Доступность ссылки

36-летний гражданский активист из Москвы Денис Бахолдин уже больше семи месяцев находится в следственном изоляторе в Брянске. В начале 2014 года он, по словам его друзей, выступил против российской агрессии по отношению к Украине, активно участвовал в уличной кампании в поддержку Украины, а в конце того года вообще уехал жить в Киев. Спустя почти три года – в марте 2017-го – российские власти задержали Бахолдина на границе – когда он ехал из Киева в Москву, к родителям.

Активисту предъявили обвинение по ч.2. ст.282 УК РФ – "Участие в деятельности экстремистской организации". Следователи предполагают, что он сотрудничал с запрещенной в России украинской организацией "Правый сектор". Теперь Бахолдину грозит до 6 лет лишения свободы. Вину он отрицает. На следующей неделе, по словам адвоката, следователь утвердит окончательное обвинение и подсудимый начнет знакомиться с материалами дела.

Денис Бахолдин начал участвовать в московском уличном протестном движении в 2012 году. Как характеризовал его Newsweek, Бахолдин – "рядовой участник протеста", которого политическая карьера не интересовала. После одной из антипутинских акций Бахолдина уволили с работы из банка: "Оказалось, что вице-президент банка, член "Единой России", приказал менеджерам "усмирить" Бахолдина или избавиться от него", – пишет Newsweek.

В 2014 году Бахолдин стал выступать на акциях в поддержку Украины, и его неоднократно задерживали. Знакомые Бахолдина не исключали, что его могла постигнуть участь Ильдара Дадина – уголовное дело по статье о неоднократном нарушении порядка на публичных акциях, поскольку он "вертелся в тех же кругах" и был "на карандаше" у московской полиции. В конце 2014 года активист уехал из Москвы в Киев, где, как рассказывают его друзья, продолжил гражданскую активность: "Мы организовывали какие-то акции у российского посольства в поддержку Ильдара Дадина, и он туда приходил, в любой дождь и снег, стоял с плакатиком", – рассказал приятель Дениса в Киеве Михаил Агафонов. При этом никакого легального статуса Бахолдин на Украине так и не получил.

Денис Бахолдин на одной из акций
Денис Бахолдин на одной из акций

Московская активистка Елена Захарова так рассказывает о своем знакомстве с Бахолдиным:

Он совершенно не выносит насилия и несправедливости. Мы тоже, конечно, но он – на каком-то другом уровне

– Дениса я встретила на Манежке летом 2014 года. Мы стояли в антивоенных одиночных пикетах у памятника Жукову. Там его несколько раз забирали и увозили в ОВД, потом судили и выписывали штрафы. Мы приносили цветы к посольству Украины в День Независимости и он спорил с полицейскими, которые не дали подойти к забору и положить цветы там, разрешили только на асфальт. Я поняла, что он совершенно не выносит насилия и несправедливости. Мы тоже, конечно, но он – на каком-то другом уровне. Поэтому когда принесла передачу в институт Сербского (Бахолдина отправили туда на экспертизу в конце августа 2017 года. – Прим. РС) и мне ее вернули, сказав, что он отказался, я сначала остолбенела, а потом поняла, что должна быть причина, это Денис. Оказывается, он ответил пятидневной сухой голодовкой на провокацию.

В марте 2017 года он поехал в Россию навестить родителей, и в течение нескольких месяцев о его судьбе не было ничего известно. Только в конце июня выяснилось, что Бахолдин находится в брянском СИЗО. Посетившая его адвокат Светлана Сидоркина записала подробности произошедшего с активистом. Бахолдин рассказал, что его задержали возле поселка Суземка Брянской области в ночь с 8 на 9 марта. Сначала обвинили в том, что он находился в приграничной зоне без пропуска, а потом его вещи начал осматривать человек в "штатском, назвавшийся оперуполномоченным ФСБ":

Они втроем завели меня на 2-й этаж, приковали наручниками к батарее на уровне пола

"Через некоторое время этот оперуполномоченный ФСБ спустился на 1-й [этаж], наставил на меня пистолет ТТ, позвал прапорщика в военной форме и приказал ему явиться с оружием, тот пришел с автоматом. Прапорщик приковал [меня] наручниками к батарее, в которых [я] прикованным просидел около часа. Потом приехали еще двое в штатском. Они втроем завели меня на 2-й этаж, приковали наручниками к батарее на уровне пола. Дальше стали говорить о том, что знают, кто я такой, и требовали дать показания… Я отказался, сославшись на ст. 51 Конституции. Они стали мне угрожать. Я продолжал отказываться от дачи показаний, тогда один из них нанес мне несколько ударов по голове большой толстой книгой. При этом сознание не терял, но боль испытывал сильную, удар наносился по макушке головы… Я не отвечал на вопросы. Мне продолжали угрожать, требуя показаний. Затем двое вышли, и остался оперуполномоченный, наставлявший на меня пистолет… [он] также бил меня по коленям связкой ключей…"

На следующий день Бахолдина отвезли в Брянск, в пути ему "оборачивали голову моей зимней (на синтепоне) курткой, вследствие чего я задыхался". 12 марта суд санкционировал его арест.

Дениса Бахолдина обвиняют в том, что он, зная, что "Правый сектор" запрещен в России, "разделяет основные идеи и принципы" этой организации и "желает продолжения ее деятельности", " направленной на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыва безопасности государства".

По словам Светланы Сидоркиной, расследование дела Дениса Бахолдина подходит к концу, и уже на следующей неделе ему предъявят окончательное обвинение и дело уйдет в суд. По мнению адвоката, доказательства, которые планирует представлять сторона гособвинения, можно расценивать скорее как "предположения":

Адвокат Светлана Сидоркина
Адвокат Светлана Сидоркина

– С марта 2017 года он находится под стражей в брянском СИЗО №1. К условиям содержания у него жалоб и нареканий никаких нет, взаимоотношения со спецконтингентом и администрацией учреждения у него складываются нормальные. Его обвиняют в том, что он является участником экстремистского сообщества, "Правого сектора", в настоящее время следствие должно заканчиваться. Меня следователь предупредил о том, что 7–8 ноября он будет уведомлять об окончании следственных действий, соответственно, будет разъяснять право на ознакомление с делом. И мы должны приступить к ознакомлению с материалами. Дело будет рассматриваться по месту вменяемого преступления, где он был задержан, в поселке Суземка, в Суземском районном суде Брянской области. С меня брали подписку о неразглашении, поэтому по обстоятельствам дела я конкретно пояснить ничего не могу. Но хочу сказать, что, на мой взгляд, все доказательства, которые имеются по делу, построены на доказательствах, которые можно расценивать именно как предположения, а не доказательства.

– Была информация, что Денис жаловался на пытки, на давление во время задержания...

Все это связано с тем, что он длительное время находился на территории Украины

– С его слов, да, при задержании на него оказывалось психологическое и физическое давление. По этому поводу была написана жалоба. Но поскольку никаких видимых телесных повреждений на теле не было, в удовлетворении жалобы отказали. В конце августа его отвезли в институт имени Сербского в Москву, на проведение судебно-психиатрической экспертизы, поскольку, в рамках амбулаторной экспертизы, которая была в городе Брянске, медикам не удалось прийти к какому-либо выводу относительно его состояния. В связи с тем, что у него была травма головы, они решили, что более объективным будет направление в Институт имени Сербского. С заключением оттуда я пока еще не знакома, но предполагаю, что это будет известно на следующей неделе, когда следователь официально объявит об окончании следственных действий. У Дениса были нарекания по поводу провокационных действий со стороны спецконтингента, который находился в это время тоже в Институте Сербского (Бахолдина обвинили в том, что он якобы взял чужой кусок хлеба в столовой. – РС). Он отказался давать пояснения по обстоятельствам дела и объявил там голодовку.

– Какова позиция Дениса по обвинению?

– Денис вину не признает. Он считает, что все это связано с тем, что он длительное время находился на территории Украины.

Подруга Дениса Бахолдина, Елена Глушко, живущая в Украине, рассказывает, что познакомилась с ним летом 2014 года, еще в Москве, когда оба участвовали в акциях в поддержку Украины. "Он участвовал в протестах довольно недолго, но был очень заметен, он был готов "задерживаться" (готов к задержанию полицией. – РС). Я помню, была хорошая акция, которую Денис проводил, "Путин – военный преступник", когда он ходил в робе на день рождения Владимира Владимировича с соответствующей надписью, его задерживали", – рассказывает Глушко. По ее словам, когда оба переехали в Украину, то продолжили общаться. Его отъезд в Россию весной 2017 года был неожиданным, по словам Глушко, он собираться жить и работать в Киеве:

Елена Глушко
Елена Глушко

– Он, к сожалению, не предупредил о своих планах. Родители Дениса, хотя, в принципе, у них были мои контакты, не сообщили никому о его задержании, может быть, и сами не знали долгое время, где он точно находится. Уже потом, когда стало ясно, что никто из друзей Дениса не знает, где он находится, мы связались с его матерью и выяснили, что произошло. Он до этого не ездил в Россию, и это очень странная история. Я предполагаю, что это связано с тем, что у него были некие сложности с жильем. Никто не знал, что он собирался ехать в Россию, это для всех было большим потрясением. Мы с ним обсуждали, что он легализуется как волонтер, найдет работу. Он собирался остаться в Киеве. У него не было легального статуса в Украине. В какой-то момент это начало уже немножко его угнетать. И возможно, поэтому, это мое личное предположение, он надеялся вернуться потом легально и начать заново отсчет своего пребывания в Украине.

Акция Дениса Бахолдина

– Сейчас Дениса в России обвиняют в том, что он участвовал в деятельности "Правого сектора". С вашей точки зрения, насколько эти обвинения имеют под собой почву и с чем они связаны?

– Тут очень интересный вопрос: что такое "обвинять в участии"? Сейчас в России сидят украинцы, которых обвиняют по этой же статье, при этом им не инкриминируются никаких конкретных действий. В Украине "Правый сектор" не запрещен, граждане Украины, допустим, вступили в некое подразделение, защищали свою родину или пытались это делать, и вот они в этом якобы виновны. Это очень странная позиция. В случае с Денисом никаких конкретных преступлений ему не вменяется, а просто говорится, что он был членом "Правого сектора".

– Какие вы видите причины, почему против него возбудили дело, почему его преследуют?

Это надо просто рассматривать в рамках общего заказа на уголовное преследование людей, поддерживавших Украину

– На сайте Следственного комитета висело очень грозное предупреждение о том, что СК ведет работу по выявлению всех участников и руководителей "Правого сектора". Видимо, это надо просто рассматривать в рамках какого-то общего заказа на уголовное преследование людей, поддерживавших Украину, выступавших против российской агрессии в Украине. Я переписываюсь с Денисом, и он просит каждый раз всем передать, что он не отказывается от своих убеждений и ни о чем не жалеет. Конечно, его угнетает изоляция, но Денис – борец всегда. Он категорически протестовал против военной агрессии России. И, условно говоря, идя до конца, он принял решение переехать. Сейчас понятно, что следствие склоняло его к сотрудничеству, но он занимает принципиальную позицию – не отвечает на вопросы следователей, не отвечает на вопросы судьи в судебных заседаниях, никак не общается с представителями системы. У него поэтому и были проблемы и на экспертизе медицинской, и так далее.

– Вы собираетесь поехать на суд?

– Да. С учетом того, что, скорее всего, суд будет в Суземке Брянской области, туда, конечно, будет сложно добираться, и понятно, что мало кто там будет. И я хочу туда приехать, потому что Денису очень важно в такой ситуации знать, что кто-то помнит о нем. Мы сейчас ждем передачи дела в суд. На протяжении всего следствия нам угрожали возбуждением также дела по статье "Наемничество", где еще семь лет обещают. Но поскольку, видимо, даже следствие понимает, что они никак не смогут это доказать, будем надеяться, что этого не будет. А так, я не очень оптимистична и готовлюсь посещать Дениса в колонии.

Еще один знакомый активиста, политбеженец из России и житель Киева, Михаил Агафонов также не сомневается, что Бахолдин будет осужден на годы реального заключения:

– Я никогда в жизни не видел у него партбилета "Правого сектора", но это и не важно. В участии в "Правом секторе" обвиняют всех россиян, которые поддерживают Украину. В самом начале прилепили ярлык "бандеровца", и это еще в Москве нам кричали, это про нас говорят и сейчас. Практика применения этой статьи не соотносится с партийностью конкретных людей, посаженных по этому обвинению. Мы понимаем, что в глазах российского Следственного комитета "Правый сектор" – синоним украинского патриотизма, который естественным образом встает на защиту Украины от российской агрессии. Тогда да, Денис осуждал российскую агрессию в Украине и высказывал поддержку Украине. Перспективы дела, безусловно, печальные. Нет никакой надежды, что Дениса отпустят. Нет никакой надежды на справедливое рассмотрение этого обвинения в суде. Поскольку Россия, безусловно, надеялась на иное развитие конфликта с Украиной, российские власти злы, и все, кто попадается под руку, на ком можно сорвать злость, они обречены.

Мы понимаем, что в глазах российского Следственного комитета "Правый сектор" – синоним украинского патриотизма

​– А зачем он поехал из Украины в Россию? Были ли у него какие-либо опасения?

– Это, конечно, вопрос риторический. У Дениса даже не было статуса беженца, он его не стал получать, потому что тогда была неблагоприятная ситуация в миграционной службе Украины, все было медлительно и бесперспективно. Хотя я пошел по этому пути и дошел до конца, я получил статус беженца. Но Денис не стал. В такой ситуации довольно трудно трудоустроиться легально. Мы в какой-то момент нашли организацию, которая позволяла нам работать курьерами, и я достаточно долго работал курьером в Киеве, в интернет-магазине. Дениса это тоже устраивало, он поговорил с начальником и собирался выходить на работу, то есть он не планировал длительное отсутствие. Насколько можно судить, в его планах был только вояж на несколько дней. К сожалению, когда ему нужно было выходить на работу, он пропал. Мы обеспокоились, пытались даже искать его по моргам, потому что я боялся, что его машина сбила, но оказалось вот так вот.

Денис Бахолдин (в центре) на одной из оппозиционных акций
Денис Бахолдин (в центре) на одной из оппозиционных акций

Михаил Агафонов поясняет, что познакомился с Денисом Бахолдиным весной 2014 года во время акций в поддержку Украины: "Где-то в марте 2014 года мы с Денисом вместе оказались в камере предварительного заключения и просидели там три дня". Осенью 2014 года Агафонов уехал в Украину, опасаясь преследования по делу публициста Бориса Стомахина (в России он осужден на 7 лет по экстремистским статьям) и уже там снова встретился с Бахолдиным:

Денис психологически очень нехарактерный человек для российской оппозиции, и он никогда не заламывал руки, не хвастался

– Когда я пришел в миграционную службу подавать документы на убежище, я обнаружил, что у них там в амбарной книжке несколькими строчками выше был Денис записан. И тогда мы уже нашлись и стали общаться в Украине. Это "эмигрантская тусовочка", мы встречались то там, то здесь, просто в гостях. Поскольку Денис в Москве находился в тех же кругах, что, например, Ильдар Дадин, он достаточно активно принимал участие, когда тут за Ильдара все манифестировали, мы организовывали какие-то акции у российского посольства в поддержку Ильдара, и он туда приходил, в любой дождь и снег, стоял с плакатиком. Денис психологически очень нехарактерный человек для российской оппозиции, и он никогда не заламывал руки, не хвастался, что "я такой-сякой, мне там все угрожают, я ничего не боюсь". Он выходил на акции в поддержку Украины, потому что поддерживал Украину, и бежал он, безусловно, не от хорошей жизни. Понятно, что в 2014 году над всеми сгустились очень серьезные тучи в России, очень сильно поменялся даже тот удушливый климат, который был до того. Безусловно, "дело Дадина" было первым камешком. И если бы российской власти удалось Дадина смолоть, то тогда бы пошли и другие. Тогда бежали очевидные кандидаты на посадку по этой статье – Владимир Ионов, Ирина Калмыкова. Безусловно, Денис, попадал на карандаш к московской полиции не реже, чем они, и ему это угрожало. Но я никогда не слышал, чтобы Денис об этом как-то выражал беспокойство. Он приехал сюда и по возможности старался помогать Украине, как он понимал это, так, как он это умеет делать, – рассказывает Михаил Агафонов.

Правозащитный центр "Мемориал" признал Дениса Бахолдина политическим заключенным и потребовал его освободить. Правозащитники считают обвинения беспочвенными, поскольку в основу решения Верховного суда России о запрете "Правого сектора" "положены домыслы и непроверенные факты... Исходя из этого, мы полагаем, что Бахолдин лишен свободы при отсутствии реального правонарушения. Борьба с "Правым сектором" – одна из разновидностей "охоты на ведьм" в современной России. Это часть политической кампании, напрямую связанной с российско-украинским конфликтом", – говорится в заявлении "Мемориала".

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG