Доступность ссылки

Нет ничего полезнее для правильного понимания себя, чем взгляд со стороны. Как Крым освещался в мировых медиа, что было вынесено в заголовки, а чему не уделили должного внимания – в традиционном обзоре Крым.Реалии.

«Я обязательно вернусь в Крым», – интервью с Ильми Умеровым под таким заголовком опубликовано на британском портале Оpen Democracy. «Несколькими днями ранее у меня случился гипертонический криз, и я попал в Бахчисарайскую районную больницу. 25 октября утром ко мне пришел сотрудник Федеральной службы исполнения наказаний. Он предложил мне проехать в офис ведомства, где меня ознакомили бы с указом «о реабилитации» и привезли бы обратно. Мы в сопровождении врачей поехали в Симферополь. Однако почему-то отправились не в здание ФСИН, а в аэропорт. В этот момент я стал волноваться, так как меня обманули, и что будет дальше, я не знал. Спустя какое-то время мы оказались в самолете. Там было полтора десятка людей в гражданской одежде. Пока шел по салону, увидел в его конце Ахтема Чийгоза. Мне запретили с ним разговаривать и смотреть в его сторону. Когда я попросился в туалет, то, проходя рядом, смог поздороваться с Ахтемом. Тут же посыпались угрозы в мой адрес. «Только благодаря вашему возрасту и вашим болезням вы сейчас не оказались лицом на полу, мы не заковали вас в наручники. Вы совершили серьезное правонарушение», – причитали меня сопровождающие. Через час мы вылетели из Симферополя и приземлились в Анапе. Дозаправившись, полетели в Анкару. Там нас уже встретили представители турецкой стороны и крымскотатарской общины. В тот же день мы встретились с послом Украины в Турции, а на следующий день – с президентом республики. Мы попросили Эрдогана поспособствовать освобождению украинских политзаключенных, в частности, режиссера Олега Сенцова».

«Грозит ли нам большая российско-украинская война?», – задается вопросом немецкий журнал Focus. «Что произойдет, например, если так называемый Керченский мост, который строится в настоящее время и предназначен для соединения России с Крымом, не будет работать? Длинное и сложное сооружение может рухнуть после его завершения из-за сложных геологических условий в Керченском проливе между Азовским и Черным морем. В этом случае Москва может решиться – из-за важности крымского проекта для легитимности системы Путина – установить сухопутный коридор из России через украинский материк в Крым. Киев не согласится. В результате это может привести к крупной российской войне против Украины для захвата наземного маршрута вдоль северного побережья Азовского моря до Черноморского полуострова. Некоторые западные и украинские наблюдатели после российско-грузинской войны 2008 года неоднократно предупреждали о вероятности возникновения конфликта из-за Крыма и российско-украинской войне как возможном наихудшем сценарии. Но для большинства наблюдателей такое развитие событий до 2014 года было немыслимым, несмотря на многочисленные политические и риторические сигналы из Москвы, которые этому предшествовали».

«Крым: преследование крымских татар усиливается», – утверждает портал международной правозащитной организации Human Rights Watch. «Российские власти в Крыму усилили преследование крымских татар под различными предлогами и с очевидной целью полностью подавить инакомыслие на полуострове. Крымские татары являются мусульманским этническим меньшинством, коренным на Крымском полуострове. Многие из них открыто выступают против оккупации России, которая началась в 2014 году. С начала российской оккупации российские власти и их доверенные лица подвергли членов крымскотатарской общины и их сторонников, в том числе журналистов, блогеров, активистов и других, преследованию, запугиванию, угрозам, навязчивым и незаконным обыскам своих домов, физическим нападениям и принудительным похищениям. Жалобы, поданные властями, не расследуются эффективно. Россией были запрещены крымскотатарские средства массовой информации и организации, которые критиковали действия России в Крыму, в том числе был расформирован и запрещен Меджлис, высший исполнительный орган крымскотатарского самоуправления. Россия обязана уважать права жителей Крыма, в том числе свободу убеждений, выражения мнений, собраний и ассоциаций, а также религии, свободу от произвольного задержания и жестокого обращения, включая пытки, а также права на справедливое судебное разбирательство, надлежащую процедуру и неприкосновенность частной жизни. Действия России против крымских татар, которые зафиксировали Human Rights Watch, нарушают эти права и в целом могут считаться политикой преследования крымских татар».

«Гуденус против термина «аннексия» для Крыма», – сообщает австрийское издание Кurier. «Критику недавнего визита в Крым будущего депутата парламента от FPÖ Ханса-Йорга Йенвейна и вице-мэра Линца Детлефа Виммера Йоханн Гуденус считает неуместной: «Это была не официальная поездка от FPÖ. Никому не запрещено ездить туда и сюда по миру». Термин «аннексия» Крыма Россией вице-мэр Вены считает проблематичным: «Это, конечно, международный конфликт, но я отчасти отвергаю термин «аннексия», потому что это что-то военное. Можно было бы, конечно, критиковать референдум и задаться вопросом, соответствовал ли он западным критериям или нет. Но в целом важно найти дипломатическое решение», – сказал Гуденус, который выступал в качестве «наблюдателя» во время референдума 2014 года в Крыму».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG