены плантации мидий, содержание мышьяка превышает допустимый уровень в 3,46 раза».

Академик НАНУ Валерий Кухар (Институт биоорганической химии и нефтехимии) в письме в Министерство экономики Украины приводил такие данные: «По расчетным данным предельный срок разрушения оболочек контейнеров с остатками ядовитых веществ заканчивается в 2010 г., после чего 90% контейнеров будет разрушен в результате коррозионных процессов. Опыт проведения работ по Программе показывает, что при обследовании водолазами районов акватории, где раньше была подтверждена современным оборудованием наличие контейнеров с ядовитыми веществами, в большинстве случаев такие контейнеры оказываются или заиленными, или вообще разрушенными».

2 марта 2011 года в эфире телеканала НТВ вышел репортаж о 1200 бочках с химическим оружием, затопленных у берегов Крыма. В нем содержалась информация о том, что люизит и иприт, содержащиеся в бочках, уже тогда просачивались в окружающую среду.

Точные координаты мест захоронений до сих пор не известны

Сегодня же российские СМИ молчат. Точные координаты мест захоронений общественности до сих пор не известны. Между тем, в странах Балтии места крупнейших захоронений отравляющих веществ уже давно отмечены на картах, проводятся комплексные исследования, а сама информация о проблеме доступна любому гражданину.

Тем временем Россия после аннексии Крыма активно строит мост через Керченский пролив. О проведении обследовании мест затопления и о перезахоронении опасных веществ не сообщалось. Часовой механизм химической бомбы замедленного действия продолжает тикать.

По данным МЧС России, в 2015 году проведен мониторинг состояния подводных потенциально опасных объектов на морской акватории в районе городов Севастополя и Балаклавы. Проведенные исследования нефтепродуктов и металлов в морской воде на придонном горизонте и в грунтах станций отбора проб показывают, что в районе работ вода и грунт пребывают в чистом состоянии. Анализы проб грунта на слоях 15 см и 70 см не выявили превышения допустимых концентраций ни по одному из измеряемых элементов.

В 2004 году проводившая работы по поиску фирма «Пирамис» опубликовала схематическую карту с 11 местами захоронений. Возможно, их намного больше у берегов Крыма.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG