Доступность ссылки

"Гражданин Путин! Любой зажим общественных свобод со ссылкой на теракты – и всем станет ясно, чьих они рук дело!", "Путин – это война. Скажи нет войне", "По Димону проехались – возьмемся за Вована", "Как голосуем, так и живем!" – хозяин магазина в поселке Русско-Высоцкое Дмитрий Скурихин на любое политическое событие в стране реагирует немедленно и наглядно.

Каждый новый лозунг он вывешивает на фасаде двухэтажной постройки, чтобы его хорошо было видно с автобусной остановки. Как правило, они украшают дом совсем недолго. "Долгожителем" оказался лозунг "Мир Украине", провисев две недели.

На митинге Навального
На митинге Навального

43-летний Дмитрий Скурихин – местный предприниматель, его семья владеет тремя сельскими магазинами. По местным меркам, он человек обеспеченный, в семье несколько машин, у всех все есть. Вот только доходы, говорит Скурихин, за последний год у сельских жителей резко упали, "почти ничего не берут, потому что только людям на еду едва хватает". В поселке Русско-Высоцкое живет около шести тысяч человек, дачников практически нет, большинство ездит на работу в Санкт-Петербург. Скурихин первым у себя открыл магазины самообслуживания, а потом "пришли "Пятерочка", "Магнит" и мы, конечно, сдохли". Торгует теперь детскими игрушками, газетами, одеждой и "всякой такой ерундой". ​

Плакаты на своем магазине, что расположен вдоль дороги, он уже почти четыре года вешает, а до этого делал наклейки на машину и так ездил. Первая наклейка была "Нет увеличению налогов", в 2005-м году еще, вспоминает Скурихин.

Я здесь родился, здесь живу, здесь работаю. Я считаю, что я способствую улучшению жизни нашего поселка.

– Тогда нам, местным предпринимателям, решили налоги увеличить. А вменялка – это такой налог, который ты не можешь не платить: либо ты работаешь и платишь, либо не работаешь и не платишь. И мы, предприниматели, поняли, что сейчас нам закрутят гайки, объединились и отбили эту попытку. Это меня так впечатлило, что с тех пор это все пошло, пошло и пошло. Улучшение идет в нашей жизни хоть какое-то, конкретно нашего поселочка. Я же местный общественный деятель, даже не региональный – местечковый общественный деятель, предприниматель. Я здесь родился, здесь живу, здесь работаю. Здесь мои дети ходят в школу, в садик. Я считаю, что я способствую улучшению жизни нашего поселка.

– А в чем конкретно вы улучшили жизнь поселка?

– Я был, как теперь говорят, мундепом с 2009 по 2014 год. На тот момент у нас была такая интересная схема придумана районными властями. Они "доили" поселок. Покупали тепло у производителей тепла, продавали жителям. На этом они имели 100%-ю наценку. И, как потом выяснилось, когда ситуация уже зашла в клинч, они с жителей собирали, но ничего не платили производителю. Они получали тепло даром. А в этой схеме был замешан глава администрации нашего района. И благодаря моим усилиям в том числе, этот господин переместился прямо из кресла главы администрации района в тюрьму. Это был 2012 год, май. И после этого у нас с теплоснабжением, с горячим водоснабжением никаких катастроф не было.

У нас все равно иногда бывают проблемы, но такого катастрофического положения, когда вот эта прослойка, аффилированная с районными чиновниками просто грабит народ, присосавшись к потокам платежей за ЖКХ, такого нет. Потом у нас была проблема с дорогой. Я организовал хороший митинг. Очень много народу вышло на этот митинг, 165 человек, для нашей деревни огромная цифра. Мы потребовали ремонта дороги. Ремонт дороги был сделан. И вот, начиная с таких маленьких подвижек, то есть раскачивая народ, пытаюсь подвести их к мысли, что честные выборы, демократия, свобода слова – все это и подразумевает улучшение благосостояния общества. 1 мая у нас был митинг уже не только за дороги (дороги мы сделали), у нас был митинг за здравоохранение, за честные выборы, за ответственную власть. Под таким девизом у нас был митинг, пришли 45 человек. Митинг был санкционированным, я всегда стараюсь согласовать мероприятие с властями, но митинговали мы на катке, на опушке леса.

Кто будет следующим
Кто будет следующим

А в 2014 году году мое депутатство закончилось по простой причине: мы с нашей командой не покупали себе голосов. А если ты не покупаешь себе голосов на выборах, то есть не платишь на досрочном голосовании, то ты пролетаешь, потому что платят твои конкуренты. "Единая Россия" платила по 1,5 тысячи рублей за голос! Все остальные пролетели.

– Вы доказали в суде, что они покупали голоса?

Все понятно, ребята! Вам не нужны агитаторы, вам нужен просто избиратель, которого вы покупаете за полторы тысячи рублей

– Это невозможно доказать в суде, потому что это очень грамотно обставлено. По этой схеме покупается не голос, а услуги псевдоагитатора, то есть заключается договор на агитацию. Вот эта "Единая Россия", команда из 10-15 человек, в зависимости оттого, какое количество мандатов в конкретном муниципальном образовании разыгрывается на выборах, нанимает себе агитатора. Агитировать не надо. Нужно просто прийти и проголосовать досрочно и получить за это 1,5 тысячи рублей. Все! Это совершенно законно. Доказать здесь можно только косвенно. Когда я попытался устроиться агитатором в соседней деревушке, мне сказали: "Нет, вы нам не подходите, потому что вы не прописаны на этом участке". Я говорю: "Как же так?! Я местный житель! Здесь мой магазин. Я здесь всех знаю, все меня знаю. Я вам сагитирую, будь здоров!" – "Нет, нет, вы нам не подходите". – "А что такое?!" – "Вы прописаны в другом месте".

Все понятно, ребята! Вам не нужны агитаторы, вам нужен просто избиратель, которого вы покупаете за полторы тысячи. Делается это на досрочном голосовании. Я эту технологию назвал "подкуп избирателя под видом покупки агитатора". Вот оно работает и работает железобетонно. Во всех деревнях, где такое население, не шибко подкованное... Оно вообще не сильно подковано, но в деревнях это просто полный аллес! Здесь зачастую зарплаты 1000 рублей в день. Кто получает 1000 рублей в день, тот не бедствует. Я проводил против этого контрагитацию. Помню, односельчане идут голосовать, я говорю: "Ребята, вы что не понимаете, что на следующем этапе, когда они будут депутатами, они из ваших карманов вытрясут в сотни раз больше?!" А мне в ответ: "Я вилами на ферме фигачу за 1000 рублей! А тут 1,5 тысячи за пять минут! Может, за меня пойдешь, покидаешь навоз?!" Все! Логика простая. Тут не о чем говорить.

– А какой у вас первый лозунг появился именно на магазине? И сколько он провисел?

– Это была весна 2014 года. У меня тогда как раз родилась дочка, пятая. И я жене решил подарить такой подарок – сделал напротив своего магазина политизированную автобусную остановку. Я сделал каркас, основание. У нас там нет остановки, а люди всегда стоят, автобусы останавливаются. Я сделал остановку и завесил ее плакатами. Это как раз был Крым. У нас про Крым была пара плакатов, я требовал, чтобы прекратилось это безобразие. Потом там были лозунги с требованием увеличить зарплату простым врачам и учителям. Я тогда еще был депутатом. Я собирал информацию, сколько у нас получают врачи. Буквально тогда президент Путин заявил, что у нас нет врачей, получающих меньше, чем в среднем по регионы. Это откровенное вранье. У меня на плакате это было написано, потому что я знал, сколько наши врачи получают. Я собирал эту информацию как депутат.

– И сколько тогда врачи на самом деле получали?

– Окулист в наше поселке получал 14 тысяч рублей в месяц, а средняя зарплата по региону тогда была 35. Это для меня абсолютно доказанное вранье. Я это повесил на остановке. Тогда местные власти были в шоке от такого. Остановка поставлена как сооружение и было обклеено баннерными плакатами. Они не знали, что делать. Поэтому эти плакаты висели, наверное, недели три. Потом приехал из Центра "Э" майор из Питера, долго со мной побеседовал. Это было 1 апреля 2014 года. Я запомнил, потому что тогда наша Госдума выдала резолюцию, осуждающую притеснение свободы слова на Украине. И вот со мной проводит беседу такой упырек, который прямо угрожал мне, моему бизнесу: "Мы тебя тут закроем, если не прекратишь это делать!" Остановка простояла месяц, потом пришлось ее снести, осталась только бетонная плита, где жители по-прежнему ждут автобус.

– А кто сносил ее?

– Сносил ее я, получив предписание местных властей. Они сказали – либо ты ее снесешь и увезешь отсюда, либо мы ее снесем сами. Теперь я вешаю плакаты на магазине после этого. "Поздравляю с 61-й годовщиной смерти Дракона (на картинке – Сталин в гробу). Россиянин, перестань быть рабом, стань гражданином, убей в себе дракона", – этот плакат я вешал уже в несколько раз. Когда-то Сталин в гробу висел парой, но вторую часть – про гражданина – стырили полицаи. Лозунг "Мир Украине" побил все рекорды, провисев две недели.

Вторую часть плаката "украли полицаи"
Вторую часть плаката "украли полицаи"

Местные власти, кстати, не знали, как на это реагировать. Вот висит плакат, висит на моем здании. Это моя собственность, моя земля, и плакат моя собственность. Он висел довольно долго. Происходили новые события, например, выборы в 2014 году, я вешал там свою агитацию. Я как муниципальный депутат боролся за свои голоса. Я вешаю плакат. Он теряет актуальность – вешаю новый. А потом, когда я стал четко агитировать против Путина... Например, висит такой плакат "Путина в отставку" размером 9,4 метра на 2 метра. Это плакат, который просто бросается в глаза всем! А магазин у меня стоит на дороге. Ну, просто они приехали, этот плакат стырили. Я решил повесить другой плакат. Раз нельзя требовать отставку Путина, потребовал свободу Владимиру Путину. Раз он считал себя рабом на галерах, я написал "Свободу Владимиру Путину! Давайте освободим этого раба на галерах, а то он с дружками слишком много гребет". Такой вот плакат был тоже 9,4 метра на 2 метра.

– Его сразу, наверное, сняли?

Я работаю с местным населением. Моя задача – добиться того, чтобы президент Путин проиграл эти выборы

– Я не знаю почему, но провисел он почти две недели. Я видел, как полицейские приезжали, смотрели на него. Может быть, они не понимали? Не могу сказать, как у них там принимаются решения. Но потом все равно сняли. Это целенаправленная работа с моей стороны. Я работаю с местным населением. Моя задача – добиться того, чтобы президент Путин проиграл эти выборы. В прошлые выборы я листовки выпускал, добился того, что он на выборах-2012 на наших избирательных участках Путин набрал самое худшее количество голосов в нашем районе, хотя все равно выиграл, конечно. Наш участок в десятку самых худших в области вошел. В демократии все решают цифры. Я воздействовал на электорат как мог.

– Часто вас вызывают куда-нибудь на беседы, пытаются образумить?

– Раньше часто, но в последнее время почему-то отстали. Я думаю, что они просто поняли, что беседовать со мной надо, наверное, уже в наручниках, а так просто беседовать – ну какой в этом смысл?Кроме беседы с майором из Центра "Э", был майор из ФСБ, полковник из ФСО, в Следственный комитет меня приглашали. Каждый мой плакат отправляют на экспертизу. Их снимают полицейские, фотографии посылают в Центр "Э" и на экспертизу Санкт-Петербургского госуниверситета, ам есть такой экспертный центр. И эти эксперты изучают все и выносят свое заключение. И если оно нейтральное, то плакаты возвращаются мне с постановлением об отказе в возбуждении против меня уголовного дела. Таких плаков у меня примерно около сотни уже было. И каждый сопровождается таким описанием. Полиция же тоже старается делать все по закону. Как в нацистской Германии по закону сжигали евреев, вот они у нас пытаются по закону заткнуть мне глотку, грубо говоря.

– А какие основания у полиции, чтобы снимать плакаты с частной собственности? Как это происходит обычно?

Они составляют протокол, пригоняют раба из местного ЖКХ, заставляют его залезать, снимают мой плакат и уезжают

– Они получают сначала заявление либо от местной администрации, либо от жителей, что кто-то недоволен, что у меня висит этот плакат. Приезжают, составляют протокол о том, что я нарушаю законодательство областное, что все эти плакаты должны быть согласованы с местной администрацией. Такой закончик у нас там выдуман. Я с этим не согласен, поэтому я просто говорю, что это не так. Они составляют протокол, пригоняют раба из местного ЖКХ, заставляют его залезать, снимают мой плакат и уезжают. И вот дальше идет по такой ситуации. И вот эксперты у меня два плаката, к сожалению, посчитали оскорбляющим честь и достоинство президента и разжигающими социальную рознь. Я стараюсь не оскорблять никого. Я все мои плакаты продумываю и делаю так, чтобы они были максимально корректными. Оскорблением ведь не поможешь. Я же людей убедить хочу голосовать против Путина, убедить их в востребованности демократических ценностей, свободы, либерализма. И вот два плаката у меня признаны такими – оскорбительными для Путина. И по их поводу я беседовал в Следственном комитете со следователем.

– Уголовные дела по этим двум плакатам уже возбудили?

– Знаете, я не справляюсь об этом в полиции. Но по ним меня вызывали в СК и требовали объяснений. Показывали мне заключение экспертов. Плакат был "Путин это война. Скажи войне нет". Помните, "Путин это война" – это были слова Политковской. Лозунг был написан с кровавыми подтеками, так что интерпретировать тут особо нечего было, все и так понятно. И вот этот плакат признан оскорбляющим его, Путина, чувства и достоинство. Я не считаю, что я его оскорбил, а СК считает.

– А вы какую войну имели в виду, когда этот лозунг писали?

– Любую. Потому что Путин это и есть война. Тогда мы Украину ровняли.

– Были наезды, что бизнес закроют?

Полицейские, снимая плакаты, говорят мне: "Блин, ну ты правильно пишешь"

– Угрожал майор из Центра "Э", а больше, пожалуй, никто. Просто я 21 год занимаюсь бизнесом и все эти структуры, которую могут на меня надавить, я с ними давно очень сотрудничаю. Нормально сотрудничаю. И что самое главное – они все на моей стороне. Полицейские, снимая плакаты, говорят мне: "Блин, ну ты правильно пишешь". Но только у них есть присяга, приказ, они сразу получат от своего начальника, поэтому не могут так сказать. А я могу, потому что у меня начальника нет. Пожарные, СЭС, они все понимают, что происходит в стране, они умные люди в основном.

Против кого на самом деле надо сакции вводить
Против кого на самом деле надо сакции вводить

– Домашние поддерживают вас?

– Да, конечно. Понятно, что они волнуются и беспокоятся за меня. Такое положение в стране – вон, самых активных вообще отстреливают. Детям моим 19, 14, два раза по 7, четыре. Все дочки, живу в цветнике. Если заберут, жена кормить семью будет, Вассой Железновой (героиня одноименной пьесы Максима Горького – РС) станет. Я надеюсь, что до ареста не дойдет, но мы все это проговариваем, конечно. Поэтому и стараюсь писать лозунги, чтобы они были законны. Я уже изучил тонну материалов по этой теме. Вот что такое оскорбление? Это когда брать и сравнение с животными. А остальное это может быть обидно, неприятно, да, но в уголовном понимании это не оскорбление. Вы можете сказать: "Скурихин, ты идиот", да, возможно, у вас такое мнение. А я считаю по-другому. А вот если вы скажете: "Скурихин, ты козел", то это да, это уже оскорбление.

– Другие предприниматели аналогичные плакаты не вывешивали?

Идеи либерализма и демократии востребованы в обществе, но они просто не донесены до избирателей

– С 2016-м году были выборы в Государственную думу. И я, член партии "Парнас", пошел на них. По своему избирательному округу, юго-западу Ленинградской области, еще баллотировался от "Едра" Сергей Нарышкин, главный теперь разведчик. Я объехал своих друзей-предпринимателей и попросил меня поддержать. Баннеры делал я – "Скурихин – Парнас, единственный выбор, достойный вас", а у нас же магазины в основном все сельские, стоят на частной земле, и я везде бесплатно их вешал. Такой поддержки не было ни у одного кандидата, остальные вешали свою агитацию на платных билбордах. Потратил на избирательную кампанию своих 150 тысяч рублей, жена потом мне, нда, высказала… Так вот, на этих выборах в своем поселке я занял второе место, меня обошел только Нарышкин. И меня поддержали за такие плакаты и идеи, за "Путина в отставку", односельчане поставили на 2-е место. В моем родной Ломоносовском районе я занял шестое место, а во всем пятисот тысячном округе – восьмое. О чем это говорит? Я считаю, что такой расклад показывает, что идеи либерализма и демократии востребованы в обществе, но они просто не донесены до избирателей, поскольку полностью блокированы СМИ. Я не могу донести до людей, что Путина надо отправить давно из Кремля как-то иначе, только вот своей агитацией. Но вообще "парнасовцу" обойти "Едро" с первой попытки очень трудно.

– Вы во всех протестных акциях участвуете?

– Да, стараюсь везде ходить. Вот на последней, июньской, акции Навального был в футболке "Надоел" с флагом в руках, меня в полицию забрали, но я сбежал из участка. В этом году еще были довыборы – Нарышкин-то свой мандат бросил, когда в СВР пошел (в октябре 2016 года Сергей Нарышкин стал директором СВР – РС), и в этом году были перевыборы. Мы тоже проводили мероприятия, с моей точки зрения, значимые для нашего района. И я не мог своих бросить – пришлось дать деру из полиции.

– Вы следите за президентской кампанией?

– Да, конечно. Я костьми лягу, чтобы господин Путин проиграл выборы –хотя бы на моем участке. Я поддерживаю регистрацию Навального, выдвижение Собчак, потому что для первого тура нужно как можно больше кандидатов, чтобы просто оттянуть голоса у Путина, чтобы добиться второго тура. Если будет второй тур, это уже будет значительная победа.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG