Доступность ссылки

Первый Курултай крымскотатарского народа: вехи, события, личности (окончание)


Торжественное открытие Первого Курултая крымскотатарского народа в Ханском дворце Бахчисарая. Архив автора

Специально для Крым.Реалии

Первую часть материала можно прочитать здесь.​ Вторую – здесь.

Выступая с отчетом о проделанной за полгода существования Крымского мусульманского исполнительного комитета, его глава Номан Челебиджихан отметил, что в каждом городе и деревне полуострова образованы общественно-политические организации.

1 (14) октября 1917 года в Симферополе открылся второй съезд крымскотатарских общественных организаций, на котором собрались около двухсот делегатов. «Наши устремления сводятся к установлению в России демократической федеративной республики, гарантировавшей бы нашу самостоятельность как нации, за исключением вопросов внешней политики и военного», – заявил Номан Челебиджихан.

Номан Челебиджихан (справа) и Джафер Сейдамет
Номан Челебиджихан (справа) и Джафер Сейдамет

В Учредительное собрание выбрали членов комитета Джафера Сейдамета и Амета Озенбашлы. Говоря о друге и единомышленнике, Челебиджихан отметил, что для крымских татар Джафер Сейдамет – «светоч, который должен озарить нашу общественно-политическую жизнь лучами тех идей, которые он привез нам из колыбели гражданственности, свободной Франции…». В своем выступлении Джафер Сейдамет, заметил, что «до сих пор… права национальностей остаются несущественными. Российская республика провозгласила свободу и право личности, но обошла вниманием права народов».

26 ноября (9 декабря по новому стилю) 1917 года в Бахчисарае открылся Первый Курултай крымскотатарского народа. Открывая его, муфтий Крыма Номан Челебиджихан заявил: «Наша политическая жизнь, оборвавшаяся полтора века тому назад, обретает поистине новое рождение».

Номан Челебиджихан выступает на открытии Первого Курултая крымскотатарского народа. Архив автора
Номан Челебиджихан выступает на открытии Первого Курултая крымскотатарского народа. Архив автора

В декабре 1917-го на Курултае приняли подлинно демократическую конституцию. В ней говорилось о всеобщем избирательном праве, упразднении званий и сословных привилегий, о равноправии мужчин и женщин, о порядке созыва парламента и избрании национального правительства – Директории. Номана Челебиджихана избрали председателем правительства и начальником управления юстиции, Джафер Сейдамет занял посты военного министра и министра иностранных дел, Сеитджелиль Хаттатов должен был заняться финансами и вакуфами…

Избрав крымскотатарское правительство, Курултай подчеркнул, что не посягает на права других народов Крыма. «Наша задача, – говорил Челебиджихан, – создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и условия, ибо нам идти рука об руку».

Поддерживая (крымских татар), мы спасем Крым и всю Россию от анархии и разложения
Даниил Пасманик

По завершении Курултая были опубликованы Крымскотатарские Основные законы. Их восприняли позитивно даже многие из тех, кто изначально не симпатизировал крымским татарам. Журналист, участник еврейского национального движения Даниил Пасманик в январе 1918 года писал в газете «Ялтинский голос»: «Как случилось, что веками угнетенные татары дали чудный урок государственной мудрости русским гражданам, бывшим до революции единственными носителями русской государственности – это другой вопрос. Но факт остается фактом. И все нетатарские жители Крыма… должны всеми силами поддержать стремление татар к государственному строительству. Поддерживая его, мы спасем Крым, а косвенно всю Россию от анархии и разложения».

Увы, спасти Крым не удалось. Не суждено было молодой крымскотатарской республике претворить в жизнь свои законы…

Князь Владимир Оболенский, приехавший в Крым в декабре 1917-го, вскоре после завершения Курултая, оставил такое воспоминание об этом периоде: «Курултай, то есть татарский парламент, был тоже чем-то вроде митинга, но исполнительный орган его – татарская «Директория» – до известной степени был не только национальной властью, распоряжениям которой подчинялись татары, но отчасти и общекрымской. Дело в том, что Директория все-таки располагала военной силой: в ее распоряжении был Крымский конный полк, вернувшийся с фронта в значительной степени сохранившим дисциплину, а кроме того, Директория сформировала из солдат-мусульман разных частей особый мусульманский пехотный полк. Так как все остальные воинские части, находившиеся в Крыму, к этому времени утратили совершенно всякую дисциплину и просто состояли из тунеядцев, живших в казармах на казенном иждивении, то постепенно поддержание внешнего порядка переходило в руки татарской Директории. Татары Конного полка разъезжали по улицам Симферополя и наводили порядок своим воинственным видом, а иногда и нагайками. Конечно, не обходилось и без поборов с населения. Эту власть, в общем весьма добродушную, население все-таки воспринимало как своего рода татарское иго, оскорбительное для национального чувства. И на этой почве в Крыму между русским и татарским населением впервые возникла национальная вражда, оказавшая несомненное влияние на дальнейший ход событий. Большевики ее использовали в своей агитации, натравливая темные массы на враждебных коммунизму татар. Севастополь в это время был уже фактически в руках большевиков, хотя «формального» переворота там еще не произошло. Его ожидали с часа на час».

Смерть Челебиджихана вызвала негодование мусульман. Но это не могло предотвратить кровопролития

В первых числах января 1918 года большевики выдвинули Курултаю ультиматум, переговоры прошли безуспешно. И после кровопролитных боев в середине января большевики разогнали Курултай. Части крымских татар трижды оказывали сопротивление большевикам, однако те многократно превосходили их в численности. 17 февраля в Симферополь из Казани прибыла военная делегация мусульман, чтобы уладить конфликт между большевиками и крымскими татарами. Но это не остановило волну насилия.

С 22 по 24 февраля 1918 года в севастопольской тюрьме расстреляли около шестисот человек, в том числе муфтия Крыма Номана Челебиджихана. Его смерть вызвала бурю негодования мусульман страны. Увы, это не могло предотвратить дальнейшего кровопролития…

Так закончилась крымскотатарская революция 1917-1918 годов. Создание национальных органов самоуправления и институций, формирование собственных воинских подразделений, принятие демократической Конституции, которая отвечала самым передовым образцам своего времени – все эти завоевания перечеркнула и уничтожила новая большевистская власть. Последствия этой трагедии – новые преступления власти против людей – мы ощущаем и сегодня.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG