Доступность ссылки

«США не изменят жесткую линию в отношении Москвы» ‒ Эггерт


Дональд Трамп и Владимир Путин на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Вьетнаме, 10 ноября 2017 года

Участники программы «Ваша Свобода»: Николай Белесков, аналитик Института мировой политики; Константин Эггерт, политический комментатор телеканала «Дождь» («по Скайпу»).

Президент США и России, Дональд Трамп и Владимир Путин, пожали друг другу руки и обменялись приветствиями, когда лидеры стран собрались для группового фото на саммите государств Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества во Вьетнаме. Ранее 10 ноября пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерз заявила, что Трамп не будет проводить отдельной встречи с Путиным. Зато представитель Кремля Дмитрий Песков сообщал, что протокольные службы продолжают обсуждение возможности полноценной встречи президентов России и США в кулуарах саммита АТЭС во Вьетнаме.

Лащенко: Жириновского называют «клоуном», «шутом» российской политики, иногда обозреватели говорят, что он публично позволяет себе говорить то, что не может себе позволить Путин. В своем очередном заявлении на телеканале «Россия-1» Жириновский, в частности, заявил: «Мы закроем глаза на то, что делает Трамп на Дальнем Востоке, а он закроет глаза на то, что мы будем делать в Украине и в Киеве». Господа, может ли Трамп променять Украину на Сирию, на противодействие ядерной программе КНДР?

Белесков: Думаю, что нет. То, что формальной встречи (Трампа и Путина ‒ ред.) не было, признак того, что во внешней политике, как ее видит Дональд Трамп, как ее видят американские чиновники Госдепа, Минобороны, Россия или не фигурирует как активный игрок, или ей банально нечего предложить.

Трамп не занимается непосредственно украинским урегулированием. Этим занимаются сотрудники Госдепа, Минобороны
Николай Белесков

Это азиатское турне, которое имеет меньшее отношение к вопросам Украины, евроатлантической безопасности. Трампа интересуют (его видение американской внешней политики) два вопроса ‒ торговля и КНДР. В вопросе торговли вообще мало что может Путин предложить ‒ их двусторонняя торговля минимальная, около 20-30 миллиардов долларов. В вопросе КНДР, если проанализировать последние заявления России, даже хуже с точки зрения американских интересов, как их артикулирует Трамп, чем даже китайские.

Трамп не занимается непосредственно украинским урегулированием. Этим занимаются сотрудники Госдепа, Минобороны. Эти люди в первую очередь формируют политику. У них есть четкие заявления, что никто не будет менять Украину.

Американскую сторону сейчас интересует попытка размещения на территории Донбасса миротворцев, посмотреть, насколько Россия готова идти к этому
Николай Белесков

Американскую сторону сейчас интересует попытка размещения на территории Донбасса миротворцев, посмотреть, насколько Россия готова идти к этому и потом, возможно, уже непосредственно выйти на Трампа и сказать: мы старались, как вы и хотели, но этого не произошло по объективным причинам и из-за позиции России.

Америка настроена на расположение их (миротворцев ‒ ред.) полностью по всей территории. Четко себе поставила цель ‒ протестировать по максимуму, посмотреть, насколько Россия серьезно настроена.

Эггерт: Официальной встречи (Трампа и Путина ‒ ред.) не будет. Выглядит это так, что российская сторона очень хотела встретиться с Трампом, а американцы решили, что все же нет. Причины понятны. Во-первых, вряд ли готов ответ на предложение американцев по размещению 20 тысяч миротворцев, о чем сообщило издание The Wall Street Journal.

Этих миротворцев американцы предлагают разместить не там, где хочет Россия, а где она их совсем не хочет видеть
Константин Эггерт

Понятно, что этих миротворцев американцы предлагают разместить не там, где хочет Россия, а где она их совсем не хочет видеть. Во-вторых, все это время фон, который существует в Вашингтоне, крайне неудачный для любых контактов президента Трампа с Путиным. В-третьих, существует «тень Конгресса». Вспомним еще решение о выделении почти полмиллиарда долларов на противостояние российскому влиянию в Европе, включая 100 миллионов для стран Балтии. Тем более, если обе стороны знают: никаких решений принять здесь нельзя.

Критики (Трампом Путина ‒ ред.) нет. Но совершенно очевидно, что и Трамп, и госсекретарь Рекс Тиллерсон надеются, что когда-нибудь, возможно, удастся с Путиным договориться. Они просто недостаточно опытные в политике и не знают, что подобные мечты были до них у многих. Мне кажется, на ближайшую перспективу ‒ ни о каких серьезных американо-российские договоренностях не приходится даже и мечтать Трампу, если подобные мечты и есть. И Путин пока я не вижу, чтобы был готов сделать какие-то драматические шаги, которые позволили бы как-то сдвинуть процесс с места.

США предлагают Москве: сделайте серьезный шаг ‒ покажите, что хотите урегулировать ситуацию на востоке Украины. Ответа нет
Константин Эггерт

Вся история с Украиной и с миссией Курта Волкера показывает, что США предлагают Москве: сделайте серьезный шаг ‒ покажите, что хотите урегулировать ситуацию на востоке Украины. Ответа нет. Если принять американское предложение, то будет означать де-факто очень серьезный подрыв российского контроля над оккупированными территориями. Путин не пойдет на этот вариант. И этот гамбит американской администрации закончится ничем. Сегодня сложилась ситуация, при которой американский президент не очень сильно влияет на политику, а влияют генералы, конгрессмены и масс-медиа. Все эти три группы людей... не скажешь, что сильно симпатизируют Кремлю.

Константин Эггерт
Константин Эггерт

Такой неприятной и агрессивной, враждебной внутренней среды для Кремля не было никогда. Соединенные Штаты Америки не изменят жесткую линию против Кремля ‒ это является мейнстримом в США.

‒ Господин Эггерт, можно ли прогнозировать, что Путин не уйдет из Донбасса, и ситуация такой же будет оставаться и через год, два, три года...?

Эггерт: Путин не любит что-то делать под давлением. Нельзя исключать, что он захочет провести какую-то новую спецоперацию, которая отвлечет внимание всех и от Донбасса, и от Крыма, и от Сирии.

Ресурсов, даже политических ресурсов у Москвы все же не очень много. На любой жесткий шаг Москвы может быть три жестких шага США. Это приходится учитывать
Константин Эггерт

Другое дело, что ресурсов, даже политических ресурсов у Москвы все же не очень много. На любой жесткий шаг Москвы может быть три жестких шага США. Это приходится учитывать. И поэтому Москва сейчас в подвешенном состоянии. Но так, что сейчас, так сказать, люди из Кремля побегут, толкая друг друга в бронированные «мерседесы», чтобы поехать в американское посольство и сказать, что мы готовы договариваться, то этого нет.

‒ Было заявление посольства Украины в США: «Оборонный бюджет США на 2018 год предусматривает 350 миллионов долларов в сфере безопасности на помощь Украине и существенное расширение ее направлений. Проект закона санкционирует предоставление Украине летальных вооружений оборонительного характера». Господин Белесков, вопрос предоставления Соединенными Штатами летального оружия Украине становится практическим?

Белесков: В первую очередь это будет военным фактором, будет менять радикально ситуацию на линии фронта. Будет положительное решение, то это будет мощный политический сигнал ‒ в случае чего заставлять Америку все больше вмешиваться. Как показывает практика, когда Америка передает вооружение, то значит, что берет на себя еще большую ответственность за страну-реципиента. Последний раз была массовая передача в июле-августе еще 2016 года. Интересно, что на практике получим. Пощупать, посмотреть пока нет возможностей.

Николай Белесков
Николай Белесков

Рано или поздно конфликт на Донбассе завершится, даже независимо в чью сторону, или просто сойдет с повестки дня. Перестанет быть приоритетом для США. Украине стоит начать выстраивать самоценные двусторонние отношения, иначе, к сожалению, нас ждет опять очередное забвение. Две баржи с углем или присутствие Джеймса Мэттиса ‒ это не стратегическое партнерство.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG