Доступность ссылки

Геннадий Афанасьев: Тюремный футбол


Иллюстрационное фото

(Предыдущий блог – здесь)

Было у нас в тюрьме и кое-что особенное – то, что приносит радость, азарт и задор. У нас был футбол! Но за этим словом стоит целая спецоперация, включающая в себя и подготовку, и выжидание, и собственно исполнение.

В ожидании игры оживлялся каждый, даже самый дряхлый житель нашего муравейника. В первую очередь создавали списки участников. Желающие играть делились на команды. Чаще всего набиралось три-четыре команды по пять игроков. На них уже предварительно делались ставки. Команды-противники еще за неделю начинали подшучивать друг над другом. Названия команд были сверхэкстравагантны: «Синие седло», «Старый контингент», «Молодежка», «Мертвецы»...

Естественно, для игры нужно было найти ее главный атрибут. Для этого следовало преждевременно позаботиться о наличии всех необходимых составляющих, которые помогли бы изготовить наш футбольный мячик. Все силы направлялись на поиски старых кирзовых сапог, из которых наши замечательные мастера-рукодельники могли сшить оболочку, идентичную настоящему футбольному мячику. Получалось даже очень симпатично. Так как насоса у нас не было, внутренности мы набивали бумагой, поролоном и собранными у всех ненужными вещами.

Когда мяч был готов, его следовало спрятать, так как играть в футбол и иметь спортивный инвентарь для нас, особо опасных и чрезмерно злостных нарушителей правил внутреннего распорядка, было строго-настрого запрещено. Но на этом работа мастеров-рукодельников не заканчивалась. Так как на улице было снега в человеческий рост, то самые изворотливые игроки умудрялись где-то оторвать половичок для чистки подошв и просили нашить его на зимние валенки. В результате получалась обувь, которая совершенно не скользит и имеет идеальное сцепление с «дорогой». Те же, кто был не столь хитер и изворотлив, натягивали на обувь носки – и это тоже давало спасительный эффект!

Если на утреннюю проверку «Вагиныч» не пришел, значит сегодня праздник – футбольный чемпионат!

За нашим отрядом со строгими условиями содержания следил соответствующий начальник. Это был дрессированный, обозленный, дотошный дагестанец маленького роста. Он ненавидел арестантов, а мы ненавидели его. У начальника отрада была фамилия «Вахидович», но все называли его «Вагиныч». Каждый день с утра до вечера – месяцами, годами, порой без выходных и отпусков этот коршун кружил над нашим бараком. Он строил козни, планировал, кого с кем поссорить, кого на кого натравить, а от кого избавиться и отправить в штрафной изолятор... Все, что попадало в его лапы, исчезало бесследно. Он не брезговал делать ничего. Поэтому единственными счастливыми для всех днями были выходные начальника отряда, которые чаще всего выпадали на субботу-воскресенье. Если на утреннюю проверку «Вагиныч» не пришел, значит сегодня праздник. Значит сегодня наступал любимый и долгожданный день всего барака – футбольный чемпионат!

По окончанию утренней проверки наступало время «ху». В этот день никто не отсиживался в бараке. Даже несмотря на жесточайших холод арестанты всех возрастов занимали зрительские места. Настоящий фанатский сектор, размещенный за импровизированными футбольными воротами. Чаще всего это были столбы для сушки бель с одной стороны и турник с приставленным к нему мусорным бачком, с другой.

После того, как была пройдена жеребьевка, наконец-то начиналось самое интересное. Матч!

Нельзя было давать верх эмоциям. За слово можно было серьезно поплатиться – иногда даже жизнью

Бои были не на жизнь, а на смерть. Естественно, в рамках спортивных правил. Но все-таки нельзя было забывать, что это не уличная игра, что напротив тебя стоит человек, на котором висит или убийство, или разбой. В процессе игры нельзя было давать верх эмоциям. За слово, сказанное в чей-то адрес, можно было серьезно поплатиться – иногда даже жизнью. Один раз я такое наблюдал, но тогда обошлось. Так что адреналина было – хоть отбавляй. Драться и толкаться, конечно, было запрещено, но по ногам прилетало частенько, а мне и не только по ним.

В команде «Молодежки» я был вратарем. Мне даже прозвище дали футбольное – «Кошка». Все от того, что очень любил прыгать за мячом. Играть на снегу – совсем другое дело, чем играть на земле. Мне это действительно нравилось. Но частенько от таких прыжков отбивались колени, разбивались локти или выворачивались и без того ослабленные суставы. А что могло прилететь вслед за успешно пойманным мечом и спасенными воротами – и вовсе можно не упоминать. Но эти игровые травмы доставляли лишь удовольствие. Никогда бы не подумал, что пять минут активной игры могут настолько выматывать. Нерастраченная энергия вырывалась на волю, легкие горели огнем, невероятно тошнило и казалось, что мир расколется пополам. Ощущения, позволявшие чувствовать, что живой.

Очень часто, как и все прочее в тюрьме, игры заканчивались рейдом со стороны службы охраны на наш барак. Администрация в них видела прямую угрозу повышенного характера. Для них арестант должен быть слабым и подавленным, а не сильным и счастливым. Поэтому к нашей игре присоединялись еще и охранники. Начиналась целая спецоперация, имеющая по сути одну цель – отобрать у нас мячик…

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Все блоги Геннадия Афанасьева читайте здесь

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG