Доступность ссылки

Из России: «Пикетом с табличкой никого не удивишь»


Арт-акция у памятника Ленину в Новосибирске

В минувшем году именно в Сибири случились, пожалуй, самые яркие арт-акции протеста в России. Вся страна обсуждала "кол Ивана Грозного" красноярца Владислава Гультяева, "гробы" Дениса Букалова в Иркутске, "окровавленную сорочку" Ксении Сухоруких из Новосибирска и акцию в противогазах беременной хабаровчанки Анастасии Легалиной. Активисты рассказали "Сибирь.Реалиям", почему для своих высказываний они выбрали столь нестандартный формат и была ли от их протестных акций какая-то польза.

"Нас искали с собаками"

15 августа человек в черной одежде и "маске смерти" привез к зданию правительства Иркутской области четыре черных ящика, символизирующие детские гробы. Активист в маске и его напарник, снимавший происходящее на видео, оставили "гробы" и ушли. Через 20 минут их задержала полиция, ответственность за акцию взял на себя руководитель агентства креативных коммуникаций "Гагарин" Денис Букалов.

Акция с гробами Дениса Букалова
Акция с гробами Дениса Букалова

– Нас служебная собака нашла по следу, я думал, что такое только в кино бывает, – рассказывает Денис Букалов. – В полиции пришлось объяснять, что это арт-акция в память о погибших в августе прошлого года детях в Черемховском психоневрологическом интернате. Мы выбрали такую нестандартную форму. Я занимаюсь рекламой, пиаром и знаю, что привычные вещи – выйти с табличкой постоять – никакого бы результата не дали. Мы хотели, чтобы был резонанс.

Денис Букалов
Денис Букалов

Таким образом, Денис решил напомнить о трагедии, которую все быстро забыли. С июля по август 2016 года в Черемховском психоневрологическом диспансере умерли четыре ребенка-инвалида и более 26 детей были госпитализированы с диагнозом "острая кишечная инфекция". После "акции с гробами" 17 августа Денис Букалов выложил видеообращение, где призвал подать в отставку министра здравоохранения Иркутской области Олега Ярошенко и министра социального развития региона Владимира Родионова.

– Никто из руководства области ответственности не понес. Как всегда, нашли козлов отпущения – врачей, – возмущается Денис Букалов. – Руководители региона должны быть наказаны, потому что по их инициативе в интернате была проведена оптимизация. Проводилось следствие, которое это подтвердило. Из двух интернатов сделали один, а количество персонала не увеличили. Вместо 30 детей в интернате было больше 100. Сотрудники просто физически не успевали следить за всеми.

Кировский райсуд Иркутска назначил Денису Букалову штраф 23 тысячи рублей за проведение публичного мероприятия без подачи уведомления. После апелляции областной суд это решение отменил.

Активист тащил "гробы" по улицам Иркутка
Активист тащил "гробы" по улицам Иркутка

– Внимания СМИ мы добились, было множество публикаций по всей России, – говорит Денис. – В отставку, к сожалению, никто из чиновников не ушел. Ну и я на это не рассчитывал. Единственное, Следственный комитет стал снова что-то по этому делу ворошить. А интернат закрыли еще до нашей акции, потому что весной 2017 года ситуация повторилась: дети снова заболели кишечной инфекцией. Хотя региональное министерство соцразвития обещало: "Мы все исправим". Слава богу, во второй раз не было летальных исходов, но учреждение закрыли окончательно.

Министерство здравоохранения по-прежнему говорит, что все хорошо, а критика их работы – это происки врагов

По словам участников перформанса, люди их действия одобрили и никакого осуждения не было. Однако, по большому счету, после акции ничего не изменилось, считает Денис Букалов.

– Самое страшное, что министерство здравоохранения по-прежнему говорит, что все хорошо, а критика их работы – это происки врагов, команды предыдущего губернатора. А на самом деле в Иркутской области уровень здравоохранения снизился за последние годы, а в областном министерстве говорят, что у нас самое лучшее здравоохранение.

Четыре ящика, которые символизировали детские гробы
Четыре ящика, которые символизировали детские гробы

Кол Ивана Грозного

На появление первого в России памятника Ивану Грозному в Орле художник из Красноярского края Владислав Гультяев ответил своим монументом. 23 октября в городе Канске Гультяев установил окровавленный кол в честь Ивана Грозного. Памятник появился на берегу реки Кан в районе городского пляжа.

Кол Ивана Грозного в Канске
Кол Ивана Грозного в Канске

– Для меня это был культурный шок, ведь даже в царской России Грозному памятники как-то не додумались ставить, – комментирует ситуацию Владислав Гультяев. – Это дикость – то, что у нас в современной России ставят памятник правителю, который использовал массовый террор против своего населения. На фоне реабилитации Сталина, возрождения культа личности в стране такой памятник может послужить оправданием права власти применять массовые репрессии. Я не хочу, чтобы в моей стране снова поднимали голову такие явления, как преследование несогласных, пытки и психологическое давление со стороны силовых органов, травля оппозиции. Я решил создать такой памятник, которого Иван IV был более достоин.

Владислав Гультяев
Владислав Гультяев

Изготовить кол, по словам мастера, было совсем не сложно. В лесу на берегу реки он спилил толстую ветку ивы, придал нужную форму топором и немного подкрасил половой краской. Реакция на установку кола превзошла все ожидания.

Благодаря шумихе меня позвали в члены жури Канского видеофестиваля

– Целую неделю я вынужден был тратить свое время на то, чтобы объяснять, спорить, давать интервью журналистам. Было психологически сложно все это переживать, – делится Владислав Гультяев. – В целом отзывы о памятнике были в большинстве своем положительные. Многие благодарили, добавлялись в друзья. Несколько человек, наоборот, были сильно возмущены, одного друга я потерял из-за своей позиции. Пара человек мне пытались угрожать.

Никаких проблем с органами безопасности у Гультяева не возникло. Через несколько дней после установки кол спилили по распоряжению городской администрации. Художник не был против, потому что, по его мнению, никаких памятников Грозному в стране быть не должно.

Спиленный кол
Спиленный кол

– Боюсь, что мой кол мало что поменял в нашей реальности. Быть может, он отчасти сплотил ту часть нашего общества, которая хочет идти по пути гуманизма и свободы. Показал, что они не одиноки в стране, – подводит итоги Владислав Гультяев.

Владислав Гультяев возле спиленного кола Ивана Грозного
Владислав Гультяев возле спиленного кола Ивана Грозного

"Я сама чуть не разревелась"

Утром 22 августа в День государственного флага России Ксения Сухоруких забралась на памятник Ленину в центре Новосибирска. Она была одета в "окровавленную" (испачканную краской) сорочку, ее рот был завязан. Ксения приковала себя цепями к памятнику, взяла в руки российский флаг и плакат "Я умираю", а на цепь повесила картонки с надписями: "полиция", "страх", "цензура" и "коррупция".

– Я хотела показать умирающую Россию, прикованную к прошлому. Цепи символизировали безысходность, завязанный рот – цензуру, ночнушка – спящий народ, – рассказывает Ксения Сухоруких. – Готовилась к акции практически одна. Идея, конечно, была сумасшедшая, я страшно волновалась. Сверху не особо было видно, как реагируют на меня люди. Был прохожий, который помахал мне кулаком. Еще я заметила краем глаза, как слева от меня стоял парень и вытирал слезы. Я в этот момент сама чуть не разревелась. Ключ от замка я специально не взяла, чтобы как можно дольше простоять. Поэтому меня долго снимали с памятника. Было холодно, пронизывающий ветер, я ужасно простудилась.

Человек в штатском пытался снять цепи
Человек в штатском пытался снять цепи

Ксения Сухоруких – человек творческий: занимается организацией мероприятий и заочно учится на преподавателя. По ее мнению, художественный образ действует на людей гораздо сильнее, чем просто слова. Так у Ксении появилась идея провести арт-акцию и таким образом показать, что происходит с Россией, с ее точки зрения.

Полиция отгоняла прохожих и журналистов
Полиция отгоняла прохожих и журналистов

– Я следила за событиями в стране, и образ складывался у меня постепенно, как пазл, из нескольких составляющих. Одна из них – это цензура, которая началась лет 20 назад, когда начали убивать журналистов, – рассказывает Ксения. – Вспомнить Пола Хлебникова, Анну Политковскую и многих других. Я однажды около недели провела за компьютером, чтобы прочитать досье практически каждого убитого, о пропаже без вести, несчастных случаях. Всего можно перечислить около 200 фамилий журналистов. А сейчас мы видим последствия: почти нет нормальных репортерских расследований. Еще меня волнует образование в России. Недавно ходила по книжным магазинам и заметила, что книги старше 2008 года просто исчезают. Потом они перепечатываются под другими названиями в упрощенном варианте – "Для чайников". Сложные научные работы сокращают до минимума. Такая литература может привести к деградации. Книг некоторых ученых просто нет в печатном виде. Вот по этому поводу я тоже паникую.

С памятника Ксению снимали спасатели
С памятника Ксению снимали спасатели

Девушка в "окровавленной" ночнушке простояла на памятнике около часа. Подъехавшие полицейские отгоняли от нее журналистов и прохожих. В итоге спасатели перепилили болгаркой цепь и передали Ксению "скорой помощи" и полиции. Участницу акции доставили в РОВД, там спрашивали, не принадлежит ли она к оппозиционным движениями. Ксения призналась, что ни к каким партиям отношения не имеет, вскоре ее отпустили без составления протокола. За этим, по словам Ксении Сухоруких, последовала кошмарная неделя, когда пришлось лечиться от простуды, отбиваться от журналистов и нападок некоторых граждан.

Ксения Сухоруких
Ксения Сухоруких

– Чтобы посмотреть на реакцию общества, я специально сделала посты в некоторых соцсетях. Хотела увидеть, какой процент людей меня поддержал. Было много ужасных сообщений с матом, со словами, что "таким уродам, как я, нужно жить в стране для уродов". Самым простым из отрицательных комментариев был "Расстрелять эту либеральную проститутку". Но большей частью результаты меня обрадовали: очень многие меня благодарили, писали из Санкт-Петербурга, Украины и других стран и городов. Писали о том, что я показала объективную картину происходящего. Все отзывы я оставила и не удалила.

Ксения Сухоруких на площади Ленина в Новосибирске
Ксения Сухоруких на площади Ленина в Новосибирске

Ксения Сухоруких призналась, что больше такие акции проводить не планирует: в итоге она ничего не изменила. Чиновники тоже никак не отреагировали, только один депутат от КПРФ усомнился в ее душевном здоровье.

– На самом деле, все это превращается в какой-то пиар, а мне не этого хотелось, – говорит Ксения Сухоруких. – Я посмотрела на реакцию людей, пообщалась с оппозиционерами и поняла, что в действительности никто не готов на какие-то серьезные действия. Меня приглашали на оппозиционные прогулки, митинги, их бесконечно запрещали. Это все, в общем, очень уныло. Для кого что-то делать? Все люди и так понимают, что происходит в стране, но никто ничего не предпринимает.

Пикет в противогазах

В Хабаровске 29 октября возле здания правительства Хабаровского края выстроились люди в противогазах, кислородных масках и с плакатами "Мы хотим дышать свежим воздухом", "Говорят, что горит Китай, а полыхает под боком". Акцию против дыма в городе и лесных пожаров организовала 29-летняя хабаровчанка Анастасия Легалина, которая в тот момент была на девятом месяце беременности. Сейчас ее ребенку полтора месяца, и, к счастью, он родился здоровым.

Анастасия Легалина
Анастасия Легалина

– Я чувствовала ответственность за еще нерожденного человека. Я не хочу, чтобы дым негативно влиял на здоровье наших детей. Из моего окна было прекрасно видно, как полыхал левый берег, но никто пожар не тушил. Власти почему-то опровергали очевидные факты. В соцсетях люди в большом количестве выкладывали фотографии дыма, которые делали из собственных окон, – говорит Анастасия Легалина.

Пикет в противогазах возле правительства Хабаровского края
Пикет в противогазах возле правительства Хабаровского края

Хабаровск осенью задыхался от лесных пожаров в окрестностях города, его заволокло дымом, который тянулся с левого берега Амура. Люди организовали "пикет в противогазах" в надежде на то, что местные власти, наконец, дым в городе увидят. В акции приняли участие около 20 человек. Пикетчики обратились в природоохранную прокуратуру и попросили надзорные органы разобраться, как расходуются бюджетные средства на тушение природных пожаров в регионе.

Участницы "противодымного" пикета
Участницы "противодымного" пикета

Хабаровские краевые власти обвинили в задымлении Китай и заодно соседнюю Еврейскую автономную область. Природоохранная прокуратура пообещала в проблеме разобраться. Как и в случаях с предыдущими акциями, ответной реакции властей не последовало, все закончилось обещаниями отдельных депутатов и чиновников "взять ситуацию под контроль".

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG